«Дети природы» фильм Жана Бекера 1999 г.

3155058171e6cf4ac_0На одном ресурсе, предлагающем просмотр этой картины я наткнулся на замечательный женский комментарий — «посмотрела и стало тепло и радостно». Действительно, как это удаётся автору — чтобы смотрели его кино и становилось тепло и радостно? Ни больше, ни меньше.image

О чём картина? О том, что были времена, когда дружба была важнее денег и так называемого «общественного положения»? Когда счастливая жизнь — это когда сегодня нарвали ландышей, продали на рынке («купите букетик вашей девушке, мсье») — вот и на самим покушать есть и на детишкам купить чего? А завтра наловили лягушек? А послезавтра рыбы? «Болото всегда прокормит». А после прокатились на железнодорожной платформе — благо машинист старый приятель — халява! — насобирали на дальних горных лугах улиток («там их видимо-невидимо, честное слово, дружище»)? Или сходили на весенние французские «колядки», спели майский гимн гражданам под аккордеон, глядишь, и здесь перепадёт?a8c975668ed1ca39bd4bc6f82cadeee2_details

И никакой войны… Никакого иприта. Никаких выпотрошенных трупов и оторванных конечностей, гниющих в вонючей луже на дне окопа на ничейной земле. Редко глаза ваши встречаются с глазами такого же как и вы. «Верден»? — безмолвно спрашиваете вы. «Верден»… Неужели это снова повторится? Случится с вами? Неужели…291130

«И если б водку гнать не из опилок…»

vboryi-41Завтра выборы. Когда-то выборы были для народа праздником. В буфете продавали пирожные, бутерброды с микояновской докторской колбаской, газировку. Шарики с гелием для детишек. В первые перестроечные годы жвачку. Люди шли к кабинкам радостно возбуждённые: мужчины поголовно в галстуках, женщины в лучших платьях, перламутровых бусах и в другой весёлой бижутерии.

Не все понимали кого, куда и зачем тут выбирают, но всё-равно выбирали. В этом было что-то от религиозного шествия, от крестного хода. Не все понимают зачем и куда идут, но все верят, что идут не просто так. Не зря. А если не идти, то нечто может исчезнуть, пропасть, сгинуть. Вера в незыблемость и прочность мира? В его правильность и «НАСТОЯЩЕСТЬ»? Как колбаска в бутерброде! Которая микояновская докторская!metsavib1

Недавно на одной из популярных лент рунета солидные дяди и тёти — специалисты по продуктам питания авторитетно заявили, что почти в 30% российской колбасы нет мяса. Так сказать «не содержится»…c33835b3eb47f0a024d3212f1c8_prev

А что же там содержится? — спрашивают озадаченные читатели ленты. А чёрт её знает, отвечают специалисты, всякого там навалом, но только не мяса. Для производителя что главное? — себестоимость хоть как-то удержать ниже отпускной цены, и чтобы на вкус похоже на колбасу.

Жуёт такую потребитель и думает, что ест колбасу. Как раньше. Когда все за ней гонялись и, догоняя таки, с наслаждением кушали, нарадоваться никак не могли — вот и мы с колбаской, как все приличные граждане. Сейчас никуда бегать не надо, в народных сетевых сельпо колбас навалом. Недорогих, в целом. Общедоступных.

Правда, всё-таки процентов на 25-30 за последние два года всякая еда у нас подорожала. И народ перестаёт брать даже ту самую колбасу, которая неколбасная. Мне самому думается, что причина — банальная бедность, но специалисты говорят, что в основном потому, что переходит на настоящее мясо. Охлаждённое. kak-poddelat-myaso-9Которое не может стоить меньше 500 рублей за килограмм, потому, что ТАК СТОИТ.

А ежели вы покупаете его дешевле пятисот рублей, то покупаете не мясо. А что же? — спрашивают озадаченные читатели ленты. А чёрт его знает, отвечают специалисты, возможно, когда-то ЭТО и было мясом, но с ним нечто этакое проделали, оно выросло раза в два в объёме, изменило цвет, запах  и потому уже не мясо.99384956

Тут какая-то ерунда получается: если 30% колбасы — не колбаса и непонятно сколько мяса — не мясо, то что же мы едим? И что едят те, кто покупают остальные 70% колбасы? Потому, что какая может быть  уверенность, что эти семьдесят процентов  чем-то отличаются от первых тридцати? Это же выгодно —  производить колбасу из немяса! И якобы мясо!

А раз выгодно, то почему бы нет? Только дурак станет делать то, что невыгодно. Умный палец о палец не ударит! А у нас все нынче умные, не то, что в «совке»,  разве нет?

Получается, покупай ты колбасу с мясом хоть по полторы тыщи рублей за фунт — никаких гарантий, что ты купил именно то, что намеревался? И можно ли назвать сие питанием?2075159

И если старинная мудрость «человек есть то, что он ест» верна, то… Ну вы понимаете! Люди ли нас окружают и люди ли мы всё ещё сами?5791b7fae227063f3b90c1a14929e829_full

При сей ужасной мысли во мне прорезывается этакий недобитый интеллигентишка и соответствующие этой породе кошмарные подозрения шевелятся.

Что меня окружает? В кинозале — кино-некино? В «Книжном мире» книги — не книги? В концертном зале музыка — не музыка? Дома телевидение — не телевидение? В машине радио-не радио? В радио эксперты политологи, экономисты и историки-дураки, болтуны и жулики? В правосудии юстиция -неюстиция? В правительстве министры-мотористы(как в минспорте)? В Госдуме — думцы-бездумцы? В Интернете  старые новости — неновости? В кармане  деньги-неденьги? В стране-нестране свирепствует кризис-некризис,  ибо какой может быть «кризис» в экономике-неэкономике?

А дальше я (то есть не сам я, а тот, недобитый), разумеется, задаю  самому себе и миру-немиру вечные русские вопросы — кто виноват, что делать, с чего начать? Первое (насчёт «виноват»), что приходит в голову — ну конечно же, евреи. Потому, что кто же, ежели не они? Или Путин? Или Путин со своими евреями? На «что делать» недобитый  во мне уверенно заявляет — надо всё менять! То есть абсолютно всё! Куда ни ткнёшь пальцем — всё подлежит замене, потому, как фальшак! И — с чего начать!..

И тут недобитый сдувается как-то. Не знает. Как обычно они все сдуваются, когда до дела доходит! И я гоню его в шею — а ну ка вон пошёл, ботаник несчастный! Разнылся тут!

И  заявляю ответственно!

Начать надо с колбасы.

В широком понимании этого слова. Даже не с самой колбасы, а с ингридиентов.

И именно поэтому!

Все на выборы!!!

Возможно, это и есть то самое «начать»?

(или нАчать?)16006225aaaee5b3ccaac53a774b1e1a

Русские на «зебре».

«Зеброй» у нас в народе называют нерегулируемый пешеходный переход, если кто не в курсе.zebra

Я недавно заметил, что исследуя поведение пешеходов именно на этой самой «зебре», можно сделать интересные выводы. Об изменении того, что модно называть «ментальностью населения». В сторону цивилизованности и «европейскости»!

