Архив Июль, 2014

«The Grand Budapest Hotel» фильм Уэса Андерсона 2014 г.

Уэс Андерсон? Какой ещё Андерсон? Линдсея помню, сказочника тоже помню,правда, фамилия несколько не так писалась, а вот Уэса…

И вот можете поймать меня на слове: отныне, после выхода в прокат фильма «Гранд Будапешт отель» все и всюду будут на подобный вопрос отвечать не задумываясь — «Кто такой Андерсон, да вы что, с луны свалились? — это же тот, который «гранд-отель»! Изысканное, доведённое до совершенства зрелище, где всё — сюжет, игра, картинка, звук — словно навороченный торт, любовно и со знанием дела приготовленный каким-нибудь пражским или швейцарским кулинаром с опытом двадцати поколений предков — таких же кулинаров. Вкуснятина! Которую надо смаковать! Давно так не наслаждался при просмотре! Ничего не раскрываю и не рассказываю, так интереснее. Скажу лишь, что не всякий зритель узнает в лицо многочисленных знаменитостей, блестяще сыгравших в, иногда просто микроскопических, эпизодиках. Я, например, Голдблюма не узнал. Даст ист фантастиш!

Леди Джейн 1985 г.(Великобритания) фильм Тревора Нанна.

Немногие у нас знают, что для патриотичного британца и протестанта имя леди Джейн Грэй звучит почти столь же значительно, как для француза имя Жанны Д’Арк. Королева в 16 лет! Королева на смену тому самому Эдуарду, который (помните?) «принц и нищий»! Королева на девять дней! Королева — убеждённая  протестантка (что для некоторых и по сию пору звучит почти как «демократка»)!  Королева — мученица, казнённая,  вместе со столь же юным мужем Гилфордом, в угоду политическим  интересам вождей католического мира ярой католичкой Марией Первой, прозванной в народе Кровавой Мэри. Получается — «за правду», за освобождение будущей «правительницы морей» Британии от средневековых ржавых цепей Рима.  В итоге — за «прогресс и гражданское общество»! А в сущности — история столь же типическая, сколь и страшная: родители-аристократы лезли во власть и в деньги, используя собственных детей как инструмент. Кончалось, как правило, плохо для детей. Для родителей — по-всякому! Вообще-то эшафот в старой доброй Англии в веке шестнадцатом (да и прочих) не пустовал, а топор палача не ржавел; и они ещё будут нам рассказывать про «кровавого тирана и маньяка Ивана Грозного»? Леди Джейн почти приравняли к лику протестантских святых ещё при преемнице Кровавой Мэри — знаменитой Елизавете. О которой фильмов наснято — видимо-невидимо. А о бедной Джейн всего три:  два на заре кинематографа и вот этот, 1985 года. Очень качественная работа режиссёра, оператора, да и актёры не подкачали, особенно хороша молоденькая Хелена Бонем Картер в главной роли. Правда, современная критика часто нос воротит — где динамика, где историческая правда? Ругаются всякими словами, дескать, «мЭлодрама»… На что я бы ответил — про динамику давайте не будем, именно неспешный ритм картины придаёт ей особое очарование и «аромат» — сейчас таких манишек не шьют, разучились прямо-таки… вдрызг. Ну а про «историческую правду»: первое — в общих чертах всё так и было, второе — вообще-то, ребят, наш классик писал — «нет правды на земле, но правды, — заметьте! — нет и ВЫШЕ»! А вы говорите! Ну… мелодрама!  Главное — послевкусие, не так ли? Послевкусие сочувствия. Детей-то жалко, хоть в шестнадцатом, хоть в двадцать первом.

