Архив Июнь, 2014

«Боевой разворот. И-16 для «попаданца» роман Александра Самохвалова

Сразу предупреждаю: если вы с негодованием отвергаете альтернативку как жанр на том основании, что «сослагательного наклонения нет и быть не может», если вас не интересуют сравнения конструкций и боевых характеристик советских и немецких самолётов начала Великой Отечественной, если вы никогда не задавались вопросом — как же так случилось, что немцы, не обладая количественным перевесом, наших сталинских соколов почти «приземлили» аж на два года,  да так, что спроси любого красноармейца той поры, видел ли наши самолёты — только плечами пожмёт да выругается, если вы никогда не пробовали драться с супостатом на симуляторах и не представляете чем отличается правый боевой разворот от левого на И-153(Чайка) и какая тут зависимость от направления вращения винта, если вы никогда не задавались вопросом — неужели НАШИ хуже ИХНИХ и просто летали плохо именно по ЭТОЙ причине или же — как всегда! — начальство виновато, потому как дураки, перестраховщики и сволочи, если, иными словами,  вас не интересует история воздушной войны  в 1941 году и история ВОВ вообще, как таковая, то… это не ваша книга.

Да, собственно, и мне-то говорить с вами не о чем.

Не споёмся. Не наши вы люди! А вот если вы всё-же люди наши, то берите и читайте сие сочинение с наслаждением. Это ваша книга. Наша.

Засланные казАчки?

С каждым днём  я с радостью убеждаюсь — не зря надеялись. Не зря думали, что сколько РФ глупостей ни сделай на мировой арене, как в информационной войне ни подставляйся, а есть люди! Есть достижения! Общий баланс за нами. В плюсе — мы! Везде наши люди! Вот, например, Ким Зигфелд такая? Как это кто? Вы не слышали о Ким Зигфелд! Эта та самая девушка, которая на Олимпиаду ехать американцев отговаривала, дескать, окажетесь на мушке террористов, шансов выжить мало, да и самолёты там падают круглосуточно, как раз «Суперджет» хвалёный тогда в гору врезался, в Таиланде, кажется. А когда никто немногих храбрецов, всё-же решившихся, не пристрелил, а самолёты не рухнули, подытожила — понятно, вот вам результат кровавого тоталитаризьма: ни стрельнуть, ни чихнуть в путлеровской рашке. И даже самолёты не упали, могут ведь, когда захотят, — беда, что в самый-самый тот момент расхотели, — вот и падают самолёты, если не Олимпиада. И не падают, сволочи, если она самая! Народ читает и думает — то ли дура, то ли… Наоборот, хитрая, специально нас злит, супротив имперьялистов настраивает. Не иначе — подосланная казАчка! Да там много таких, наших, сами смотрите, взять хоть Псаки эту. Это ж надо такой цирк устроить, так обамовскую администрацию замазать! Тоже — наш агент, кукой буду. Как это говаривал батька Бурнаш? «В бессильной злобе красные комиссары подсылают своих наймитов… чтобы мутить народ»! Не такой уж и «бессильной»,  действуют-то НАШИ эффективно. Если не верите — прочтите в Сети последний опус мадам Зигфелд «Предупреждение Ельцина». Дескать, ЕБН наш для того лихорадочно во все углы суверенитет рассовывал и прямо половниками им регионы закармливал, чтобы, уйди он, великий Б. и приди на его место какой-нибудь тоталитарист поганый N или Р,  демократии взад ходу бы не было.

А в том, что такой гад обязательно объявится и придёт, первый наш демократический государь даже и не сомневался. «Народец, — говорит, — у нас такой, им бы в ярмо опять,  да раба по капле вдавить обратно».

Зигфилд сама слышала! Или не слышала, но догадалась?

По контексту?

На бараньей лопатке прочла?

Или не догадалась и не на лопатке, а подсказали?  Путинистическое тайное начальство так наверное и указало в шифровке — дескать, ляпни чо-нито свеженькое, позли народ, а то он что-то расслабился. Вот и старается агентша! Ельцин, пишет она,  потому власть олигархам раздал, что народ россиянский не приемлет в массе своей ни свободы, ни демократии, таковы, дескать, они — русские!

Уродились так! Накосячат, морды протокольные, ежели им власть, да денег, да фабрик с заводами, да шахт со скважинами отписать, а кто  демократию защитит?

Олигархи и защитят, те самые…

Расчёт на что при таком раскладе вопросов? Легко вычислить — тут-то и спросит сам себя догадливый читатель — «ежели русский народ не приемлет демократию и свободу, а олигархов поставили складом заведовать, вишь — они-то, стало быть, свободу любят, то…  кто — эти олигархи? Из каковских будут»? И — вот он, ответ, как на ладони!..