Действительно, как раньше мы переходили через дорогу? Торопливо, боязливо, суетливо, пропустив сперва неумолимо прущее стадо машин, водители которых обращали на нас не больше внимания, чем на облака в небе, ворон на тополях, обступивших ИХ дорогу или груду окурков и бумажек, наваленных возле подножий полупустых урн на трамвайных остановках.

Стоишь у перехода, переминаешься с ноги на ногу, ждёшь прогала в потоке «транспортных средств». И — вот оно счастье: стадо показало нам грязноватые хвосты-багажники, надо как можно быстрее перебежать «зебру», потому как вон они — надвигающиеся агрессивные морды следуюшего автостада! Сомнут же , раскатают же вас по асфальту и умчатся. Же! Ходу, думушки резвые, ходу!!!gsrtrr_405

Я помню город Святой Петроград, бывшиий город Ленина, бывшую колыбельчегототам ещё лет пять-десят тому назад; — а надо сказать, что в городе том подземных переходов в центре раз два и обчёлся, — весь народ пёр по регулируемым переходам, сразу, как только загорался, редкий почему-то в Питере пешеходный «зелёный», именно ПЁР, потому что не успеешь ты спрыгнуть со знаменитого местного «поребрика» на волнистый местный асфальт, как уже мигает, а справа и слева хищно рычащие железные морды нетерпеливо этак шаркают колесами, алча вашей кровушки. А некоторым вообще по-фигу ваш законный «зелёный», как ехали, так и едут, разве что ход сбавят, и не дай бог вам случайно задеть кого-то из них за зеркало заднего вида: на этот случай у автовладельцев бейсбольные биты припасены!original (3)

А что творилось на святопетроградских «зебрах» — это просто жуть! Если вы смотрели американский боевик «Награда победителю — жизнь», то сразу поймёте о чём я!

И вот как-то незаметно, тихо этак подкралось нечто… Даже не знаю как это и назвать!

Сначала появились среди автовладельцев странноватые типы, которые стали перед «зеброй» притормаживать и высматривать на обочинах уж не шагнул ли кто? Скажем, женщина в платье в горошек. В синем платочке. На каблучках. Потому, что попозли слухи, что раз шагнула, то её право. И давить её нецелесообразно ни с экономической (плати потом за лечение), ни с экзистенциальной (могут в тюрьму посадить!), ни с эстетической (смотрите телевизор — «происшествия в городе») точки зрения. Поэтому лучше остановиться и переждать пока дама перейдёт улицу.

И даже порадоваться за себя и даже погордиться немного, вот, дескать, какие мы — почти уже европейцы, пропускаем пешеходов. А она этак голову повернёт к вам и улыбнётся. И кивнёт благодарно. Спасибо, мужчина. Что не сшиб.23958

Нет, серьёзно, ОНИ были благодарны! То есть МЫ были благодарны. И этакий тандем гордых с благодарными стал вырисовываться: с одной стороны странноватые типы, пропускающие пешеходов на «зебрах» и получающие от того глубокое удовлетворение, с другой пешеходы, посылающие странноватым типам воздушные поцелуи, которые можно было прочесть и так — «хоть ты в машине, а я на своих одиннадцати, мы все люди, люди-человеки, типа одной крови и одного гражданского права».i (14)

Вы знаете как развиваются эпидемии? Те, что специалисты называют «пандемиями». Они начинаются от одной бациллы и поражают целые континенты. Так начинается лесной пожар: была искра, одна-одинёшенька…  и вот вам — горит, трещит, полыхает жаром, шпарит верхом со скоростью паровоза ФД!3923309

Так и поведение граждан на «зебрах» — хоть водителей возьмите, хоть пеших. Это было настоящей пандемией!

Первые массово стали пропускать вторых и гордиться собственной, растущей не по дням цивилизованностью, а вторые массово улыбаться первым, горячо благодарить, махать шляпами, кепками, чепчиками и платочками. Спасибо, спасибо, спасибо…

Но настоящей цивилизованностью и настоящим европейством запахло не тогда. Настоящая Цивилизация (почти как в «нормальных» странах) проступила на наших лицах, когда тандем исчез. Испарился.

Пешеходы равнодушо топают по «зебрам», не обращая никакого внимания на автомобили (куда они денутся, голубчики, если здесь МОЁ право!). А водители в автомобилях, позёвывая, терпеливо ждут когда с проезжей части уберётся последний пешеход.

И одно право уступит дорогу другому. Неужели это и есть «правовое сознание», я вас спрашиваю?

Или пока ещё лишь его ростки?9bb1c1eaf9e182ef7b091dc43689c99d

Когда всё «это» кончилось?

beregis_avtomobilya08«Ну, почему… Почему я должен так жить? — взвыл Дима Семицветов — Господи, за что? Почему бы… Я, человек с высшим образованием, должен таиться, приспосабливаться, выкручиваться. Почему я не могу жить свободно, открыто? Ой, когда это всё кончится»?

«Никогда! — отвечал ему строго тесть-Папанов, — А что ты собственно имеешь в виду? Ты знаешь, что я могу просто-таки-напросто-таки за это с тобой сделать»?
 «Я знаю… знаю…»
 «А-а, боится! Гы-гы-гы…»

Ну и напрасно, надо заметить… Не по тестиному получилось, а совсем даже наоборот, как мы можем сегодня с торжеством констатировать.

Диме Семицветову к 1991 году было бы лет этак 55 и, если его не посадили в далёком  1966  (когда был снят знаменитый фильм), он наверняка к моменту «путча»  процветал бы  на кооперативно-сбытовой почве. Занимаясь, в сущности, тем же, чем занимался всегда — перепродавая многочисленным «физлицам» за большие деньги  всякую хрень, купленную им за деньги маленькие (по «государственной» цене) у одного единственного «юрлица»-государства. beregis_avtomobilya06Собственно «таиться, приспосабливаться, выкручиваться» Дима перестал бы уже не в 91 году, а значительно раньше — в 1987 ,  ведь, если положить руку на сердце (а лучше на голову), то придётся признать, что «это» кончилось тогда же. Знаете, я даже думаю, что к этому времени Дима мог перейти от физических (и физически бедных, но богатых духовно) лиц к иностранным юридическим, ибо именно в 87 году «члены коммунистической партии», управляющие «этой страной» замахнулись на «самое святое, что у нас было — на нашу Конституцию» и отменили государственную монополию на внешнеэкономическую деятельность. Сами понимаете КТО сразу же данной деятельностью и занялся. Те, кто стоял ближе всего к материальным фондам и государственным запасам. Наверняка тут без Димы бы не обошлось. Человек же в теме! Потому, что «товаровед» в советской торговле — человек близко устроившийся к товару. Деточкин и Подберёзовиков не устроены, а он устроен! И к 89 году, когда семицветовы  и их коллеги, устроенные при всех имеющихся товарах в тогдашней нетоварно-безденежной государственной системе наконец-то дождались своего, почти всего, что у страны худо бедно было, по большому счёту не стало. Даже алюминиевых кастрюль! Оставался, правда, сам алюминий в виде чушек, 1255909а также прочий неприкосновенный запас цветмета на случай войны с супостатом — аэропланы клепать, но после «путча» всем нам стало ясно, — чай, газеты-то почитывали, — что никакого супостата у СССР и России не предвидится, потому как впредь не придвидится самого Эсэсэра, а в самые ближайшие деньки и России. Зачем нам тогда аэропланы, я вас спрашиваю? Зачем «государственные запасы», если нет государства? Незачем!

