«За пять минут до двенадцати» (май-июнь 1941, реконструкция)

Продолжаем публиковать материалы, любезно предоставляемые нашими гостями. Автор данной публикации уже выступал на нашем сайте со статьёй о национальной травме 22 июня 1941 года. Предлагаемая читателям сайта работа является по-сути реконструкцией событий, предшествующих нападению Германии на СССР и отличается оригинальным и свежим исследовательским подходом и методологией, нетипичной для профессионального историка-гуманитария (автор — доктор технических наук). Этим и интересна.stalin

Идея этой статьи возникла во время дискуссии автора с известным британским историком, специалистом по истории СССР, Эваном Модсли s360(EvanMawdsley. Thunder in the East: Nazi-SovietWar 1941-1945, 2007. В 2015г. книга вышла вторым изданием) по вопросам истории Второй мировой войны. Thunder_in_the_EastПредварительно мы обменялись по почте своими тогда недавно вышедшими книгами, а в июне 2010г. встретились в Глазго, чтобы обсудить интересующие нас вопросы. Эван заехал за мной на авто в Мариотт-отель и мы отправились в парк Поллока, чудесный «деревенский» шотландский парк. pollok-country-park-glasgowТри часа мы ходили по дорожкам парка, обсуждая малоизвестные, но значимые события мировой войны. pollokpark02bМодсли в это время начал работу над своей новой книгой «December 1941» (вышла из печати в октябре 2011) и ему было интересно проверить некоторые свои суждения в свободной дискуссии с человеком из России. Автору этой статьи тоже показалось интересным включить в свое историческое описание новейшие факты, ставшие известными благодаря кропотливой работе современных зарубежных историков и недостаточно известные у нас…1425875714_1

Молотов после войны говорил, очевидно транслируя взгляды Сталина на проблему ожидаемой агрессии Гитлера. «Мы делали все, чтобы отсрочить войну…Сталин до войны считал, что только в 1943г. мы были бы готовы встретиться с немцами на равных….Мы не могли полностью полагаться на нашу разведку. Вы обязаны выслушивать ее отчеты, но вы должны и проверять их информацию. Агенты разведки могут подтолкнуть вас к такому опасному положению, что вы никогда не сможете из него выйти. Провокаторов везде много. Нельзя доверять таким отчетам безоговорочно».4229_900

Причиной поражения Красной Армии в июне 1941г., конечно, была и в самом деле ее неготовность к современной войне, неготовность не временная, а системная. И через два года мирного времени ситуация не изменилась бы именно в силу системных недостатков. 0_45eda_fc1f8cc7_MНо здесь речь не об этом. Мы попытаемся прояснить последовательность событий накануне этой катастрофы.

Интересно, например, было бы узнать «из первых рук» и оценку сенсационного полета Гесса в Англию 10 мая 1941г. Этот полет, как известно, до сих пор окутан тайной, а тогда в мае 1941г. он вообще спутал карты многим политикам. Messerschmitt-Bf-110D-Zerstorer-Sktz-VJ+OQ-Rudolf-Hess-WNr-3869-Bonnyton-Moor-Scotland-May-1941-02Как пишет Йен Кершоу (Kershaw, I. FatefulChoices. TenDecisionsthatChangedWorld 1940-1941, London: 2008 ), ссылаясь на книгу, посвященную деятельности британской разведки во Второй мировой войне (Hinsley,F.BritishIntellengenceintheSecondWorldWar. London, 1993.), Британское правительство вплоть до начала июня (то есть до даты переговоров с Гессом) полагалось на информацию о намерениях Гитлера, полученную только от разведки. Согласно этой информации, Германия сосредотачивала войска на границе СССР не для нападения, а для того, чтобы принудить Советский Союз к переговорам (в частности, об «аренде» Украины). Так, Брайтуайт в своей книге «Москва, 1941» цитирует официальные документы британского военного министерства и Объединенного Разведывательного Комитета, датированные апрелем и маем 1941г.: «Повидимому, не существует основания для нападения Германии на СССР», и далее: «В то время, как несколько недель тому назад по всей Европе распространились слухи о неминуемом нападении Германии на СССР, сегодня существует обратная ситуация. Существуют признаки того, что в ближайшем будущем между этими двумя странами будет заключено новое соглашение…Преимущества заключения соглашения с СССР для Германии перевешивают военные риски». Как отмечает Брайтуайт, на это же надеялся и Сталин. Но «сталинская надежда была кошмаром для Черчилля» ( p.52).

После прилета Гесса Британское правительство попыталось использовать факт его таинственного прибытия для «запугивания» Сталина возможными мирными переговорами Англии с Германией, чтобы подтолкнуть его к союзу с Англией. Заметим, что эта политика проводилась британским кабинетом постоянно в 1940-1941 гг.. Но ничего из этого не вышло. Когда в начале июня от Гесса стало известно о решении Гитлера напасть на Советский Союз, то сэр Александр Кадоган, 162900096_sir-alexander-cadogan-sitting-at-his-desk-premium-представляющий МИД Великобритании, 16 июня позвонил и сообщил (не говоря об источнике информации) послу СССР И.М.Майскому mayskiy_1о близком и неизбежном нападении Германии. К этому времени за период с 1 января по 10 июня 1941г. немцы совершили 2080 нарушений границы разведывательными самолетами, в том числе 91 полет уже в период 1-10 июня. Вся дислокация советских войск, аэродромов и складов была видна на фотоснимках, как на ладони. Эти самолеты летали на большой высоте, которую не достигали советские истребители даже если бы был приказ о перехвате.Minsk-On-Fire-1941

Последнее предупреждение о близкой агрессии Гитлера, как известно, поступило от Чан Кай-ши через Мао Цзе-дуна и далее Димитрову, председателю Коминтерна, который и позвонил Молотову 21 июня. Что в это время (май-июнь) происходило в Кремле, мы рассмотрим далее.