Во как хитро закрутила Ким Зигфилд. Прямо — Ким Филби! Наша, с места не сойти — наша казачка! Засланная!

Речь Президента Свободы или «И вновь продолжается бой»?


Граждане, хочу поделиться с вами некоторыми соображениями насчёт текста, который,  как сообщают некоторые эксперты,  в последние дни весьма популярен в Сети.

Я не знаю, читал ли его перед выступлением на торжествах в Нормандии президент Обама, и выразил ли за него благодарность спичрайтерам, но подозреваю, что если и читал, то с пятое на десятое.

Возможно, ему не хватило элементарного литературного вкуса или простого чувства юмора —  иначе он бы ни за что не озвучил, достойный пера пятиклассника-второгодника, смехотворный «оживляж» про то, как «капитаны вышагивали по палубам, пилоты нервно постукивали пальцами по приборным доскам, командиры склонялись над картами», про то, как «если вы рейнджеры, вперед!» — гаркнул генерал», не говоря уже о «бомбах истерзавших небо». Сами посудите, если бы командовавшие «самым длинным днём» генералы бомбили («терзали») небеса, то вряд ли сегодня их наследники день тот праздновали.

Или праздновали бы, но совсем другие люди.

Впрочем, бог с ним, с «оживляжем»,  в стране победивших «псак» и не такое говорят и пишут.

Я о другом…

О послании, а лучше написать —  Послании, с большой буквы. Что Обама сказал-то, что возвестить пытался? Вот он восклицает с пафосом «Сейчас мы не просто вспоминаем победу, как бы мы ей ни гордились. Мы не просто чтим память погибших, как бы мы ни были им благодарны. (не это главное? А что? Л.В.) Мы собрались здесь, чтобы вспомнить о том, как Америка и союзники многое отдали, чтобы демократия выжила в момент величайшей опасности». Значит, получается, главное, зачем собрались – про демократию в очередной раз побалакать?

Про то, что неважно ПРОТИВ КОГО воевали, важно ЗА ЧТО? И – «многое отдали»?  Обама конкретизирует — сколько. 9387 жизней своих граждан отдала Америка за торжество демократии на «плацдарме Свободы»,  за то, чтобы «на этих берегах, произошел перелом в нашей общей борьбе за свободу» А Сталинград и Курское сражение – что? Сами американские историки, Гланц, например, говорят, что именно ТАМ и был ПЕРЕЛОМ! Впрочем, Обаме виднее, он же Президент Свободы!

Ценою же того, что «наши армии маршировали через континент… «как будто треснула земная кора» были сколько-то тысяч мертвецов, увезённых домой и 60 тысяч похороненных в Европе. Много это?

 Ну… если за Демократию…

Тем более, что потом, как результат, американцы  «сумели превратить старых противников в новых союзников (а старых союзников в новых противников? Л.В.), построили новое процветание. И мы вновь выступили на стороне людей этого континента в долгой сумеречной борьбе, которая тянулась, пока стена не рухнула, и вслед за ней не рухнул железный занавес».

Стало быть, взятый в жестокой битве  «Америкой и её союзниками» берег Нормандии и «стена» и «занавес», про которые Обама шпарит подряд, не сглотнув, одного и того же крепости? Злобного тоталитаризЬма? И  высадка в Нормандии есть нечто вроде начала Армагеддона, где те, кто за «занавесом» — отнюдь не на стороне Добра? Тогда за что же ОНИ жизни отдавали? Которых несколько «побольше» будет, чем 9387, оставленных Америкой на «плацдарме Свободы»!

 По внутренней логике речи Обамы получается, что все жертвы тех, кто за «занавесом» «прятался»  отданы в этой войне Демократии с ТоталитаризЬмом совсем не за «демократию»? Ведь паузы Обама почти не делает – «мы» (они)  сначала «перелом» учинили, затем противника в союзника обратили, объявив ему новое процветание во веки веков, а потом и «стену» сломали с  «занавесом»! А начали здесь, на пляже «Омаха»!

«Демократические движения распространялись 70 лет — от Западной Европы до Восточной, от Южной Америки до Юго-Восточной Азии. Народы, знавшие лишь страх, начали вкушать блага свободы»…

И на этом месте, как человек, по глубокому убеждению «псак» и их Президента «знавший лишь страх», я, видимо, должен задать самому себе вопрос – действительно ли я нынче «вкушаю блага» Свободы? Наслаждаюсь Демократией!  А вот – не знаю! Может, потому, что в отличие от нормандий Империя Добра здесь, за обломками занавеса, новое процветание ещё не учинила, а совсем как-то наоборот?  И обещает такого «наоборот» раз в сто больше!