И «государственные запасы» молниеносно беспошлинно (и бесплатно?) утекли вслед за кастрюлями, — и года не прошло, — а за ними… а за ними… ну сами знаете что за ними.

Поверьте, я ни хвалю, ни ругаю «эту» страну и её странный (?) строй,  при котором я родился и долгое время жил. Она просто была ТАКОЙ, какой БЫЛА — и всё! Пока не произошло то, что произошло и тут самое время спросить — кто бенефициар? Кому стало здорово?

И вот нынче, когда  «всё прогрессивное цивилизованное человечество» отмечает двадцатипятилетие освобождения от угрозы быть стёртым в мокрое место «империей зла», а «стёрли» саму империю, я спрашиваю себя —  для кого и для чего она была в конечном итоге «стёрта»!?

Неужели, чтобы спокойно довывезти всё, что ещё недовывезено?blogtwilight2000boris

И когда я читаю в инопрессе все эти злобные и истеричные статейки про нынешний «режим», я спрашиваю себя — а чего это они так раздухарились? Неужели из-за того, что он (режим) помешал (неужели таки помешал?) каким-то нашим и забугорным  семицветовым спокойно что-то везти и везти?

Везти и везти!

Беспошлинно и бесплатно!

Только за деньги?

Действительно, варварство.

Чисто восточное, азиатское.

Беспросветно совковое!

И когда я смотрю телевизор со всеми этими многоумными рассуждения о том, «чем НА САМОМ ДЕЛЕ был «путч» августа девяносто первого и чем НА САМОМ ДЕЛЕ стали его последствия», когда выслушиваю разного рода воспоминания разных лиц, бывших когда-то «ответственными», я думаю исключительно о Диме Семицветове, «человеке с высшим образованием», вынужденном

когда-то воровать и бояться,

воровать и таиться,

воровать и приспосабливаться,

воровать и выкручиваться.

Как будто высшее образование не дало ему право воровать и гордиться.

И который наконец-таки дождался «свободной и открытой жизни».

Потому, что «это» наконец-то кончилось.

И семицветовы смогли отныне  просто воровать!

Во веки веков?

Аминь?kojnik1

Питер Финн, Петра Куве. Дело Живаго. Кремль, ЦРУ и битва за запрещённую книгу

5014268806_0В конце восьмидесятых советская литература и её читатели испытали потрясение, сравнимое с «разоблачением культа личности Сталина» на ХХ съезде КПСС. Гигантским журнальным тиражом был издан (и — «разоблачён»!) роман, в который многие верили, который многие почитали (хотя и не читали), на который многие почти молились; до сей поры лишь немногим счастливчикам удавалось подержать в руках — и даже иметь  в третьем ряду на книжной полке —  эту «запрещённую»  книжку, и не «самиздатскую», а вполне себе нормальную! — но с соседями впечатлениями они не спешили делиться.

Именно по причине «запретности». Ведь большинство счастливчиков были членами партии и входили в высшую советскую касту «выездных»(это что-то вроде индийских брахманов), оно себе дороже — болтать лишнее. Книжка и книжка, ну, запретили, почему — непонятно, пёс их знает, почему они одно запрещают, а другое — нате вам пожалуйста, читайте на здоровье. Среди каст пожиже книжку не читали, но могли… ПОСЛУШАТЬ на «вражеских волнах», где время от времени её на разные голоса расхваливали и исполняли «выбравшие свободу» бывшие члены советских творческих союзов.

Некоторые, кто имел доступ к видеопосиделкам, кино смотрели с Омаром Шарифом (внешне вылитым Живаго:  именно так, по мнению американских киношников, выглядели российские коренные живаги), смотрели и радовались: они тогда ВСЕМУ радовались, что ОТТУДА — даже гэдээровским джинсам Wisent! Так или иначе, АБСОЛЮТНО весь читающий СССР пребывал в полнейшей ВЕРЕ, что роман «Доктор Живаго» Бориса Пастернака — «величайшее достижение  современной лирической поэзии, а также продолжение традиций великого русского эпического романа» (именно так сформулировал нобелевский комитет «обоснование» для премии автору).

Каковое достижение мерзавцы из идеологического отдела ЦК КПСС при поддержке примкнувшей кровавой гэбни и прочей совковой сволочи от нас скрывают. Ибо боятся — а ну как прочтём и глаза-то у нас раскроются на всё-всё! И на историю этой страны, и на народ этой страны, и на то кто в этой стране ДЕЙСТВИТЕЛЬНО великий продолжатель великих традиций!

И вот — читаем! Из тех, кто смог осилить сию бесформенную мелодраматическую кашу (я — не смог!) люди разное говорили. Кто-то хвалил стихи, кто-то отдельные эпизоды. Но все в один голос — «за что нобелевку-то? За ЭТО»?

Они не знали об убийственной характеристике роману, данной Набоковым, не говоря уже о Бен-Гурионе, который, — понятное дело, — был пристрастен. В любом случае публикация легендарного романа была началом слома веры огромного числа советских людей в Правду Немецкой Волны, Голоса Америки «из Вашингтона» и прочих «радиосвобод», дело которых до того момента жило и процветало.

Оказывается, врут не только «коммуняки», оказывается, «великие романы» назначаются не только здесь, в застойном совке… А мы-то думали…

Книга Финна и Куве рассказывает о глобальной и успешной операции ЦРУ по глубочайшему воздействию на массовое сознание (мнящей себя «мыслящей»)  советской интеллигенции, и о глобальном и разгромном поражении советской идеологической машины хрущёвской эпохи.

Ну вот что бы им напечатать тогда роман в «Новом Мире», а! Кто бы сейчас роман этот помнил, окромя узких литературовЭдов!?

Странное дело, но РАЗГРОМНАЯ публикация «Доктора Живаго» в самый разгул катастройки, пожалуй, стала причиной первой трещины в нашей — именно «совковой»! — глубокой и искренней вере в Запад. Куда протянулась эта трещина ныне — извольте видеть сами!1013597552

Без пяти минут двенадцать (окончание)

Из предлагаемого плана фактически было реализовано почти все, кроме…превентивного удара. Судя по всему, Сталин лучше Тимошенко и Жукова представлял себе как военные, так и политические риски превентивного удара без политического прикрытия против такого сильного противника, как Германия. Кроме того, оценка немецких танковых и моторизованных сил в полосе ЮЗФ, сделанная Жуковым, была завышенной более, чем в два раза, и, следовательно, риск превентивного удара оценивался еще выше (к счастью), чем это следовало из соотношения сил.

Парадокс заключается в том, что все германские аргументы о концентрации (точнее, развертывании) советских сил на границе были правдой. Но концентрация концентрации—рознь и мы увидим это в следующей главе. К примеру, сегодня противостоящие друг другу стратегические ядерные силы России и США сконцентрированы и находятся на боевом дежурстве, но кто и когда нападет первым? Если бы Гитлер победил, то в истории его версия событий была бы канонизирована. Но… Гитлер проиграл и на свет выплыли документы о заранее готовившейся им агрессии против Советского Союза 4cda9f70b2572dae41898674404ea404еще тогда, когда никакой концентрации советских войск не было.