Первые две недели мая 1941г. вообще насыщены событиями: происходит расстановка фигур на политической шахматной доске перед решающей партией. 29 апреля Гитлер выступает в «Спортпаласе» перед выпускниками военных училищ, а затем после майских праздников, 4 мая—в Рейхстаге с победной речью по завершении балканской кампании. После этого Гитлер удаляется в Бергхоф на отдых в свои любимые Альпы и…надолго замолкает. Весь мир пытается угадать дальнейшие шаги Гитлера. Он играет «белыми», если применять шахматную терминологию, то есть обладает инициативой. И его «майское молчание»—тщательно продуманная стратегия. Все попытки вызвать реакцию Гитлера в это время на инспирированные политические ходы, чтобы понять его замыслы, провалились. Гитлер переиграл всех. Наслаждаясь пребыванием в Бергхофе, Гитлер, усмехаясь, смотрел свысока в буквальном и переносном смыслах на мелкие попытки выведать его планы. Решение принято и об этом никто не узнает. А гадать можно сколько угодно. В конечном счете, предстоящая кампания на востоке—это только средство для архитектурного переустройства мира. Hitler at BerchtesgadenНовому порядку должна соответствовать новая архитектура. Вот это—действительно грандиозная задача! Создать адекватную архитектуру Новому порядку. Потребуются десятилетия напряженной работы.

Планирование кампании против России, как известно, началось с июля 1940-го года. Первоначальное название этого плана было, как выяснил в немецких архивах британский историк Кершоу, «Проблема С» (“ProblemeS”).

Мотивы решения Гитлера напасть на СССР-это отдельная проблема. Автор склонен считать, что после блестящей победы над Францией Гитлер не решился рисковать возросшим престижем в кампании с Великобританией и выбрал, как ему казалось, слабое звено-СССР, в быстрой победе над которым он был абсолютно уверен (известна его оценка будущей кампании в разговоре со Шпеером в Париже сразу после подписания капитуляции, как «просто штабная игра»).

Но наращивание сил на востоке вначале шло неспешно. К концу года в Польше и Восточной Пруссии находилось только 34 германских дивизии. С советской стороны в западных округах уже в августе 1940г. дислоцировалось 116 дивизий. Первые три волны развертывания германских пехотных дивизий на востоке прошли в период от середины февраля до середины мая 1941г. Заключительная фаза развертывания с выходом на стартовые позиции началась только после 3 июня. Но это были ударные подвижные соединения: 12 танковых дивизий (из общего числа 19 на Восточном фронте) и 12 моторизованных дивизий (из 13). Самолеты авиагрупп Люфтваффе с коротким радиусом действия перелетели на свои передовые, то есть фронтовые, аэродромы только 21 июня, буквально накануне вторжения, чтобы с одной стороны максимально скрыть намерения, а с другой—минимизировать риск подвергнуться нападению на аэродромы с советской стороны (пример правильной тактики развертывания, разительно отличающейся от советской).

Воинственный дух выступлений Гитлера наряду с нарастающими слухами о близком военном конфликте Германии и СССР подталкивают посла Германии Шуленбургаoiuggf к самостоятельным действиям: ведь его служебной обязанностью является улучшение отношений Германии и СССР. Кроме того, он, как и его шеф Риббентроп, считал, что Советский Союз должен присоединиться к Тройственному Пакту. Не получив никакой информации от Гитлера о планируемом развитии событий во время своего рандеву с ним 28 апреля (о чем имеется отчет в архивах германского МИДа), Шуленбург, возвратившись в Москву, начинает действовать сам, пытаясь выяснить намерения Гитлера с помощью…Сталина. Гитлер же, принимая Шуленбурга по его просьбе, явно скучал: все давно решено, дипломатам на этот раз делать нечего—пустая болтовня. Их задача—вручить ноту об объявлении войны…, когда боевые действия будут идти на всей территории России.

В конце апреля в дипломатических кругах «взорвалась» информационная «бомба»: через английского военного атташе в Италии просочилась информация о принятом Гитлером решении напасть на СССР 22 июня. Причем, информация о дате нападения появилась еще до того, как она была официально объявлена на совещании у Гитлера 30 апреля.

Дипкорпус живет слухами—это его бытие. Докладывать в центр о происходящем надо каждый день (шифровальщики работают ночами, как проклятые) и иногда информация просто выдумывается, а иногда инспирируется во время зондажных бесед с коллегами из других стран—все находятся в одинаковом положении дефицита информации и в этом сотрудники дипкорпуса солидарны независимо от принадлежности. Все это недавно блестяще подтвердилось опубликованными на сайте Wikileaks, большей частью пустыми и полными слухов, телеграммами из американских посольств в Госдепартамент США.

Тогда это был «слух», достоверность которого никто не мог подтвердить, но мы с вами теперь знаем, что это была правда. Интересен источник этой информации. Очевидно, что утечка произошла из штаба верховного командования Вермахта или Сухопутных сил, где все еще оставались на высоких должностях единомышленники создателя Вермахта, отставного генерала Бека11beck, ставшего главным оппозиционером Гитлера. Бек был и главным организатором «заговора генералов» против гитлеровской системы. Намечалось убийство Гитлера и его приближенных: Гиммлера, Геринга и других.

