Архив Апрель, 2014

«Ультрапатриотизм»

Раскудахтались СМИ сетевые — говорят, что Путин Интернет запретить хочет. Не сразу, «в лоб», а постепенно так: сначала личные сайтики регистрировать заставят (т.е. «платить в бюджет»?), потом поставят над ними цензоров, проверять нет ли чего антиобщественного и антиправительственного, крамольного. А если найдут,  то либо закроют, либо административку наложат, МРОТов этак с двести-триста. А то и посадят! В тюрьму! И ещё говорят официальные лица, что Интернет — буржуйское изобретение, мина под Россию, серверы-то в Америке находятся! Надо, говорят, свои серверы иметь и свою сеть, внутрироссийскую.  Подотчётную и поднадзорную! Нашему начальству, а не вражескому! И так далее. И вот, что любопытно: когда начинаешь разбираться — откуда ветер дует, то натыкаешься не на злокозненных либералов-журналюг, — они-то, понятно,  посменно воют, раскалились добела, — а на некоторых правительственных чиновников. А приглядишься к ним, рассмотришь поимённо — батюшки, да это же старые гайдаровцы-бурбулисты, ельциноиды-чубайсисты, ребята с огро-о-омными денежками за спиной, с чего бы вдруг им стать такими ультрапатриотами? Уж не засланные-ли казачки? Не провокаторы-ли, бойцы невидимого фронта, тайные приверженцы разных там «доктрин Монро» и всякого такого? Ибо, ни один агрессор так не навредит, как липовый ультрапатриот. Или «ультраидиот»?

«Любовник» фильм по сценарию Геннадия Островского, режиссёр Валерий Тодоровский. 2002 г.

Стали бы вы пить водку с любовником своей жены, зная, что все пятнадцать лет совместной жизни она изменяла вам именно с этим человеком? Я бы не стал. Я бы его… ну убил-не убил… побил бы сильно гада, это уж к бабке не ходи. И ни за что не поверил бы авторам фильма, герой которого именно водку пьёт с соперником своим. Это я позавчера так думал. Пока вчера не посмотрел фильм «Любовник».  Вот, что значит — классный сценарий! Сильнейшая драма психологическая получилась. Потрясающая работа Гармаша. И,  на мой взгляд, лучшая роль покойного Янковского, которому , впрочем, есть что играть было. Особенно впечатлила сцена, где он вслух разговаривает с покойной женой — «ну почему? почему? ответь же? почему?»  Почему она все эти годы жила на «два фронта»? Сказала бы — «ухожу, разлюбила»…  Не сказала.  Мне кажется, потому и умирает герой в финале, чтобы уйти «туда».  Вдруг есть «тот свет»?  Там и спрошу.

Владимир Арсеньев. Избранные произведения (комплект из 3 книг)

«Амба тайга ходи, олень кушай, кабарга кушай, других кушай, меня кушай нету» — кому из нас не знаком неповторимый язык Дерсу Узала, мудрого гольда, прославленного выдающимся русским путешественником Владимиром Клавдиевичем Арсеньевым в знаменитых книгах «По Уссурийскому краю» и «Дерсу Узала». В детстве мне приходилось читать эти произведения, и для меня они были ничуть не менее увлекательны, чем Фенимор Купер со своей серией о Натаниэле Бампо, или Хаггард, или Жюль Верн. Но я и подумать не мог, что те, советские издания были изрядно «пощипаны» цензурой. И вот, купив, довольно недорогой по теперешним временам, трёхтомник, я наконец-то получил возможность читать Арсеньева без купюр. Порадовало также, что в третьем томе опубликованы две вещи, которые в детстве до меня просто не дошли  — «В горах Сихотэ-Алиня» и «Сквозь тайгу». И я убедился, что Арсеньев так же интересен и так же захватывает меня, как захватывал в детстве.

Замечательные книги! Всем рекомендую.

Льюис Кэрролл «Приключения Алисы в стране чудес»; «Сквозь зеркало и что там увидела Алиса, или Алиса в Зазеркалье»

Это знаменитое сочинение переводилось на русский язык множество раз, но лучшим, на мой взгляд, переводом был и остаётся великолепный перевод Н.М.Демуровой.

А если вам ещё и удалось приобрести издание с иллюстрациями Джона Тенниела, то вы счастливчик. В ваших руках книга, почти адекватная английскому оригиналу.

Мне кажется, что сказки Кэрролла не то, что бы не детские, они и не всякому взрослому доступны для понимания. Впрочем, это только моё, возможно – не бесспорное, личное мнение. Во всяком случае, я убеждён, что вдумчивый и подготовленный читатель просто должен перечитывать Кэрролла каждые 10-15 лет; он обязательно убедится, что всякий раз в похождениях девочки Алисы в странном мире «Страны чудес» и «Зазеркалья» ему будут открываться всё новые и новые смыслы. Если не верите, то попробуйте, и сами в том убедитесь.