Известно, что военная доктрина Советского Союза имела наступательный характер. И это объясняется не «агрессивностью» России или СССР, а совершенно прагматическими обстоятельствами—особенностью театра военных действий и бедной сетью дорог. На обширной Восточно-европейской равнине эффективная пассивная оборона невозможна и это хорошо было продемонстрировано во время последней войны. И Красная Армия, и Вермахт терпели наиболее сокрушительные поражения как только они переходили к обороне—обеспечить одновременно требуемую плотность оборонительных порядков на более, чем тысячекилометровом, фронте невозможно. Решение одно—действовать на опережение, то есть быстрее противника. Наступление, то есть маневренная война. Если сил или умения для наступления нет, то участник проигрывает, оборона не спасает.

Проблема начального периода войны после объявления мобилизации (классическое начало войны) стояла как перед российской, так потом и перед Красной армиями всегда. Из-за бедной транспортной сети по сравнению с Австро-Венгрией и Восточной Пруссией для мобилизации и последующего развертывания русской армии в Первую мировую войну требовалось, например, 60 дней. Австрийские войска в 1914г. готовились наступать уже на 20-й день после объявления мобилизации, а немецкие войска после быстрой победы над Францией (на 20-й день наступления) по плану Шлиффена должны были быть переброшены на восток на 40-й день и успеть вступить в решающее сражение до окончания полного развертывания русской армии.

Решение этой проблемы запаздывания развертывания во времени для русской армии в Первую мировую было найдено в рискованном выступлении, по сути превентивном ударе, не дожидаясь полного развертывания, на 14-й день мобилизации (об этом почему-то мало пишут). На Юго-западном фронте благодаря этому удалось добиться внезапности и даже численного превосходства над австрийцами, благодаря чему им было нанесено крупное поражение в Галицийской операции к концу августа 1914г. img16То же самое могло произойти и в Восточной Пруссии при более умелом командовании (немцы уже собирались эвакуироваться и отступить за Вислу).

В 1930-е гг. эта проблема запаздывания усугубилась ввиду сжатия сроков развертывания вероятного противника (Польско-Германских вооруженных сил). Генштабом РККА было предложено решение этой же проблемы на основе развития опыта Первой мировой войны. Для выравнивания с противником времени развертывания нужно было:

  1. Ускорить собственное развертывание путем расширения транспортной сети и инфраструктуры в приграничных округах.

  2. Замедлить развертывание и наступление противника (в том числе постройкой укрепрайонов).

Если первое было очевидно и работы в этом направлении велись постоянно, то реализация второго требовала тщательной проработки и проверки в стратегических играх. В результате в 1930-е гг. была принята концепция разделения вооруженных сил на «армию вторжения» и основные силы, развертывающиеся по мобилизации. Немногочисленная, но боеготовая и хорошо вооруженная армия вторжения должна была наносить превентивный удар не дожидаясь полного развертывания с целью дезорганизации развертывания противника в его ближайшем тылу и выигрыша времени. Очевидно, что эта армия вторжения была обречена и приносилась в жертву ради стратегического выигрыша времени. Именно решение отмеченной проблемы составляет контекст цели стратегического планирования генштаба Красной Армии, а отнюдь не «завоевание Европы с помощью превентивного удара».

Более сложным является вопрос о целесообразности наступления против наступающего или уже изготовившегося к наступлению противника, то есть о стратегическом встречном сражении, которое могло состояться в июне 1941г., если бы было реализовано предложение советского Генерального штаба. Ведь в отличие от классического начала войны с даты объявления мобилизации Вермахт уже был отмобилизован.

Красная Армия согласно принятой наступательной доктрине оказалась не только выдвинутой слишком далеко вперед, но и размещение ударной группировки на границе оказалось неверным, совсем не там, где были сконцентрированы главные силы Вермахта. От себя заметим, что летом 1944г. Вермахт зеркально в точности повторил эту ошибку РККА. И в том, и в другом случае логика не сработала. (Хорошо рассуждать об известных, уже происшедших событиях, а не принимать решения в темпе их следования в условиях дефицита информации!).

Сталин, однако, (в отличие от Гитлера) внимания к военным оперативно-стратегическим вопросам до начала войны не проявлял, предпочитая здесь действовать бюрократически, т.е. оформляя поручения по принадлежности (есть такой бюрократический термин) наркомату обороны от имени Политбюро ЦК. В результате в течение десяти дней после начала войны (когда оказалось, что наркомат обороны в лице Тимошенко и Жукова невыполнил поручение Политбюро о разгроме вторгшейся германской армии) ему пришлось принять тяжелое решение стать самому наркомом обороны, взвалив на себя кроме политической и ответственность за управление военными действиями, не имея при этом никакого опыта стратегического и оперативного планирования. Экспериментировать же с новыми назначениями на пост наркома обороны было опасно. В такой войне военные и политические решения становятся взаимосвязанными. В соответствии с принятой Сталиным практикой были наказаны лица, не обеспечившие выполнение поручения Политбюро (командзап Павлов и др. расстреляны, а Тимошенко и позже Жуков фактически сняты со своих постов).

Было ли это решение (стать наркомом обороны и главнокомандующим) правильным? Ведь оно дорого обошлось Красной Армии, пока Сталин не освоил технологию военного управления. Был ли бы Тимошенко лучшим военным руководителем в 1941-42 гг? На этот вопрос нет ответа, есть лишь историческая проблема и мера исторической ответственности за принятое решение. Профессиональная неподготовленность Сталина к выполнению принятой на себя военной роли была следствием его очевидной довоенной политической ошибки: он не предполагал такого развития событий (становиться военным руководителем). Так получилось, что сам Сталин оказался не готов к «большой» войне и Гитлер, профессионально совмещая военное и политическое руководство, получил здесь большую фору.

Но вернемся к анализу совещаний у Сталина.

До 21 июня 1941 не видно никаких изменений в ритме и тематике совещаний (за исключением короткого всплеска приоритета политических вопросов в начале мая—изменения структуры правительства: Сталин становится по сути Председателем ГКО вместо Предсовнаркома Молотова). В остальном все идет, как по накатанному: те же 30% времени посвящено проблемам авиации. Это свидетельствует о том, что Сталин действительно вплоть до начала войны работал в мирном режиме, не ожидая нападения и политически не планируя его сам.

В апреле еще одним сигналом о неблагополучии в ВВС стала докладная зам. начальника ВВС МВО полковника Н. Сбытова секретарю Московского Комитета партии Щербакову, в которой отмечалась полная неготовность (отсутствие горючего и вооружения) авиации МВО к отражению возможного воздушного нападения. Щербаков вызвал руководство ВВС МВО «на ковер» 3 мая (Пономарев, А. Александр Щербаков. Страницы биографии—М.: 2004). Начальник ВВС МВО Пумпур попытался объяснить ситуацию массовым переучиванием летного состава на новые самолеты, но информация об этом была доложена Сталину.