Эта сенсация вызвала волну в дипкорпусе по всему миру от Токио до Стокгольма и Вашингтона. Заработали шифровальные аппараты—в посольства начали поступать приказы об уточнении и проверке столь важной, если не сказать ключевой, геополитической информации. Если бы речь шла о фондовой бирже, то подобная информация могла обвалить курс акций некоторых «компаний» типа Англии. Ведь в победе Вермахта над РККА никто не сомневался. А после нее Англия становилась бы окончательным «банкротом».

Сталин доктринерски, т.е. исходя из логики, считал, что Гитлер на «два фронта» воевать не будет, а потому не нападет на СССР, пока не разделается или не договоритсяс Великобританией. Это, по его мнению, было главным политическим условием возможного начала войны Германии против СССР и критерием оценки донесений разведки. Правда он, как и весь мир, почему-то не задавал себе вопроса был ли вообще «второй» фронт после изгнания немцами англичан с Балканского полуострова (т.е. с континента Европа)? Донесения разведки о готовящемся нападении не укладывались в сталинскую доктрину и потому не принимались им во внимание, тем более, что эти донесения до 18 июня не носили документального характера, а являлись пересказом разговоров и слухов.

Известно, что в вопросах войны и мира доверять разведке опасно- решения принимаются на самом верху и даже самая достоверная информация может быстро устареть. Характерным примером этого является случай с американским шпионом, полковником ГРУ Пеньковским92807377_large_4408295 во время Карибского кризиса 1962г. Во время своего ареста он послал в ЦРУ сигнал (из двух возможных: «арест» или «война») по «тревожной кнопке» не об аресте, а о неизбежности начала военных действий со стороны СССР. К счастью, ЦРУ «отфильтровало» этот сигнал, не придав ему значения. Аналогично не поверил «докладу Гэйтера» (Рэнд Корпорэйшн) о готовящемся ракетно-ядерном нападении СССР в 1959г. и президент США Эйзенхауэр. Он, как и Сталин, считал, что «просто так» войны не начинаются. Как известно, скандально известный полет американского разведывательного самолета U-2 в мае 1960г. преследовал цели проверки ракетного потенциала СССР и оценки угрозы нападения.

С еще большим подозрением Сталин относился к предупреждениям, получаемым от «дружественных» иностранных официальных лиц. Как уже отмечалось, всего за весну 1941г. Сталин получил 84 (как подсчитал B.Whaley) предупреждения о грядущей войне с Германией, большинство из которых было из иностранных источников.

Единственным надежным методом получения информации о намерениях высшего руководства является политический зондаж правящих кругов с помощью надежного агента влияния с целью получения информации об условиях начала войны. Этот зондаж был осуществлен через министра иностранных дел Швеции Кристиана Гюнтера.

Концентрация немецких войск на границе секретом не была, но концентрация—еще не война. Начинать боевые действия по своей инициативе—огромный риск. Кроме того, на Сталина произвело большое впечатление быстрое поражение югославской армии от Вермахта в апреле 1941г.Сомнения у Сталина, конечно, были, но он был убежден (в сущности, такой взгляд ему был внушен немцами через «достоверный» источник информации в Швеции), что Гитлер еще не принял решение о направлении нападения (СССР или Англия?) и что «принятие этого решения зависит в большой степени от поведения самого Сталина». Информация о том, что войны с СССР в 1941г. не будет(значит, будет война с Англией), была немцами «продублирована» через Финляндию, которая, опять же поделилась ей со Швецией. Отсюда это знаменитое указание «не поддаваться на провокации», отсутствие информационной подготовки к войне и, в конечном счете, неожиданность нападения даже для самого Сталина. Кроме того, к июню 1941 он был уверен в достаточности сил для отражения любого удара, если он состоится. Беспокойство у него вызывало только состояние истребительной авиацииi153_4b—она не успевала к лету 1941г.

Если проанализировать журнал посещений Сталина в 1941 г. (излюбленное занятие историков), то можно увидеть его приоритеты рассматриваемых вопросов и устойчивую структуру организации совещаний. Понятно, что наиболее часто посещают Сталина нарком обороны (Тимошенко) и начальник генерального штаба (Жуков): почти ежедневные рутинные доклады о состоянии дел и решение текущих вопросов огромной работы по строительству армии—типичные «оперативки». i (8)Понятно, что каждый день решаются политические вопросы узким кругом лиц: Сталин, Молотов, Жданов, Маленков, реже Берия, Микоян, Каганович. Но не менее часто проходят совещания по авиации. Здесь круг участников существенно шире: начиная от Шахурина shahur41(молодого 36-летнего выдвиженца, наркома авиапрома) с практически ежедневным докладом о состоянии дел, главкома ВВС (Рычагова, а с апреля Жигарева) до главных авиаконструкторов. Очевидно, что Сталин уделял большое время (не менее 30% рабочего времени) сугубо техническим вопросам авиации, чего не скажешь ни о флоте, ни о других родах вооруженных сил (артиллерии, танках и т.п.), которые почти не представлены в персональном составе участников совещаний. Например, проблемы флота обсуждались у Сталина всего один раз в 1941 г. до начала войны (против 40 совещаний по авиации!). Правда программа строительства флота (серия из четырех уже заложенных линкоров «Советский Союз», «Советская Россия», «Советская Украина» и «Советская Белоруссия») в 1940г. была приостановлена. Броня требовалась для танков. Истребительная авиация—вот где Сталин остро ощущал отставание от Германии, и здесь он был прав. К этому времени основной советский истребитель И-16 583308182уже проигрывал немецкому скоростному Ме-109 (Bf.109E), что проявилось еще в Испании.bf_109e-3_in_flight_1940

1 мая, как обычно, в Москве состоялся военный парад и праздничная демонстрация трудящихся на Красной площади.скачанные файлы (1)

Гай Валерий Август

продолжение следует. 