Андрей Платонов. Сочинения. Том 1. 1918-1927 (комплект из 2 книг)

«Котлован», «Чевенгур», «Ювенильное море»… Читателю хорошо знакомы эти произведения, написанные странным, неповторимым языком; кажется невероятным, что ТАК ВООБЩЕ можно писать, а личность автора предстаёт, как совершенно отдельный и загадочный артефакт. Не было и – наверное – никогда не будет в русской литературе ничего подобного. Я долго мучился, не решаясь купить этот двухтомник, честно говоря – жаба давила, уж очень дорого казалось. Решился! И – не пожалел. Очень хорошо научно комментированное издание раннего Платонова: читаешь, и немного проясняется – «откуда есть пошёл» великий русский писатель Андрей Платонович Климентов, известный читающему миру, как Андрей Платонов. Издатели обещают продолжить серию, что радует, одно не радует – цена. Хотя… такие книги, видимо, и должны стоить дорого – целый коллектив работал над комментариями. И, кажется, не один год!

Мечтатели 2003 г фильм. Бернардо Бертолуччи

Париж. Весна 1968 г. Чистый, скромный, невинный, голубоглазый американский мальчик Мэтью приезжает во Францию, учиться в университете на кинорежиссёра. Он очень любит кино, смотрел сотни картин, может цитировать многие из них слово в слово. Здесь он встречает таких же мальчиков и девочек, которые тоже любят кино и цитируют, цитируют… Казалось бы – родственные души!.. Но…. Он встречает интересную парочку – брата и сестру. Тео и Изабель. Это близнецы, хотя со стороны они похожи друг на друга не больше, чем Эйфелева и Спасская башни. Ну… двойняшки, так, кажется, говорят у нас. Нравы у привычки у брата и сестры, с точки зрения нормального, положительного юного американца, странные. Ходят они по дому в чём мать родила, спят друг с другом в одной постели, курят марихуану, боготворят Мао и «Синематеку» (местечковый парижский «Госфильмофонд», где, в отличие от нашего, круглосуточно – день открытых дверей, заходи в полночь, за полночь, садись и смотри кино). Родители у двойняшек  вполне буржуазные: отец – поэт, мать – жена поэта, чеки на выпивку и прочее деткам «оставляют на камине». Двойняшки просто истекают сексуальностью  и готовы совокупиться с кем угодно и когда угодно, хоть с диваном в рабочий полдень, правда, очень странно, что сестра оказывается при этом девственницей, хотя… её брат на деле такой же маоист, как она – опытная блудница. «Дети» — как сказал бы наш товарищ Дынин. Мэтью вначале легко попадается на сексуальную удочку двойняшек, он ведь тоже не ветеран, свербит пока по молодости-то (говорят, что в первоначальном варианте, не только на удочку сестры, однако… пришлось вырезать, великий Бертолуччи и так уж наслушался за жизнь про «красного пидера», не хватало ещё, чтобы «старого» к пидеру привесили, уточняя). Но он говорит им про нормальные вещи – о любви, о браке, о «общечеловеческих ценностях», о том, что «наши во Вьетнаме защищают Родину», а кто, ежели, к примеру, не согласен, то того у нас в Америке в тюрьму содют!  Как с гуся вода! Подхватив с камина очередной родительский чек, двойняшки бегут на улицу, чтобы, присоединившись на тогдашнем парижском Майдане к толпе таких же детей (с папиными чеками за резинками трусиков) кидать в полицейских «коктейль Молотова» и скандировать – «Mort aux vaches!», что вольно можно перевести, как «бей ментяр поганых». Тут они и разошлись, как в море корабли. Мэтью пошёл доучиваться, а то выгонят из универа и в армию загребут, «Родину защищать от Вьетконга», а двойняшки… у тех ещё пара (и чеков в трусах) на сто революций. Пар – выпустят, чеки – никогда! Этот Мэтью ещё встретится с Тео или Изабель лет через сорок, где-нибудь в Европарламенте, осуждая очередные происки «империи зла»,  или в штаб-квартире НАТО. За бокалом бургундского…Что до кровосмесительных тенденций, всяких там инцестов-шмацестов… так ведь Европа гнилая, чего же вы хотели? Там же ясно акцентировано, как при первом знакомстве с отцом Изабель, Мэтью бросилась в глаза добрая отеческая длань на вкусной дочерней попке. Отцы, так сказать, и дети!

Теперь о фильме… Он – гениальный! Я его посмотрел, помнится, два раза подряд.

Сейчас таких манишек не шьют, даже «старые пидеры», и тем… куды там…

А то, что написал выше… так это под настроение.

Это мнение старого козла, а вот подгони ты этому козлу марафету, да девочек, так он иначе заблеет!

Уильям Голдинг «Двойной язык»


Последний, посмертно опубликованный роман автора знаменитого «Повелителя мух». Говорят, что Голдинг переписывал его не менее трёх раз, добиваясь какого-то немыслимого совершенства формы и языка. И переписывал бы далее, но жизни не хватило. История дельфийской пифии, рассказанная ею самой, буквально завораживает, в тексте присутствует какой-то особый магнетизм, книга  захватывает тебя всего, трудно отложить её и заняться насущными делами, это словно гипноз.

Во всяком случае, на меня она произвела именно такое воздействие.

Тем не менее, не оставляет мысль, что автор ведёт с читателем некую игру, закладывая иные смыслы – это даже не двойное и не тройное  дно, это лишено дна ВООБЩЕ!

Рекомендую всем любителям интеллектуальной прозы.