Макарыч

Бывает летом пора: полынь пахнет так, что сдуреть можно. Особенно почему-то ночами. Луна светит тихо. Неспокойно на душе, томительно. И думается в такие огромные, светлые, ядовитые ночи вольно, дерзко, сладко. Это даже – не думается, что-то другое: чудится, ждется, что ли. Притаишься где-нибудь на задах огородов, в лопухах,– сердце замирает от необъяснимой тайной радости. Жалко, мало у нас в жизни таких ночей. А можно чайку заварить. Кирпичного, зеленого. И пить его с сахарком вприкуску, сидя на крылечке, поглядывая на мутную огромную луну, присевшую на лес. Чай травой пахнет, а вспоминается зима, когда этот же чай перед камельком, а за окном снегу по пояс и мороз потрескивает. Чудно. На дворе июль, а тут про зиму… Так в сумерки сидел на своём крылечке старик Макарыч, чайком баловался, посасывал трубочку, размышлял о своём… В избушке было душно. А на улице – вольно дышится, опять же — полынь пахнет. На душе у Макарыча легко. Вот, вроде и жизнь прошла, восемьдесят пять сегодня стукнуло, смерть уж близко, а кажется что молодой ещё, в смерть не верится. Всё как вчера… Макарыч вспомнил, как учился когда-то в техникуме автомобильном — бросил, не пошло, зато права пригодились, почитай тридцать лет за баранкой по сибирским трактам колесил, чего только не повидал. А ведь мог и моряком стать, служил на флоте, вот только желудок подвёл — комиссовали. Макарыч представил море. Почему-то вспомнилось сизое, суровое, с гребешками и низко летящими крикливыми бакланами… А мог и слесарем, тоже работал когда-то и в Союзпроммеханизации и в Калуге, на турбинном, во Владимире на тракторном. Руки-то правильно пришиты, до сих пор всё по дому сам, помощников не надо. Когда дочки с внуками навещают, удивляется — и кто только сейчас руки-то им пришивает? Ну ничего не умеют, один компьютер на уме. Сейчас в школе-то… А ведь и я в школе работал, подумал Макарыч, не лаптем щи, понимаешь. Русский преподавал балбесам в вечерней, придут, бывало, умаявшиеся — шофера с рейса, девки со скотного, от одних тавотом пахнет, от других навозом, сидят, слушают внимательно, глаза живые, хоть и устали…Вдруг пришло в голову, что многих уже нет. Со школой тоже не срослось, надумал Макарыч в Москву ехать, в институт поступать. Продали тёлку… Оказалось — зря, не приняли Макарыча, да и то сказать, какой из деревенского парня «сценарист»? Ну, писал рассказы, ещё на флоте когда, ребята хвалили, посылал в разные журналы, из одного даже ответ пришёл — талант, дескать, у вас есть, но вот с образованием… Вот и на экзамене в институте спросили про «Войну и мир», а не читал ту книжку Макарыч. Ну… сложилось так! Раскудахтались — да как же, говорят, вы в школе могли учить, если «Войну и мир» не знаете? Как мог?.. Да вот так!..  Это вам не Москва! Вы бы сами пошли и попробовали хоть с «Войной и миром», хоть с «Тремя мушкетёрами»…  Горожане. Чистенькие мальчики, девочки с чёлками. Ещё перед экзаменом Макарыч заметил — какими глазами они смотрели на его сапоги. Припёрся, деревенщина! Пшёл в колхоз свой вонючий! Может и хорошо, что не поступил, учись потом с этими… Вернулся Макарыч в своё село, мать ни разу за тёлку не попрекнула. Женись, говорит. Он и женился. На учительнице местной, на Маше. А сам в школу больше не пошёл работать. Не то, что бы обиделся, а так… Читайте сами свою «Войну и мир». А нам это не по мозгам. Мы и за баранкой свой кусок хлеба заработаем. Честно… На Чуйском тракте, тут вам, конечно, не Ленинский проспект, зато тайга и воздух хороший. Полынь, вот… Это ещё неизвестно, сколько бы я прожил в вашем городе. На нервах всё там, жизнь душная, неспокойная. А тут и желудок прошёл, козье молоко парное — это вам не ваше городское, порошковое! И всё-же… Макарычу вдруг стало немножко обидно. Он подумал, а что бы стало с ним и всей жизнью его, поступи он тогда в институт. Писал бы сценарии, а может и кино снимал. И вся страна… эх, да что тут без толку мечтать, ты ещё в космонавты запишись. Ведь не бросил писать он тогда, посылал свои рассказики про людей простых и жизнь деревенскую всюду, куда только можно. Надеялся. Может, напечатают, ведь сам же видел — хорошо получалось. Ага, держи карман, «рукописи не возвращаются»… Потом само как-то отпало, даже писем не писал, телефон на что? А сейчас и вообще с этими «мобильниками»… Макарыч допил чай, поставил эмалированную кружку на лавку, и снова глубоко вдохнул ночной, ядрёный, напитанной запахом полыни воздух. Луна уже не сидела на верхушках сосен, а поднялась выше и не казалась больше мутной, наоборот — была чистой и ясной, слово промытой. Пора было идти спать, что толку в этих беседах с самим собою. Хотя бы и при ясной луне.

(в тексте использованы фрагменты рассказов В.М.Шукшина «Горе» и «Охота жить»)

25 июля Шукшину исполнилось бы 85 лет и я подумал…

Павел Дмитриев «Ещё не поздно»

И снова — альтернативка. Да ещё в целой серии. Мне думается, тут можно бы и с подзаголовком — «альтернативная история для программистов,  айтишников и системных администраторов». Потому, что столько специальных терминов, так подробно про «железо» и «софт», что рядовой гражданин просто не поймёт половину. Попадает, значит, паренёк Петя, владелец маленькой фирмы, занимающейся Интернетом и починкой всяческих «думающих» штучек в прошлое, в 1965 год. Когда вместо «компьютер» говорили «ЭВМ».  Да не в голом виде Петя в прошое провалился, а упакованный в японский джип, набитый разными электронными чудесами, да плюс ноут под мышкой, да айфон,  да в багажнике всякие маршрутизаторы и прочие запчасти. А на дворе первобытная эра, этакий, с точки зрения продвинутого электронщика пещерный век.  И берёт того Петю в оборот сам товарищ Шелепин, известный всем  знатокам советской истории как «Железный Шурик». И решает этот Шурик, сговорившись с товарищами Семичастным,  Косыгиным, Вороновым и Устиновым спасти СССР от будущего развала и разорения. А как? Вот то-то и оно…  И об этом роман. Доложу — не оторваться. Но ещё раз предупреждаю: если вы не системный администратор и не электронщик, и   «Моделист-конструктор» с  «Техникой молодёжи»  не были вашим любимым чтением , попотеть придётся. Как и Пете с Шуриком, уж очень эпоха (причём — любая) не любит, когда её «улучшают». И перестройка всегда может обернуться катастройкой. Но если не стараться — зачем вообще жить?