«редакционное задание»

Как и всякий БСЧ (бывший советский человек) я верю тому, что пишут в газетах. Ну, товарищи же-е-е… раз пишут, значит не так просто, просто так писать бы не стали, верно? В последнее время «ИНОСМИ» всё читаю, батюшки, оказывается, Финляндию скоро оккупируют путинские войска. Нет, серьёзно, так и написано — «сейчас Финляндия находится в такой кошмарной ситуации, которую не захочется увидеть даже во сне». verolomnoe_napadenie_sssr_na_finlyandiyu_stalo_vozmozhno_isklyuchitelno_blagodarya_podchishennym_finskim_arhivam_aleksandr_rodzhersЧестно говоря, я тоже во сне такое не встречал пока, хоть я и не финн. Примерно то же самое пишут и поляки, прибалты, чехи и прочие румыны — просто во-пи-ют «спасите, SOS, земля дрожит, руссише панцер на подходе, а на горизонте черно — наверное это гофрированные многомоторные чудовища сталинских соколов. 1303124946_2На подлёте. Готовятся. Мыть кирзовые сапоги во Влтаве, Дунае, Днепре, Днестре, финских фьордах и балтийских волнах.  Вот вам и ответ на вопрос «зачем путинским полчищам захватывать Европу»? А затем, чтобы сапоги… Вам мало? sapogi_denegИнтересно, что редакция «Иносми» именно ТАКИЕ статейки печатает прямо-таки с наслаждением. Никакой такой российской пропаганды и информационной войны. Ничего не надо писать ни за бога, ни за царя, ни за отечество. ПРОСТО перевести как есть то, что «у них» пишут в газетах. «Чехия в опасности»! Но позвольте, позвольте, у нас же, кажется, даже общей границы нет. Как нет? А граница оккупированной (аннексированной) Путиным Украины? Нда, действительно. В страшном сне. hb83841_enlИли копнула одна американская красивая деушка с разными паспортами статистику и ахнула — Россия вымирает! Дескать, вот они русские ножницы и русский крест. В цифрах! В сопоставлении! Дескать, смотрите, раньше тоже Россия вымирала, особенно при большевиках, при Гайдаре, вроде, чуток погодила, а сейчас снова, да с какой скоростью — даже онемела красивая девушка от ужаса и сострадания! (Ну вот никак не могу удержаться от вывешивания здесь портрета той сострадающей нам деушки, полюбуйтесь и вы, не могу же я в одиночестве, потому совесть имею!)360614_originalПравда, потом другой журналист все её цифры опроверг, оказалось, она Россию с кем-то перепутала, то ли с Эстонией, то ли ещё с кем-то.. Но это уже потом, кто «опровержения» читает, кому они на фиг нужны, мелким-то почерком, глаза ломать? Или вот, например, приехала другая красивая немецкая деушка в Москву с редакционным заданием и пишет в своей газете -»проезжая мимо гигантского здания русского МИДа, выстроенного в сталинском стиле (не иначе Путин специально стилизовал, когда отдавал приказ своим архитекторам, типа, пусть знают басурмане, чьих мы гнёзд птенцы (Л.В.), 500390873_d3cf4f7793глядя на мрачные кирпичные здания Садового кольца, я думала о десятках миллионов жертв ГУЛАГа, да, сколько крови, сколько слёз, сколько страданий в этих  кирпичах и безвкусных аляповатых, псевдоклассических фасадах, 0_8f697_b52adc63_XXXLнеужели никто этого не замечает и не чувствует ЗДЕСЬ?» Не-а, никто, деушка, ровным счётом никто, я вас уверяю! Хотя, оно конечно, иногда по-ночам кто-то вроде бы воет в районе Загородного шоссе, где Кащенко. Наверняка из ГУЛАГа сбежал, органы ищут, но пока не поймали. Во сне не приснится, а приснись вам тот воющий гулаговец, то мало не покажется, честное благородное! Ещё эта немецкая деушка с разными людьми встречается. Из местных. Чаще всего — дизайнерами, арт-менеджерами и психоаналитиками. Им всем нечем дышать. Ну совсем нечем! 145_chem-dishimПоэтому надо валить туда, где воздух. Но почему-то пока не валят. Оно и понятно, если все свалят, с кем тут останется общаться немецкой деушке. Которая, кстати, не совсем немка, а полька, а если поскрести, то даже и не оно. Нет, конечно, я понимаю, что деушка тут НЕ САМА ПО СЕБЕ, а с РЕДАКЦИОННЫМ ЗАДАНИЕМ. В которое не входит общение с ивановскими ткачихами и уралвагонзаводскими люмпенами, Снимок-экрана-7ну их к чертям, люмпенов этих… что, я думаю, совсем зря — у них тоже есть на что пожаловаться, например, на зарплату, потому что им как-то не до «воздуха», которого «не хватает», им элементарно денег не хватает на элементарно пожрать.img Понимаю! И ещё я начал смутно понимать, что без редакционного задания никто уже  не пишет. Отсюда и «страшные сны». Я уж заподозрил редакторов ИНОСМИ — вдруг и у них задание -  выискивать  в западной прессе и переводить  всякую злобную и провокационную чушь — типа чтобы нас позлить как следует. Перед неизбежным боем до победного! Стал читать напрямую. Те самые западные газеты. То же самое ощущение — страшные сны и дежа вю. Будто переместился в СССР шестидесятых. Какую газету ни возьми — во всех одно и то же. «Израильские агрессоры», «Вьетнам сражается» и «Ангола победит»! Тоже «редакционные задания»… Даже обороты одинаковые. 1165867449Ребята, всем такой совет: кто из вас по СССР ностальгирует — читайте западные газеты. Слезами обольётесь, гарантирую.