Впрочем, что у нас спрашивать-то? На кого силы тратить?  Вот были мы когда-то Империей Зла, так то ж Империя!  Звучало! А  сейчас стали «региональной бензоколонкой». Правда —  тоже Зла!

«Бензоколонка Зла»?

Поспрошаю-ка в Ираке или в Ливии. Или в Греции и Сербии. Да, хотя бы и в самой Германии. Как там у вас с наслаждением свободой, ребята? Самое любопытное в речи Обамы – заключительная часть! Дескать, борьба ещё не окончена, враг не дремлет и потому «поколение 11 сентября — охвачены неким чувством, услышали некий призыв и сказали: «Я должен идти». Они тоже решили служить чему-то большему, чем они сами».

 «И вновь продолжается бой»?  «Сумеречная борьба»? То, что началось 70 лет назад, здесь, на «плацдарме Свободы и Демократии»?  Что-то знакомое, не правда ли?

Заканчивает Президент Свободы оптимистично:  дескать, настанет час, «когда нынешние войны закончатся, очередное поколение военных снимет форму. И когда-нибудь — 70 лет или 700 лет спустя — будущие поколения соберутся в таком же месте как это, чтобы воздать им должное и сказать, что эти мужчины и женщины снова доказали: Соединенные Штаты Америки были, есть и будут величайшим в мировой истории защитником свободы». (Аплодисменты.)

Вроде бы всё понятно, Америка будет воевать и дальше. За Свободу и Демократию.

С кем? Нам самим догадаться или пальцем покажете, сэр?.. 

Повторяю —  меня терзают смутные сомнения: Президент Свободы намекнул на что-то, недоговорил? 

Что хотел возвестить миру Обама НА САМОМ ДЕЛЕ?

Уж не новую ли «фултонскую речь»?..

Возможно…

Но… куда ему до фултонской с его «псаками»! Образования не хватит!

Живопись или Он ударил её, птицу белую.