Апрель, май и июнь 1941—«авиационные» месяцы в работе Сталина. Да тут еще и беспрепятственный пролет через систему ПВО и посадка на Центральном аэродроме Юнкерса-52. 24 мая Сталин собирает совещание командующих военными округами, членов военных советов и начальников ВВС. В сочинениях некоторых историков это событие, подробности которого не известны, связывается с июньскими будущими событиями (якобы планирование превентивного удара). Однако, более, чем вероятно, упомянутое совещание связано с событиями прошлыми—начавшейся «зачисткой» руководства ВВС в связи с безобразным состоянием боеготовности авиации, что вскоре подтвердила война.

День 24 мая, суббота, последний рабочий день недели, явно был назначен заранее. Как раз к этому дню, Сталин получает разгромные объемистые выводы комиссии под руководством Маленкова 1217391_html_m2a639d1eо работе НИИ ВВС, в которых в частности написано: «…Бывший начальник НИИ Филин своим неправильным руководством НИИ ВВС тормозил создание и внедрение новых самолетов ВВС, а в ряде случаев, как это было, например, с Миг-3, срывал с вооружения вполне современный и освоенный в серии самолет…». И далее: «Основным виновником неудовлетворительной работы в НИИ является Филин. Дополнительно к фактам, приведенным в выводах, следует сказать, что Филин засорил НИИ ВВС рядом непригодных как в деловом, так и в политическом отношении работников. Считаем, что Филин должен быть привлечен к судебной ответственности…». На титульном листе выводов крупно поперек страницы—резолюция: «От СНК СССР и ЦКВКП(б)—За. И.Сталин». А ниже, буквами поменьше «за», «за», «за»—Молотов, Микоян, Жданов, Каганович. Выводы официально были утверждены 27 мая. И в это же время (24 мая)—разгромные выводы другой комиссии о неудовлетворительной боевой подготовке ВВС МВО (Пумпур, замененный тут же Сбытовым) с предложением о лишении первого звания Героя и предании его суду.

Ключевыми фигурами этого майского совещания являются начальники ВВС Новиковi (10) (будущий маршал авиации, арестован уже после войны)- ЛВО, Ионов IonovAP(летчик Первой Мировой—георгиевский кавалер, арестован 25.06 и позже расстрелян)- ПрибОВО, Копец b7322fa2ddc1(сам застрелился 23 июня 1941)-ЗапОВО, Птухин (снят с должности 20.06 за аварийность, арестован 24.06, позже расстрелян http://www.v3let.ru/historia/470-ptuxin.html)1311-КОВО, Мичугин (27.06 снят с должности, но прошел всю войну, командуя в 1941-42 ВВС Запфронта)pervy_den--5-ОдВО. На совещании речь шла, скорее всего, о состоянии боеготовности (на примере Пумпура), ускорении освоения новой техники (на примере Филина) и персональной ответственности за аварийность (на примере Рычагова). Если бы речь шла о «превентивном ударе», то на совещании должны были бы присутствовать начальники штабов округов. А их там не было. Война началась внезапно. «Нищета» аргументации в пользу готовящегося «нападения» СССР на Германию летом 1941г. заставляет адептов этой концепции прибегать к совсем уж шатким аргументам. Таковым и является пресловутое совещание 24 мая 1941г., посвященное якобы обсуждению превентивного удара (Солонин, Мельтюхов и др.).

В это же время происходит сразу серия событий, казалось бы, свидетельствующих о безосновательности слухов о готовящемся нападении Германии. В тот же день 24 мая по каналам МИД приходит сообщение о «готовности» ратификации новой (после политических изменений 1939-1940 гг.) Советско-Германской границы германской стороной. На следующий день начинается военная операция немцев против английского гарнизона на острове Крит, стратегически важной позиции на Средиземном море. 1463936387_bundesarchiv_bild_141-0864_kreta_landung_von_fallschirmjgernИ, наконец, через неделю британцы топят флагман и гордость германского флота линкор «Бисмарк». Такое не прощают. Очевидно, что мира между Англией и Германией не будет. Следовательно, и полет Гесса оказался безрезультатным.

А в это время НКГБ в тишине занимается оперативной разработкой комсостава ВВС и Мерецкова1_html_13991e31 по поручению Сталина. Мерецкова—в связи с утечкой информации о проведенных в январе военных играх контрнаступления в Германию. Ведь именно он их готовил, будучи тогда начальником Генерального штаба и, следовательно, отвечал за секретность. На Мерецкова давно, еще с 1937 года, заведено дело: он был одно время начальником штаба у арестованного и расстрелянного Уборевича, командующего Белорусским округом в 1937г., и у Блюхера (расстрелянного в 1938г.) на Дальнем Востоке. Он едва выкрутился в июне 1937. а затем в 1938г., отделавшись понижением в должности. Его коллеге Кучинскому, бывшему одно время начальником штаба Киевского военного округа, которым командовал Якир, досталось по полной—он был расстрелян тогда же в 1937. На заседании Военного Совета 1…4 июня 1937г. Мерецкову (как и Кучинскому) пришлось туго: обвинения сыпались со всех сторон, но Сталин, присутствовавший там, с одной стороны зачитал показания Уборевича против него, а с другой—«спас» его тогда, сказав про участие в испанских событиях только что вернувшегося оттуда Мерецкова: «Вы там вели себя хорошо». Как раз к 22 июня 1941г. «разработка» Мерецкова была закончена и на следующий день он был арестован, будучи уже назначенным в связи с началом войны командующим Северным фронтом. Скорее всего, даже Сталин не знал об этом аресте—просто это была мера пресечения, «задержание». «Материалов» же на Мерецкова было более, чем достаточно еще по его старым связям.

Вторично послав сигнал Гитлеру о своем видении ситуации 13 июня в виде очередного Сообщения ТАСС и вновь не получив ответа, Сталин впервые явно занервничал. Признаком этого явилась известная резолюция на рутинном разведывательном сообщении из Берлина (17 июня) от «источника в штабе германской авиации»: «Пошлите этот источник из штаба герм. авиации к е…ной матери.stalin_03 Это не информатор, а дезинформатор. Сталин». Что так раздражило Сталина в этом сообщении? Надо думать, не очередное сообщение о подготовке Германии к войне, которые до сих пор не удостаивались сталинских резолюций. Ключевой информацией в этом сообщении было отмеченное в нем «ироническое» отношение Берлина к Сообщению ТАСС. (Иронию немцев вызвала, скорее всего, «тассовская» мотивировка перемещения войсковых соединений—«сборы запасных», подобную же мотивировку своим маневрам немцы давали в печати накануне занятия ими Судетской области Чехословакии в 1938г., да и финны в это же—июнь 1941—время). Тем не менее,это сообщение Сталин воспринял как личное оскорбление.

После безуспешной попытки Молотова 18 июня связаться с Гитлером из Берлина к Сталину срочно вызывается военно-морской атташе советского посольства Воронцов, Osokin_VKL_169-232.inddназначенный туда в 1939г. после подписания Пакта (в феврале 1941г. он представлялся Гальдеру в Берлине). Что же произошло в эти дни? Дело в том, что Воронцов получает документальную информацию о близком начале войны от шведского военно-морского атташе в Берлине (Швеция играла свою игру, небезосновательно опасаясь германской оккупации). Это был официальный запрос немецкого командования о маршрутах шведских судов и самолетов в Балтийском море, начиная с 22 июня, с целью предотвращения их уничтожения по ошибке во время военных действий с СССР.