«Экипаж» фильм Николая Лебедева 2016 г.

6085Очень много наговорено про то, что «на всеобщее удивление в России удалось таки снять фильм-катастрофу голливудского уровня». Не знаю, может и удалось. Но я бы ещё добавил слово «среднего», впрочем, кассу фильм, кажется, сделал, затраты отбили, да ещё и с солидной прибылью; для чего же ещё он нужен, этот самый «голливудский уровень», ежели не для кассы? Я на другое хочу обратить ваше внимание. На некий авторский посыл, о котором мало кто говорит. Давайте не спецэффекты сравним с тем, первым «Экипажем», снятым Миттой в далёком, почти былинном, 1979-м, а другое. Какими показаны миры, в которых герои находят таки «место подвигу», то ли в подтверждение, то ли вопреки этим самым мирам. Мир первого  «Экипажа» благожелателен и добродушен, начальство понимающее, даже строгая медкомиссия и та какая-то… не совсем строгая, будто там сплошь, хоть дальние,  но наши родственники, да что там говорить — буквально ВСЕ вокруг словно родственники, «все «ребята с нашего двора», даже эта стервозина, которая в силу собственной фатальной нелюбви изводит одного из героев. А уж её второй (на сей раз любимый)  муж — вообще олицетворение этакого «нашенского», сразу видно — в бою не подведёт, сам погибнет, а товарища выручит. Ну и как на таком замечательном фоне не совершить что-то героическое? Просто не можно не совершить! А какие пассажиры!.. Ну, блин, наши же, до макушки наши, советские люди! Так о чем, я вас спрашиваю, поведал зрителю тот, первый «Экипаж», если не о подвиге советского человека в замечательных условиях развитого и зрелого?! Иной мир окружает героев «Экипажа» лебедевского. Дивный! Новый!.. Воистину «мир чистогана», в нём бал правит всякая сволочь и мерзота, наподобие пузатых продажных генералов, бывших начальников главного героя, и наглых буржуинов-акционеров, на лицах которых не читается ничего, кроме холодного презрения к «этому быдлу», — кстати, неплохая актёрская работа. «Я вас услышал» — как сказано! — Обитать в таком мире тяжело и неуютно, — какие к чертям подвиги, выжить бы! Тут даже принцип «хочешь жить — умей вертеться» уже не работает — не «вертеться», а наоборот — умей знать свой шесток и помнить кто ты — никто, вот кто! И все вокруг ровно такие же как и ты, все делятся на Хозяев и Персонал. Но… это в «нормальных» россиянских условиях. Как только этот самый «персонал» (по лебедевской версии, подчеркнём, как в реальности было бы — не знаю) оказывается в условиях форс-мажора и катастрофы, мы с удивлением видим в них всё тех же «советских» из фильма Митты. Ну до боли знакомо — «товарищ командир, товарищ командир, там ещё наши есть, неужели мы их бросим…» В этом месте либеральный демократ во мне буквально на стенку лезет от отвращения и ярости — «какой к чертям вам тут «товарищ», товарищи давно в яме и известкой засыпаны, мы вас, твари, четверть века учим обращаться словом «господин», а вы опять за старое, -совок просыпается? — нет, вы, воистину неисправимы, давишь, давишь из вас по капле «товарищей», а вы…» Но совки-герои, действительно, просыпаются в новом экипаже и новых пассажирах, и далее всё идёт по старой героической колее. gazetadaily.ru-5.05.2016-n4uBA2PE2GC4zeKW8aSc0wWhBSG900ynПока не приземлятся. А там, на заветной взлётной полосе их встретят всё те же буржуины и всё тот же «распорядок действий» и всё вернётся туда, куда здесь положено. Буржуины отвешивают героям-авиаторам смачный пинок и вышвыривают их на холодные неприветливые улицы Нового Дивного мира. «За что? Да за всё! Будете место знать… и другим неповадно будет». Но экипаж не сдаётся, экипаж начинает всё заново, экипаж упрямо лезет вверх по канату, потому, что наверху Крылья! Такой вот замечательный «поцелуй в диафрагму» выдал Лебедев в финале. Реинкарнация «совка», честно скажу, меня порадовала, жаль, что она, в сущности, лишь авторская мечта и ненаучная фантастика. Но хоть мечтает кто-то ещё, и то хлеб. «Я вас услышал»…1_5255060c10cb65255060c10cf4

