«AnnAKarenIn» или размышления у парадного подъезда кинотеатра, где крутили последнюю экранизацию великого романа.

Всё-таки «берёза»? И ведь говорят в основном по-французски, даже, когда с детьми по-русски, то всё-равно, то и дело норовят сказануть «мамА» прононс. Нет, ёлки зелёные! Чёрного кобеля не отмоешь до бела. «Во поле берёза стояла». «Русский дух». «Тётя Долли»». «Китти»… «Во поле кудрявые стояли»… Балы, «хруст французской булки». «Ах, Алексис»… «Это мой старинный друг, Константин Дмитриевич Левин. А когда же мы вальдшнепов с тобою постреляем? Ты же клялся, что вовек больше не наденешь европейского платья». Смотреть не обязательно. Достаточно саундтрек послушать и подсвистеть «люли-люли стояла»… Анна, Анна… «некому кудряву пощипати?» «Я люблю простую еду, Стива».  И я, знаете… С детства. Сырок там «Дружба»… Петушок на палочке. Хлопья кукурузные, великое наследие лысого толстяка с ботинком. «Низкий блондин с чёрным ботинком»…Комедии нашего городка. И – картошку, когда «с сольцой её намять». Мы – великий народ, всё-же. При Стиве ничего такого не было. Не прошло и ста лет… И всего-то делов — Вронскому в затылок из нагана. И – в ров! За народ, за Аню! И всем по картофелине, всем по куску счастья!

«Все люди равные, тебе надо взять в жёны крестьянку».  Почему – не болонку, кошку или козочку? Представляете, выходит чувак «в свет» с козочкой. Под копытце. Как это было бы по-русски. «Люли-люли, стояла»… «Шарман, не правда ли?» Ого, ещё какой. Согнали белобрысых папуасов в школы и заставили хором декламировать – «Лев Толстой – зеркало русской революции». А «AnnAKarenIn» — жертва проклятого царизЬма, швырнувшего её под паровоз — большое чудо в России тех времёна, нечто вроде «Шаттла» сегодня. Анюта под «Atlantis», представляете? «ОтЭль Атлантик»…

Я бы адаптировал АК.

Первое – к русской жизни времён Толстого, второе – к советской жизни, третье – к антисоветской (россиянской).

И все три варианта бы сошли за чистую правду, ибо ею и являются, потому, что сама конструкция и суть произведения, в сущности, неизменны.  Как и всё гениальное!

Итак: жила-была в Расее «одна баба». Нюрой звали. Баба да и баба, ничего выдающегося. В платочке. И был ейный муж Илья человек уважаемый, сельский староста, суровый праведник и законник (поговаривали, что тайный двуперстник). И сошлася тайно Нюра с сыном урядника местного Никитой. Так у них и пошло-поехало. Бегали они с ним в рощу и там любились. И прознал про то Илья и рассердился шибко, и совсем уж было за вожжи взялся, та только бежали Никита  с Нюрой в соседнее село, где молокане жили. Но недолго они там скрывались, урядник нагрянул и сына своего под микитки домой таки вернул. А Нюра с моста кинулась. Под пароход. А нечего от мужа живого гулять – говорили селяне и головами качали. И не жалели Нюру ну ни на грош…

Советский вариант: Анна Петровна Целихулимская женщина строгих правил была. И на хорошем месте работала. Общественница, член месткома, парткома и почётный донор. Ребёнок в первом классе, муж – зам по тылу в автобате, семья – полная чаша. Всё честь честью. И надо же было на одной из партконференций познакомиться Анне Петровне с инструктором горкома ВЛКСМ Иваном Перезатыхиным. Познакомились, потанцевали на банкете, пошли гулять, ну и… Ночка-то тёмная была, а парк (конференция в доме отдыха ВЦСПС «Подзатылиха» происходила) большой, заложен ещё в честь 10-ти лет со дня  революции, так, кстати, и назывался изначально – Парк Культуры и Отдыха им. «Десятилетия Великого Октября» (или «памяти десятилетия» — сейчас уж и не помню). Так у них и пошло-поехало. «Я не могу без тебя» — говорила Анна Петровна Ване, а тот только хмурился и страдал – «А я не могу без Партии, так же как и ты без месткома и парткома. Что делать? Того и гляди — аморалку влепят»! «Что делать, что делать?» — ломали голову влюблённые, тем более, что муж Анны Петровны, подполковник Целихулимский  прознал про всё, и куда нужно нужные обращения уже готовил. «Не могу молчать, дескать, разрушает моя супружница первичную ячейку советского общества»… Но тут  случилось так, что при пуске прокатного стана попала наша героиня под рольганги и проблема разрешилась сама собою. И похоронили Анну Петровну на хорошем месте, Под берёзами. И все вздохнули с облегченьицем. Только народ злорадствовал: «Так ей и надо сучке, доездилась по партконференциям».