«Успешность» подготовки флота и раннее (18 июня) приведение в боевую готовность войск ПрибОВО к нападению Германии объясняется именно тем, что ключевая информация об этом была получена от военно-морского атташе на несколько дней раньше (19 июня—объявление по флоту боевой готовности №2), чем ей дал ход Сталин. «Сухопутный» Западный Особый ВО получил информацию о возможном нападении Германии позже всех (в ночь на 22 июня). Дело в том, что одной из главных функций войск ПрибВО была защита баз флота (Либава, Таллин) с суши и здесь Балтфлот и ПрибВО действовали согласованно. Нарком ВМФ Кузнецов лично встретился со своим подчиненным каперангом Воронцовым, только что приехавшим из Берлина, уже накануне войны (21 июня) и успел сделать дополнительные распоряжения по флоту (в частности о перебазировании одного из двух линкоров— «Марат» f57f1ee996b5bde9d8bd98cbd73- с внешнего рейда Таллина в Кронштадт и затем поздно вечером 21 июня—переходу на готовность №1—Балтфлот получил этот приказ в 23:37, когда немцами и финнами уже началось минирование фарватера в Финском заливе).

Некоторые историки видят в этом раннем приведении в боевую готовность соединений ПрибОВО «доказательство» агрессивных намерений руководства СССР. Если отвлечься от контекста политической ситуации, то такое толкование возможно. Но в этом случае тогда совершенно необъяснимыми становятся действия флота (КБФ), системно связанного с ПрибОВО. Готовясь «нападать» на Германию, командование флота срочно (в 0:12 22 июня) просит разрешение у наркома ВМФ (и получает его в 2:00) на эвакуацию из плохо защищенной с суши базы Либава в Усть-Двинск мобзапас мазута (20% всего мобзапаса флота). Да и перевод линкоров подальше от театра военных действий в этом «наступательном» сценарии выглядит более, чем странно. Короче, «гипотеза» о готовящемся превентивном нападении СССР на Германию рушится при столкновении с фактами.

21 июня в 19-00 у Сталина собирается «настоящее» руководство (Молотов, Берия, Маленков, нарком обороны Тимошенко, нарком ВМФ Кузнецов, председатель Госплана Вознесенский,person_voznesensky2 начальник мобилизационно-планового отдела Совнаркома Сафонов), перед которым выступает приехавший из Берлина Воронцов. Через час руководители наркоматов отправляются отдавать указания о подготовке своих ведомств к работе в условиях войны. Между тем, в 20-50 Тимошенко возвращается вместе с Жуковым и Буденным, который тут же назначается командующим армиями резерва главного командования, еще через час появляется вызванный Мехлис, замнаркома обороны, доверенное лицо Сталина, и назначается начальником Политуправления Красной Армии—война на пороге.

Последний час четырехчасового совещания проходит в составе: Сталин, Молотов, Берия и Воронцов (!). К ночи Тимошенко, Жуков и Ватутин привозят на квартиру Сталина, где уже собралось Политбюро, для утверждения Директиву №1 военным округам о возможном нападении Германии. На этом же заседании утверждаются назначения командующих фронтами с планируемым выездом на театры военных действий в ближайшие сутки.

И здесь есть некая «интрига». В известном двухтомнике «1941 год» под ред. Яковлева Воронцов присутствует в списке участников совещания 21 июня, а в более позднем (2008г.) издании «На приеме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И.В.Сталиным (1924-1953). Справочник/Научный ред. А.А.Чернобаев.—М.: Новый хронограф, 2008.-784с.» его фамилия отсутствует. Так был Воронцов на этом совещании или не был? Автор считает, что был, так как совещательный процесс в книге «1941 год» отражен более точно. В частности, двойной заход Тимошенко (в 19-05 и в 20-50), чего нет в «Тетрадях». Очевидно, что он и должен был быть как нарком обороны среди первых участников (19-05) совещания. А Воронцова скорее всего привел с собой на это совещание нарком ВМФ Кузнецов после встречи с ним в наркомате сразу по приезде его из Берлина, как это описано в мемуарах (Н.Г.Кузнецов «Накануне»). И надо думать, Воронцов имел с собой полное досье документов о положении дел в Германии и ее готовности к нападению на СССР.

Заслуги М.А.Воронцова были отмечены—уже с сентября 1941г. (после расформирования штата советского посольства в Германии) он назначается на высокую, адмиральскую должность начальника 1-го (разведывательного) Управления Наркомата ВМФ, сменив на этом посту контр-адмирала Н.И.Зуйкова, который переводится (с понижением) командовать Каспийским училищем. Очевидно, что без санкции Сталина это было бы невозможно: кандидатуры на генеральские должности утверждались в ЦК. На этой должности Воронцов проработал до конца войны, получив контр-адмирала, да и дальше продолжал успешную разведывательную карьеру в Комитете информации, благополучно дожив до 1986г..

Война началась и союзники определились по факту. Черчилль, как известно, быстро отреагировал на германское нападение на Советский Союз, заявив уже 22 июня, что это нападение есть «не более, чем прелюдия к вторжению на Британские острова». winston-churchill-quotesИ далее: «Опасность для России—это опасность для нас и США». Британия уже давно находилась в войне с Германией и здесь все было понятно. Но США еще не начали воевать. А переход общества из состояния мира в состояние войны, как известно, далеко не прост. Рузвельт держался, маневрируя, до последнего—до Перл-Харбора. Тем не менее, по вопросу отношений с Советским Союзом и оказании ему помощи лично у Рузвельта был консенсус с Черчиллем, но, как уже отмечалось, надо было заручиться общественной поддержкой.

И здесь невольно напрашивается аналогия с поведением США накануне их вступления в Первую мировую войну. И тогда выступление на стороне Антанты, в состав которой входила и Россия, сопровождалось бурными дискуссиями и не только. И тогда Россия была проблемой в силу ее «недемократичности» и антисемитской репутации. Как раз накануне войны (1913г.) США разорвали торговый договор с Россией из-за еврейских погромов, имевших место в Кишиневе в 1903г. Не нужно забывать, что первым государством, признавшим Временное правительство после Февральского переворота в России уже через неделю, были США. Тем самым США оказали ему политическую поддержку, а возможно и активно участвовали в этом перевороте—надо было спешить с вступлением в войну и срочно менять власть на «демократическую». В этот раз вопрос так (о смене власти) не стоял, но проблема (как быть с Россией) оставалась.

Стратегическое военное планирование уже вовсю шло с конца 1940-го года и в США (план Д, или «Дог» и совместно с британцами план АВС-1). Но Рузвельт попрежнему сохранял осторожность, не желая втягиваться в «горячую» войну. Уже шел 1941 год, приближалось лето и весь мир гадал, какой следующий ход сделает Гитлер—инициатива была за ним. До поступления неопровержимых данных о подготовке Гитлером нападения на Советский Союз в мире считали, что в этом году настанет очередь Британии. А пока Гитлер «зачищал» Балканы—Грецию и Югославию (апрель 1941). В строй германского флота вошел самый мощный линейный корабль «Бисмарк»,Bismarck-stern-view-sepia который создал переполох в британском адмиралтействе. Его участие в рейдах в Атлантике против транспортных конвоев могло заблокировать реализацию «чудесного» решения о ленд-лизе, утвержденного Рузвельтом в виде закона 11 марта 1941. В это время Британия несла большие потери в транспортных судах от немецких подводных лодок и кораблей-рейдеров и помощь Америки была ей остро необходима.