Ещё Маяковский предвидел, что непременно настанет такое: «В полях крестьяне, каждый хитр, попашет землю – попишет стихи». И говорил, что это будет ХОРОШО! Сбылось! Правда, не совсем, но наполовину – точно! Не крестьяне и не в полях, и не пахоты после, а…  жатвы, пожалуй. И вы знаете – неплохо получается, я бы даже сказал – новаторски! Хотя, разумеется, некоторые умники-завистники гогочут над такой поэзией, а я бы гоготать не торопился. Это ещё неизвестно – кто последним-то гоготать будет! Вот, смотрите, что говорит человек – «Напишу я и пальмы и розы/Напишу и улыбки и смех/Не позволю печалям и грозам/Тронуть их безупречный успех».  Сколько смыслов заложено, глубина какая, вы вдумайтесь без предубеждения! Человек решил написать картину, а в ней всё, что его радует, мучит, то, что он любит и не любит. На картину мира замахнулся, это же, сколько мужества надо! И рука не дрогнула вывести «безупречный успех». Скажете, не бывает такого, успех он и есть успех, а мимо оно и есть мимо? А вот фигушки, ведь бывает успех и ненастоящий, согласитесь, дутые авторитеты всякие, блатные, по звонку кто или родители при бабках… И не боится наш художник рифмовать этак нарочито просто, почти как Александр Сергеевич – «читатель ждёт уж рифмы «розы», ну, на, возьми её скорей», помните? «Нарисую я птицу и свадьбу,/И невесту в фате и мечту,/А ещё нарисую я маму/Я её бесконечно люблю». Да что вы опять лыбитесь? – человек маму любит, а вам смешно? Так любит, что вообще рифмой пренебрёг, дескать, к чёрту все ваши условности, что они значат рядом с любовью к матери, со святым возле! Дальше – от любви, фаты и пальм с розами автор сгущает, здесь нарастает драматизм, тучи такие грозные, прочувствуйте сами – «Нарисую я тьмы угнетение/Торжество высших сил и любовь/Также будут там злости падение/И беспечный к вселенной вопрос».  Чуете, как над добрым миром любви нечто Ужасное нависает? Кто-то скажет, что «злости паденье» — не может быть такого словосочетания! Это у вас не может! А у новатора – может! Язык – это вам не мёртвое болото, он в развитии должен быть. Не «падение злости»? А что – взлёт что ли? Может вам и «тьмы угнетение» не нравится? А такое слышали – «тёмные силы нас злобно гнетут»? «Нарисую Ахматовой профиль/Будет буря вокруг и пурга/Только где-то под песню заката/Будут волны качать паруса» . Да что вы заладили — «кто там что качает – непонятно». Ясное дело – качают волны яхту, в яхту вставлены мачты, на мачтах паруса присобачены. Получается – волны качают сначала яхту, от этого качание передаётся мачтам, а от них парусам! Ведь всё предельно ясно. И как образно! Горбоносый профиль великой поэтессы, вокруг рисуется как буря злится, автор человек начитанный, знает и про Николая Гумилёва, кровавой «гэ»… простите, «ЧеКнёй» убиенного, а потом и сына, Лёвушку туда, в Евразийство проклятое, ханство поганое на хрен знает сколько лет! Не тем ли самым и автору картины грозит Тьмы Угнетенье? Но, смотрите, не унывает наш художник, первое – паруса качаются, второе – «Напишу я поля, все в сирени/Будет солнце сиять и ручьи/И гроздями усыпаны ели/У счастливой уютной избы… Одуванчики пышной гурьбою/Освежать будут в  поле траву/И дорога от озера к морю/Будет в маках цвести наяву». Какая чудная картина! Поля, заросшие сиренью, ручейки сияют, грозди какие-то на елях (тут даже я не понял, что за грозди такие, но, должно быть,  замечательные штуки). Изба уютная, озеро, одуваны освежают поля (сразу вспомнились услужливые парикмахеры из эпохи, когда народ у них ещё брился – «вас освежить»?) а если по дороге пойти, то и до моря дойдёшь! Кра-со-та! И — вдруг… Нет, не зря Тьмы Угнетенье сгущалось! — «Будут кудри отчаянно виться/Прикрывая мой раненный лоб/Гвозди в спину, с усмешками лица/И в погонах убийца-урод». Но тут-то чего вам смешно? Ведь это же элементарное перечисление. Будут: а — виться кудри, отчаянно, потому как лоб надо прикрыть, ведь по нему уже Тьмы Угненетье чем-то к тому времени заедет, б – гвозди в спину забьют, в – усмешки всякие на чьих-то поганых мерзких лицах, г – подкрадётся убийца в погонах. То есть паруса парусами, а Угнетенье тоже не дремлет! Но и художник наш не робкого десятка, его просто так, голыми гвоздям в спину, да сковородкой по лбу не сбить с дороги Красоты и Добра! – «Будет море искриться прохладой/И торжественна севера тишь/Пусть там счастье ликует и радость./Деревеньки уютной камыш». Видите, как получается! Желаю вам всего хорошего, вам, остающимся на воле, живите дружно, не обижайте друг друга, вот, рисую и рисую и никак нарисоваться досыта не могу –вот вам камыш уютный для деревеньки, вот вам море прохладное, вот вам торжественную тишь! Рисую! Берите всё, не жалко! А что же сам автор? Для себя он вот,что определил – «Нарисую я суть правосудья/Что невинных кидает в костёр/Будут руки там греть безумцы/В рукавах из убитых волос.» Прямо Сальвадор Дали, не находите? «Рукава из убитых волос»… вы представляете? Убитые волосы! Над костром инквизиции!  А всего-то поменять слова местами – вместо «волос убитых» написать «убитых волос», вы так сможете, до такого додумаетесь? Я – ни  за что! Слушайте же дальше – «Будет лес серым ликом склоняться/На мой образ, что стонет в лесу/И луна будет тихо спускаться,/Освещая злодеев в аду.» Страшно стало? А то! Но… Снова – солнце и борьба до победного! – «Кот мой славный, красивый и умный/Будет взгляд свой янтарный дарить/Ну а я торжественно, хмуро/Буду тьму от себя отводить» Конец стихотворения. Картина завершена! У Глазунова есть такие, где и кот, и чёрт и патриарх и Владимир Ильич и Мерилин Монро! Кто-то говорит, что это никакая не живопись. И если вы считаете, что цитируемое стихотворение никакая не поэзия, то я вот, что спросить хочу – вы почувствовали всю глубину страсти, всю силу эмоций автора? Отбросьте все свои замшелые представления о стихосложении и скажите честно – почувствовали? А если почувствовали, то что есть Поэзия если не это? «Что есть Истина», как говаривалось когда-то… Так какого же вам ещё рожна надо? И вот, послушайте, что умный человек, знаменитый критик литературный пишет в предисловии к книжке стихов нашего художника! – «Столь высокий градус прозрачности, света, достоинства и благородства поневоле возвращает к традициям золотого века русской поэзии». Поройтесь в каталоге продукции издательства «Алгоритм» и книжечку ту непременно найдёте! И помните, всегда помните, читая стихи этого небесного созданья, что оно брошено в застенки! Ну.. почти брошено, без пяти минут — брошено! С тюремным браслетом на одной ноге. А другой, почти по коленку в «каторжных норах»! И такой свободный глас! Белая красивая птица. Помните? – «Я ударил её, птицу белую/Закипела горячая кровь/Понял я, что в милиции делала/ Моя с первого взгляда… любовь».