«Прекрасная и ужасная жизнь Лени Рифеншталь» 1993 режиссёр Рэй Мюллер

b0f13a91c554a3f357e6b0cdf7cb3258Эта невероятно красивая женщина могла бы стать голливудской звездой, затмив блеск звезды Марлен Дитрих.  Джозеф фон Штернберг (к слову, такой же «фон», как я «ваше преосвященство») звал её в Голливуд. И могло бы срастись. И не было бы великой Лени Рифеншталь, воспевшей первый немецкий третий рейх и  немецкого первого фюрера в гениальной документальной опере «Триумф воли». И не было бы гениальной «Олимпии», где воспевалось человеческое тело и его дух. И не было бы послевоенного гонения и фактического запрета на профессию. И слова «ужасная» в названии документального фильма о знаменитой голливудской актрисе Лени Рифеншталь. Но всё это есть. «Последний раз я видела Гитлера на моей военной свадьбе 21 марта 44 года. И там мы с моим мужем получили приглашение приехать в Бергхоф. И там я его увидела в последний раз. Он был очень рассеян и говорил монологами. И я его уже воспринимала не как человека, а, скорее, как духа». Рифеншталь осторожна. Видно, что ей просто осточертело оправдываться. За что? 1476640-3x2-940x627«В Гитлера поверили 90% немцев, а я простой человек, просто художник, не политик и потом… вы обратили внимание в «Триумфе» на речь Гесса? Он говорит, что фюрер для народа и для него, Гесса означает — «Германия» и «мир»! Мир, вы понимаете? Тогда, в 1934-м никто не мог знать чем всё закончится. НИКТО! А что вы от меня хотите? Чтобы я «боролась», пошла в подпольщицы? С кем и за что? Кем я была? Чем был для меня фильм? Просто произведением искусства, поехала бы я в Москву, снимала бы там, поехала в Америку — там снимала! Везде, понимаете? Всех! Когда я узнала о Дахау, я была уничтожена. Это всё делалось по приказу Гитлера? «Сожалеть»  - не то слово. Для моего чувства не существует слов. Я должна была либо жить с этим дальше пятьдесят лет, либо умереть. В чём моя вина? В том, что я тогда жила? Да, я признаю, что сняла в 1934 году фильм о съезде партии, да, я не произнесла ни слова в защиту евреев, но я и не была антисемиткой, я не бросала атомных бомб и никогда ни от кого не отреклась.29S6vitxyaAЯ не была членом партии. Никогда не была. В ЧЁМ МОЯ ВИНА?» Лени садится за монтажный стол и просматривает кадры из «Триумфа». У неё загораются глаза — «Видите эту штуку на подъёмнике знамён? Если бы вы знали каких трудов стоило мне уговорить их установить на подъёмник камеру. Зато какой потрясающий план снят! Посмотрите! Словно орёл поднимается над полем. Посмотрите, как пересекаются и трепещут, словно живые, флаги. Это снято широкой камерой. Я монтировала фильм 5 месяцев, сначала по 8 часов, затем по двенадцать, затем двадцать в сутки. Он захватил меня полностью. Это потом меня трясли и терзали за него. А в тридцатых именно за это кино я получила самые престижные премии. Да, и в Париже тоже»… Никто не мог знать чем закончится? Или думали что не так? На что-то другое рассчитывали? В 39-м Лени Рифеншталь поехала в Польшу и пришла в ужас. Это война! Это не «искусство»! Сохранилась фотография, где она стоит среди немецких солдат и лицо её буквально сплющено ужасом. Что она видит? О чём думает?i (19)
«Я сказала фюреру после «Триумфа», что это моё первое и последнее кино для него. Больше я снимать ЭТО не буду. Другое —  буду. Это — нет! И не стала.» И никто не упрекает её в лукавстве, но я же не могу поверить, что Рэй Мюллер не смотрел «Tag der Freiheit — Unsere Wehrmacht» 1935 года. «День Свободы! — Наш Вермахт»… Но Мюллер не педалирует, ему дорог его фильм, старенькая Рифеншталь и так уже несколько раз срывалась в истерику, стоит ли рисковать! Зато мы сейчас можем всё это видеть и оценить. И ответить себе на старый и глупый романтический вопрос — совместимо ли злодейство с гением? Может ли гений плодотворно работать на дьявола? 05_Snapshot.inddДьявола?..

Видно как Рифеншталь так и подмывает бросить в камеру — «Это сейчас вы все такие правильные и правоверные, когда другой победитель написал свою историю, а если бы всё было иначе?» Но она молчит. А я не буду. Действительно, если бы всё было иначе? О чём бы пели высокоморальные и гуманные художники слов и кинолент? Кому бы воздвигали бронзовые монументы и мемориальные доски? В честь кого бы называли улицы, города, университеты, школы  и театры оперы и балета? И ещё я думаю, был бы мир лучше, если бы в нём сияла звезда актрисы Рифеншталь и никто бы не слышал о великом кино — «Триумф и воля» и «Олимпия»? Не уверен!..z_28034d87

«Два дня для убийства» фильм Жана Бекера 2008 г.

kinopoisk.ruЧто должно произойти с человеком, владельцем рекламного бюро,  чтобы он, находясь на вершине личного и финансового успеха в день своего сорокадвухлетия бросил семью, работу, друзей: всё, из чего состояла его жизнь, да ещё КАК бросил. Со скандалом, со срыванием покровов — «вы все — лжецы и лицемеры, вы вцепились в свой бизнес, в свои тухлые «идеалы», суть которых — кормушка, жрачка, комфорт, а вглядишься — одни вонючие, грязные  тряпки и брехня, брехня, брехня! Ах, какие милые детки, ах, какая любящая жёнушка, ах, какие верные друзья и товарищи! Кто вы мне? Кто я вам? Никто! Что нас связывает, кроме чувства локтя у лоханки с баландой и классовая солидарность сытно жрущих? Ничего! Что может быть между нами, если не лгать? Равнодушие! Или ненависть? Я ухожу. Меня тошнит от вас. Тошнит от успеха в работе, суть которой — лгать, тошнит от жены, которую не люблю, от тёщи, которую не переношу, от компаньонов, которых презираю, от дома, который «полная чаша», тошнит, тошнит, тошнит»! Что должно произойти с человеком? Куда он бежит? Почему? До самого конца фильма я не мог ответить на этот вопрос. 428886А когда дождался ответа, то всё перевернулось и стало иным. И захотелось посмотреть всё с начала. Другими глазами. Рекомендую всем любителям психологической драмы.