Осторожность Рузвельта объяснялась еще и тем, что с начала года он начал получать информацию о готовящейся агрессии Гитлера против СССР. Возможная эскалация военного столкновения США и Германии в Атлантике могла переориентировать Гитлера с Советского Союза на Британию. Поэтому Рузвельт тоже «не поддавался на провокации»: он долго не соглашался на конвоирование судов американскими военными кораблями и только с 15 апреля расширил зону сопровождения до линии половинного расстояния между Африкой и Бразилией и, наконец, фактически не отреагировал на потопление немецкой подводной лодкой американского транспорта «Робин Мур» 12 июня, за десять дней до нападения Германии на Советский Союз.

На другом континенте в это же время в сходной позиции находился Сталин, тоже постоянно дававший указания «не поддаваться на провокации», включая запрещение открывать огонь (как и Рузвельт) в надежде, что Гитлер бросится на Англию. Но было между их позициями и одно существенное различие. В случае с Рузвельтом у последнего не было психологической необходимости «разгадывать» игру Гитлера, в которую уже давно был втянут Сталин, ища в ней второе и третье дно. Позиция отстранения (и политического, и географического) от Германии, в которой находился Рузвельт, позволяла ему истолковывать получаемую информацию прямо, без экивоков: если концентрация немецких войск началась на советской границе, значит, готовится нападение.

Инновацией, которую придумал Гитлер, оказалась внезапность этого нападения: впервые оно было осуществлено без предварительного политического этапа (ультиматумов, кампании в прессе и т.п.), на который надеялся Сталин, чтобы успеть подготовиться. Ирония судьбы, но через полгода точно в такой же ситуации оказался и Рузвельт.p32_00000018 На этот раз Сталин имел информацию (от Зорге, имевшего источник в окружении премьер-министра Коное, отставка которого 16 октября 1941г. как раз и означала перемену курса), что Япония избрала курс на войну с США.

В начале марта, тем не менее, Рузвельт поручил заместителю госсекретаря США Самнеру Уэллесу передать в Кремль полученную информацию о готовящемся нападении Гитлера на Советский Союз.95

Перед Рузвельтом стояла и еще одна проблема—оценки способности СССР к сопротивлению. И здесь, как известно, он придерживался более оптимистической точки зрения, чем его военные советники. Предстояло еще и определить потребности Советского Союза. Что ему нужно в первую очередь? Это было проще—уже через неделю после начала войны в Москве были проведены первые консультации. Однако, вначале схема ленд-лиза не рассматривалась применительно к Советскому Союзу. Ожидалось, что СССР будет покупать снаряжение либо в кредит на пять лет, либо в обмен на сырье.

Большую роль в организации американской помощи и правильном понимании ситуации, в которой находился Советский Союз, сыграл визит Гарри Гопкинса в Москву в конце июля 1941г. Гопкинс был близким доверенным лицом Рузвельта и личным эмиссаром.Hopkins-Harry-002 Позже он описал этот визит в Москву как «одну из самых важных и значимых миссий за всю войну».

Идея такой миссии возникла у Гопкинса сразу после начала советско-германской войны и получила поддержку Рузвельта. Посылать помощь в Россию ему представлялось значительно предпочтительнее, чем американские войска в Европу. Однако, по различным причинам произошла задержка этой миссии на месяц. Возможно, что это сделало ее более результативной. Главным итогом оказалось установление прямого личного контакта Рузвельта и Сталина, минуя формальные дипломатические каналы, а также реализация идеи Черчилля о создании антигитлеровской коалиции с участием СССР.

В июле Гопкинс отправился в Лондон для встречи с Черчиллем и обсуждения как вопросов ленд-лиза, так и общих вопросов стратегии ведения войны в процессе подготовки встречи Рузвельта и Черчилля, намеченной на август в море вблизи Ньюфаунленда. Оказалось, что ключевой информацией для планирования стратегии является ответ на вопрос, как долго продержится Советский Союз. Ответ находился в Москве и Гопкинс решил лететь из Лондона в Москву прямо к Сталину. Рузвельт телеграфировал свое согласие и послал Сталину личное письмо о визите Гопкинса. Черчилль предоставил самолет и уставший, уже давно больной раком Гопкинс совершил рискованный 24-часовой перелет через Арктику в Архангельск и далее в Москву. Гопкинс прибыл в советскую столицу утром 30 июля. На голове у него была шляпа (хомбург), которую дал взаймы Черчилль—Гопкинс потерял свою шляпу в Лондоне—с соответствующими инициалами (W.S.C.). А ранним вечером он был уже у Сталина.

Первым делом Сталин запросил зенитную артиллерию для защиты советских городов, самоходные артустановки и миллион винтовок. На более длительную перспективу он запросил высокооктановый авиационный бензин и алюминий плюс к тому списку, который уже имелся в Вашингтоне. «Дайте нам зенитные установки и алюминий и мы будем бороться три или четыре года»—сказал он. Разговор со Сталиным и его уверенность произвели на Гопкинса сильное впечатление. Вблизи все оказалось совсем не так, как думали военные эксперты в Вашингтоне. Советский Союз собирался не сдаваться, а вести длительную войну.

Вторая встреча со Сталиным оказалась не менее интересной. Первый вопрос, который Гопкинс задал Сталину, касался стратегии: «Где будет проходить линия фронта к 7 ноября 1941г.?». На что Сталин уверенно ответил, что линия фронта к этому времени будет проходить западнее Ленинграда, Москвы и Киева. Заметим, что насчет Киева Сталин полностью ошибся, Ленинград оказался в блокаде, то есть немцы продвинулись восточнее Ленинграда. Но относительно Москвы прогноз оказался верным. Сталин признался, что он не ожидал нападения Гитлера, а Красная Армия оказалась неподготовленной к внезапной атаке. Но отдавая должное немецкой армии, способной, как он считал, вести и зимнюю кампанию, он, тем не менее говорил, что как только осенью начнутся дожди, то немцы перейдут к обороне. Затем он взял лист бумаги и написал на нем повторно свою срочную просьбу о зенитных установках, самоходках, винтовках и алюминии. Сталин тут же поддержал предложение Гопкинса о проведении конференции трех держав в Москве, как только стабилизируется фронт, что, по мнению Сталина, должно было произойти в октябре.

Сталин попросил передать Рузвельту личное сообщение с просьбой о скорейшем вступлении в войну, говоря, что без американской помощи Советскому Союзу и Британии будет трудно разбить Германию. Он даже был готов принять американские войска под американским же командованием на любом участке фронта. Гопкинс вылетел обратно 1 августа снова через Архангельск в Скапа-Флоу, ухитрившись забыть свои болеутоляющие лекарства от рака. К концу тяжелого полета с сильным встречным ветром он «был скорее мертвым, чем живым». Но впечатление, которое он получил от живого общения со Сталиным, было сильным и положительным, о чем он вскоре и доложил Рузвельту. После двух дней отдыха он вместе с Черчиллем отправился на линкоре «Принц Уэльса» на встречу с американским президентом к Ньюфаунленду.i (13) Эта московская миссия Гопкинса по сути определила стратегию США в отношении Советского Союза на всю войну. В результате этого визита стало формироваться в США и более благоприятное общественное мнение о Сталине и Советском Союзе. Вопрос об американской помощи СССР получил общественную поддержку. Практическим результатом этого визита стала встреча в конце сентября в Москве представителей СССР, США и Британии, в ходе которой были согласованы объемы поставок военного снаряжения в Советский Союз на ближайшие девять месяцев: 1.800 самолетов, танки, 90.000 джипов и грузовиков и прочего (источник: Heinrichs, W. ThresholdofWar. Franklin D. Roosevelt and American Entry into World War II. NY/Oxford, 1988.).