Полный восторг! Прав был Подколесин! Какой же всё-таки смелый русский народ! Особенно тот, что на первом канале ТВ работает. Судя по всему ребята Эрнста большие деньги потратили, купив права на трансляцию чемпионата мира по футболу, отбивать надо,  а как? Аудитория-то всё больше женская, домохозяйки,  кормящие матери, мужние жёнушки.  Кто хочет поспорить с таким моим утверждением, тому советую включить телевизор часиков этак в пять.  Утра…  И посмотреть «Доброе утро». Гороскоп, полезные советы, как правильно ходить в супермаркет и выбирать рыбные палочки, как сшить из старого «макси» тысяча девятьсот замшелого года выпуска фартучек, как быть приятной мужу (тут сексологи, страшные, как смертный грех,  рассказывают), сколько человек за жизнь целуется, что кушают кинозвёзды и фотомодели…  И тут же, прямо в  бантиках, косметичках, оборочках, выточках, цветочках, пестиках и прочих тычинках надо тётям футбол впарить. Чтобы смотрели не отрываясь от куриной ножки, болели, кричали «судью на мыло» и «го-о-о-ол»… Честное слово, у меня бы руки опустились — невыполнимая задача. Но не таковы птенцы гнезда эрнстова! Включите и убедитесь. Хотя, если честно, слушать как обаятельная и гламурная  Стриженова с серьёзным видом пятиклассницы-хорошистки о Penalty Kick или о Short Pass рассуждает,  занятие…  презабавное. Согласитесь!

ПРАВО НА РЕМЕЙК.

 В 1967 году Сидни Люмет экранизировал пьесу Реджинальда Роуза. Фильм назывался «12 разгневанных мужчин». На мой взгляд, да и на взгляд любого ценителя кино там ни убавить, ни прибавить. Ну абсолютно совершенное произведение, да ещё и на злобу дня. Того дня. В той Америке… И вот берёт один солидный, в усах, с амбициями и понтами, господин, да и переписывает пьесу под наши, российские «злобы» и переснимает всё-по-своему. И кажется ему, что это очень здорово, критика хвалит; где нужно перчика подсыпано, где нужно мармеладику подложено, всем сестрам по серьгам, так сказать. И актёры подходящие, стараются, изображают, гневаются. И всё бы ничего. Если Люмета не смотреть. А как посмотришь… Эх, лучше бы наш солидный господин не трогал ничего. Ручками. И не смешил народ россиянский, ту его часть, которая Люмета смотрела. Но господину, видимо, это дело по фиг, кто тут слышал про Люмета, да и давно это было, в 1957 году, да ещё и в Америке, а где та Америка? Можно стащить идею и продать повторно; насколько мне известно, потомки Роуза никаких претензий господину не предъявили, а Люмет, который на тот момент ещё жив был, старенький он, ни про каких русских господ, видать, не знал, далека Россия, про медведей слышал, про водку тоже, а про господина… И я представил себе обратную ситуацию: снимает наш господин что-то своё, из нашей жизни. И хвалит тот фильм критика. И народ смотрит. А потом берёт, скажем, тот же Люмет этот сюжет и делает ремейк. Пересобачив, разумеется, под свою Америку. Плевался бы на то произведение продвинутый зритель, сравнивая с оригиналом? Что-то сомневаюсь. А почему? Да потому, что, ребята, это же ЛЮМЕТ! ЛЮ-МЕТ! А не важный господин в усах, с амбициями и понтами. В этом всё и дело! Кто ж против ремейков, как таковых, возражает? Мы — ЗА! Мы против усов и амбиций, в общем-то. Против понтов дешёвых! Перефразируя старинную поговорку — «даст-то он даст, да кто это съест»! И вот сейчас кино снимается — «Тихий Дон». Режиссёр — Сергей Урсуляк. Спросили его — не страшно после классической картины великого Герасимова? Страшно, говорит… Вот и слава Создателю. Будем стучать по дереву, трижды плевать через плечо и держать пальцы крестиком в карманах. И верить, что всё получится. Потому как видели уже… С замахом на экспорт. Получится!.. Потому как  тут ни усов, ни амбиций, ни понтов, ни экспортных замахов, а мастерство только, если судить по предыдущим работам. Удачи тебе, Сергей!