«Куколка» фильм Элиа Казана 1956

i (18)В то самое время, когда тщетно пытающиеся отбить запах пота запахом мускусных духов романтики старой Франции занимались дурацкими штурмами  дурацких бастилий, циничные плантаторы молодой Америки изобретали хитрую штуковину для очистки хлопка. И — изобрели. Назвав свою шайтан-машину коттон-джином. А на духи наплевали, пот — понадежней будет. И  сработало: пот — понадёжней, особенно, негритянский, но вот, прошло сто пятьдесят лет и величественные особняки в стиле  аntebellum шибко прохудились,  обглоданные временем и термитами, THREESTORY_sm_blogа потомки циничных плантаторов похаживают по обветшалым их комнатам, продуваемым впросвист ноябрьскими неласковыми ветрами и пробиваемым насквозь вечерним закатным солнцем, попивая джин из припрятанных во всех углах бутылочек.  История восемнадцатилетия девочки, которую все называют Куколкой, которую взял в жёны стареющий неудачник, коттон-джин-владелец Арчи Ли Мейен (по-нашему — «мельник», типа, тот самый, с бутылочкой в особняке  аntebellum), которому перешёл дорогу наглый сицилиец Сильво Ваккара, чужак, пришелец с новой шайтан-машиной, которую обозлённый Арчи облил керосином и подпалил, из-за чего взбешённый сицилиец (Сильвио!) решил а/страшно отомстить, б/скоро отомстить, в/наплевать -и забыть-и никогда не вернуться still-of-carroll-baker-and-eli-wallach-in-baby-doll-(1956)-large-picture- эта история сегодня смотрится разными зрителями разно. Кому-то она покажется нелепой, несовременной и несвоевременной. Кто-то из особо начитанных вздохнёт по благословенному округу Йокнопатофа — «о, где ты, где ты, старина Фолкнер, что стало с твоими героями». Кто-то насладится лихо закрученными диалогами и и тонким психологизмом, присущим всему, к чему прикоснулась рука Теннесси Уильямса. Кто-то из непонятно как затесавшихся в наши края тайных членов Общества Добродетельных Католиков возмутится — «гадость какая, какой разврат, в огонь сие»! Кто-то поахает, поражённый фантастическим операторским мастерством земляка, гениального Бориса Кауфмана. Кто-то просто посмотрит фильм: где-то улыбнётся, где-то нахмурится, где-то задумается… так для этого и существует классика, не так ли?kinopoisk.ru

«Национальная травма». Посттравматическое лечение.

1044638Друзья, сегодня в рубрике «Наш гость» я хочу представить вам (с любезного разрешения автора) некоторые интересные умозаключения о том, чем для нас всех, в сущности, является 22 июня 1941 года. Автор настоящего текста иногда появляется на нашем сайте с глубокими и яркими комментариями. Сегодня мы публикуем его заметки и надеемся, что они вызовут ваши отклики и (учитывая дискуссионный характер публикации) критические замечания. 

22 июня 1941 года — это наша национальная травма. И как при всякой психологической травме, тем более военной, необходимо посттравматическое лечение. Это лечение—построение повествовательного моста над пропастью между миром и войной, объяснение того, что произошло между миром до 22 июня и войной после 22 июня и, главное, как произошла эта катастрофа. c8886c808cef13e161f4be80274d46f9Если бы название «Война и мир» не было использовано Л.Н.Толстым при описании схожей ситуации 1812 года, то оно было бы более, чем уместно здесь. Современники Великой Отечественной войны К.Симонов и В. Гроссман тоже предложили свое видение этой травмы, разлома жизни, в романах с емкими «разломными» названиями «Живые и мертвые» и «Жизнь и судьба». Современное российское общество, однако, не удовлетворяется художественным, метафорическим отображением и разрешением «проблемы 22 июня». Травма постоянно требует возврата к истокам объяснения происшедшего в документальной форме. Стремление к этому понятно—подсознательно хочется найти ту историческую развилку, которая привела к катастрофе, june-1941_36вернуться на нее и переиграть историю, хотя бы виртуально (М.И.Мельтюхов). Или—найти виновников случившегося и тем самым «объяснить» трагедию (А.Б.Мартиросян). Замалчивание же при любой психологической травме, хоть личностной, хоть национальной, приводит к печальным последствиям—фиксации на ней, а следовательно и к исторической остановке. Сверхзадачей же является перевод 22 июня из до сих пор кровоточащего, навязчиво повторяемого (признак травмы) настоящего в прошлое, в историю. smolensk5Конечно, это может пройзойти и произойдет и естественным путем спустя поколения, но этому необходимо помочь не с помощью забытия, амнезии, а наоборот, с помощью осознания. Правда, опыт свидетельствует о том, что «травматический след передает как правду о событии, так и правду о непостижимости этого события»3. Этим желанием постичь непостижимое и объясняются многочисленные попытки еще и еще раз объяснить катастрофу 22 июня. Сложность решения этой задачи объяснения катастрофы 22 июня заключается еще и в том, что проследить все шаги, приведшие к ней, не удается из-за банального отсутствия полноты документов. И здесь уместно привести мнение одного из ведущих британских историков. Касаясь обилия уже опубликованных документов периода войны, Эван Модсли, тем не менее предупреждает, цитируя одного «мудрого историка периода холодной войны»: «не существует такой вещи, как исторический бесплатный обед (freelunch)». То есть, любое государство разрешает публиковать только то, что считает не наносящим ущерба своим институтам. Поэтому одним из методов здесь может быть реконструкция, то есть не точное, но максимально приближенное к действительности описание происходивших и могущих произойти событий. Здесь мы отходим от методологии чистой истории, основанной исключительно на документах, и, используя герменевтику, то есть метод понимания исторического контекста, реконструируем происшедшее. Этот метод является достаточно продуктивным, например, в археологии, где несмотря на отсутствие многих фрагментов удается воссоздавать целостные картины прошлого, включая образы давно погибших архитектурных шедевров античности. Многие историки допускают ошибку, предполагая некую единую или дуалистскую предвоенную политическую стратегию Сталина. Чтобы при таком подходе связать концы с концами, приходится делать искусственные логические построения или даже ошибки при экстраполяции политических ходов в рамках неизменной стратегии. Если же допустить и показать, что Сталин менял стратегию трижды, исходя из главной доминанты избежания большой войны, то многое находит свое логическое объяснение.tank-parade-on-red-square-in-moscow-1940-C45KWN