Однако, все еще оставалась проблема оплаты Советским Союзом этой помощи и ее транспортировки в СССР. Рузвельт при встречах с советским послом Уманским0514 Umanskiy продолжал настаивать на оплате золотом, не желая связываться с Конгрессом по вопросу включения Советского Союза в программу ленд-лиза. Уманский же, этот «подлый маленький лжец», как его заглаза называл Рузвельт, очевидно выполняя указания из Москвы, категорически отказывался признавать такую возможность оплаты. Наконец, почувствовав перемену в общественном мнении, Рузвельт 10 октября провел через обе Палаты Конгресса расширение закона о ленд-лизе на Советский Союз, а в конце месяца дал знать Сталину, что США предоставят помощи на 1 млрд долларов с погашением в течение десяти лет, начиная через пять лет после окончания войны. То, что общий размер помощи СССР по ленд-лизу составит 10 млрд долларов (источник: LangerandGleason. UndeclaredWar. 1940-1941. NY,1953. ), никто тогда и предположить не мог.

9-12 августа у острова Ньюфаунленд произошла первая встреча Рузвельта и Черчилля в качестве лидеров наций. Рузвельт прибыл к месту встречи на тяжелом крейсере «Августа», а Черчилль—на линкоре «Принц Уэльса». Этот линкор через четыре месяца будет потоплен японскими торпедоносцами в районе Сингапура. Черчилль жаждал скорейшего вступления США в полноценную войну. Рузвельт выжидал—объективной необходимости ввязываться в большую драку у США не было. Тем не менее, личный контакт между Рузвельтом и Черчиллем был установлен. А «Атлантическая хартия», с помпой подписанная обоими лидерами, носила по сути лишь декларативный характер. «Слова» -любимое американское средство помощи. Парадокс ситуации заключался в том, что, как было ясно, США не вступят в войну, пока не будет нападения на их территорию. А это будет возможно, если…Британия и Россия потерпят поражение.

На вопрос: были ли альтернативы у Рузвельта?—ответ очевиден. Коридор возможных политических решений сужался, рано или поздно, но США в силу своего положения должны были вступить в войну.

Таким образом, периодизация действия сталинских стратегий построения советско-германских отношений выглядит следующим образом:

  • До марта 1939г. никаких политических отношений с гитлеровской Германией просто не было. Даже торговый оборот снизился в 1938г. в десять раз в сравнении с 1933 годом. А в Испании в 1936-37 гг. было прямое военное столкновение.

  • С марта 1939г. до конца июня 1940г. была в целом успешно реализована выбранная стратегия союзнических отношений, что позволило избежать непредсказуемых событий (вполне вероятно, что и войны с германо-польскими вооруженными силами—кошмар советского Генштаба 1930-х гг.) и создать базу для будущей войны с Германией.

  • С 25 июня 1940г. Сталин стал проводить самостоятельную политику приобретения геополитических выгод (самовольное занятие Северной Буковины, прием спецпредставителя английского кабинета Криппса, попытка участия на-равных с Германией в перекройке сфер влияния, переворот в Югославии), пользуясь занятостью Гитлера в войне с Англией, что тут же привело к «холодной» войне с Германией. Одновременно шло наращивание Красной Армии на западной границе (со 116 дивизий в августе 1940г. до номинальных 152 в июне 1941г.), отработка сценариев войны с Германией и, соответственно, принятие нового мобплана (МП-41).

После фиаско в Югославии с 13 апреля (подписание договора с Японией) Сталин резко меняет курс вновь на союзнические отношения с Германией, но уже поздно. До самого начала войны 22 июня Сталин ведет себя «тише воды», надеясь «пересидеть» лето и подтолкнуть Гитлера к нападению на Англию и…даже помочь ему в этом. Все его «воинственные» заявления (речь на кремлевском приеме)—для внутреннего пользования. Но военное планирование не отменено и все идет своим чередом. И здесь все военные начинают недоумевать: война близко, а Сталин «не дает работать». Логика приближающейся войны требовала военного реагирования на явную угрозу. Налицо расхождение Большой стратегии и ее военной компоненты. barbar_bigконец.

Гай Валерий Август

Вячеслав Манягин. Курбский против Грозного, или 450 лет чёрного пиара

0_de30a_1fca582_XLВы не замечали, что у нас временами неожидано вспыхивают и как-то сразу утихают страсти по Иоанну IV Грозному? Недавно один политик сказал, что Иван Васильевич ну никак не мог убить своего сына, потому как был в то время в Ленинграде. Правда, не уточнил где именно, уж не на 3-й ли  улице Строителей, д.25?  Ему тут же возразили знающие люди, что во времена Грозного города на Неве, кажется, ещё не было, ну разве что стоял на бреге какой-нибудь небольшой приют убогого чухонца. И с чего бы туда царю ехать, по какой такой надобности? В общем, не забываем мы Грозного, он всегда с нами как Ленин в известной песне. А всё потому, что «Чёрная легенда» (как назвал это Гумилёв) именно при Иване Васильевиче и родилась в Европе. Как там стали замечать, что на Востоке не дикие леса и поля со скачущими по ним злыми татарами, а некое государство, которое пугающе растёт не по дням, а по часам, и слушать при том никого не желает, а на латинскую веру поплёвывает, так и перепугались — это что ещё за «чудище обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй»? И стали подсылать к царю папских представителей, чтобы Ивана к Риму переманить, а тот ни в какую. У нас, говорит, своя вера имеется, русская. И ушёл Антонио Поссевино, посол папский, несолоно хлебавши и зло затаил: чего ему папе доложить, где успехи? Оттуда и пошло:  всё, что писали о Московии и её правителе всякие  там  Крузе, Таубе, Шлихтинги, Штадены и прочие, в сущности, не более, чем тенденциозная полубрехня на потребу начальству, своего рода предтеча более позднего «великого» сочинения маркиза де Кюстина. У нас историки разделились: одни говорят, что в целом, прогрессивный был правитель, если по результатам, ведь именно при нём Россия стала Россией. Вторые же возражают — «а в итоге что? А в итоге Смутное время? И вообще, если бы Иван посла папского Поссевино послушался и стала бы Россия католической — совсем другая бы жизнь сейчас была. Великолепная жизнь. Европейская! И Крым бы не аннексировали! И в холодной войне бы не проиграли. Жили бы себе и насвистывали. Что-нибудь из   George Gershwin,  Рапсодию в стиле блюз, скажем.»   Книга Манягина многое объясняет читателю — откуда есть пошла нынешняя война информационная,  в том числе.ae18aeafe9_large