Так же, как существует «чувство языка», позволяющее его носителям отличать конструкции, лежащие вне языка, несмотря на их синтаксическую безупречность, существует и «чувство истории». Нельзя в истории произвольно генерировать гипотезы—пространство исторических предположений на самом деле ограничено. Определяющим и ограничивающим здесь является языковый (в случае с языком) или исторический (в случае с историей) контекст. Поэтому из-за его недостаточного знания многие западные историки терпят неудачу на российском историческом поле. Примером чего, например, является труд Якова Верховского и Валентины Тырмос, в котором «доказывается» тезис о том, что Сталин спровоцировал нападение Гитлера на СССР, чтобы…получить помощь по ленд-лизу от США. Не отстают от них и некоторые отечественные фантасты (Осокин А.Н.), доказательная база которых основана не на документах и не на контексте, а на произвольных интерпретациях событий. Нам следует избегать гипотез и удерживаться от скоропалительных и упрощенных выводов. Политическая ситуация во всем мире в 1939-1941гг. была чрезвычайно сложной и, что самое главное, малопредсказуемой из-за большого влияния психологических факторов лиц, принимающих решения (в первую очередь Гитлера). И еще: то, что мы назывем одним словом «история», на самом деле представляет собой «слоеный пирог», состоящий из хроники, собственно истории, метаистории и философии понимания истории. Хроника, текущие события—удел журналистов. История, то есть, те события,  которые будучи зафиксированы в документах, влияют на будущее—объект исследования собственно историков. Но за документами остается еще целый слой мотивации принятия исторических (влияющих на будущее) решений, логика которой хотя и проявляется в событиях, но в документах не фиксируется. Это то, что можно назвать метаисторией (буквально, по-аристотелевски—«то, что идет за историей»). Здесь «метаистория» по смыслу отличается от известной лингвистической Метаистории Хайдена Уайта, который обозначал этим термином жанр, или форму исторического повествования, неизбежно влияющий на его смысл. Но для методологически правильного изучения метаистории необходимо знать философию истории, то есть ее категории, которые дают горизонт понимания истории вообще. Так мы подходим к науке о понимании, то есть герменевтике. Многим журналистам, с легкостью пишущим на исторические темы, и даже некоторым историкам не хватает, как ни странно, самых первичных знаний об этом. В противном случае они бы не удивлялись исторической подвижности (одной из категорий исторической герменевтики), то есть зависимости смысла исторических событий от времени в связи с расширением исторического контекста. Ведь История—это система, открытая в будущее и имеющая в каждый момент настоящего развилки. И здесь уместно процитировать еще одного из ведущих британских историков Второй мировой войны Йена Кершоу: «В ретроспективе кажется, что то, что произошло, было неизбежным. d15653c6aba5При рассмотрении истории войны, даже больше, чем в общей истории, всегда существует почти встроенный телеологический импульс, который ведет нас к предположению, что путь к происшедшему был единственным и все, что произошло, не могло произойти иначе… Но это не так. Войну необходимо рассматривать с точки зрения отдельного участника-лидера с его неясными представлениями о вражеских планах, открытым будущим, стоящими перед ним альтернативами, решениями, которые еще только нужно принимать. chemberlen1940Любое решение предполагает, что выбор был, были альтернативы.  Поэтому в каждом случае принятия судьбоносных решений необходимо спрашивать, почему было принято это, а не альтернативное решение, полагая в большинстве случаев вопрос о том, что произошло бы, если бы было принято альтернативное решение. Это не виртуальная история, которая имеет дело с интеллектуальной игрой гадания об отдаленном будущем и проектирования того, что могло бы случиться, если бы событие не произошло. Всегда существует слишком много переменных в такого рода игре, чтобы сделать ее продуктивной. Тем не менее, просто необходимо, чтобы историки работали с альтернативами на короткой исторической дистанции. Иначе они не будут способны понять значение того, что фактически имело место. Этот тезис как раз является методологическим примером применения  метаистории в нашем понимании.

Гай Валерий Август