Вариант россиянский: жена депутата Голденкинда Энн была уроженкой округа Колумбия. Простой дочкой простого адвоката. У них так срослось: приехал раз Голденкинд по депутатским своим делам в город Вашингтон, да и пошёл на пати отдохнуть культурно. А там среди прочих лихо отплясывали родители Энн – адвокат Шуленмейстер Арон и жена его Роза, в девичестве бывшая Моргенштуль. И так им депутат тот понравился, так сразу полюбился, что подвели они к нему тотчас же Энн, и все гости сразу поняли, что молодые просто созданы друг для друга. Тем более, что есть у всех родичей общие коллеги по бизнесу – что семью Моргенштулей возьмите, что Шуленмейстеров, что Голденкиндов. И была после большая весёлая свадьба. И была после медовая поездка молодых по Карибскому морю. И был большой дом в Подзатылихе – бывшем парке бывшего дома отдыха ВЦСПС, ныне – элитном депутатском посёлке. И была небольшая, но дружная российская семья, где всё как по нотам: депутат Голденкинд в Думе вопросы перетирает, сын Яша в пансионе в Соединенном Королевстве кушать вилочкой с ножичком учится, а Энн спа-салоном заведует, внедряет  цивилизацию в ряды местного населения. Но случилось так, что Шломо Моргенштуль, дядя нашей Энн имел сына Моню -  так себе сынок, если честно признаться; из Гарварда исключили за неуспеваемость, любил пошляться по ресторанам, да по ночным клубам и коксом занюхать, вот и всё, что он умел. Единственное светлое пятно – дружок по Гарварду Изя Гоерман, ныне член правления Чейз Манхэттен Банк, человек прижимистый, но справедливый. И проиграл раз наш Моня в рулетку половину Моргенштуля-папы фирмы по продаже китайской электроники. И совсем уж папа тот струхнул, но тут его жена Дина Коклюш напомнила, что есть в Москве ихняя родственница Энн, не обратиться ли к ней за помощью? И поехали они целой делегацией в Россию, а Энн, как Моню того увидела, так сразу и влюбилась. Или не влюбилась? – а о чём-то таком подумала? Так или иначе, пошло-поехало у них. Правда, далеко не уехало — как прознал про то депутат,  так страшно типа разъярился. И не видать бы Энн после бракоразводного процесса законной доли депутатского имущества, кабы не адвокат Радзимович, троюродный брат друга Мониного по Гарварду Изи Гоермана. И получила таки Энн свою долю пирога голденкиндовского, но депутат нисколько тем не был опечален, ибо имел общий бизнес с господином Гоерманом, который потом сошёлся с Энн по любви, и капиталы её в тот бизнес вложил. Пристроили и Моню – в Петербурге новым торговым центром управлять, жаль, что погиб мальчик наш потом в Голландии: поехал на выходные в боулинг поиграть, там  его шаром и переехало! Жаль человека, но что поделаешь! Главное в той истории – никто и  нигде про Энн и её похождения не судачил, ибо никто ничего там так и не понял. Ну и дураки!

Это же — Россия!

Итак, повторяю — чем велик Толстой, зеркало наше?

Да тем он велик, что какую из версии не снимай на плёнку, мало что меняется, особенно четыре вещи будут неизменны:

  1. Семья, которая счастлива одинаково, а несчастлива – как карта ляжет.
  2. Серое российское небо над головами перманентно измученных персонажей.
  3. Кира Найтли, как лучшая исполнительница всех ролей – от Анны до Вронского (кто думает иначе – обращайтесь…)
  4. Саундтрек на базе «во поле берёзынька стояла».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

7 Комментариев Опубликовано "«AnnAKarenIn» или размышления у парадного подъезда кинотеатра, где крутили последнюю экранизацию великого романа."

  1. Luka:

    Не заставите смотреть,хотя бы потому,что Киру Найтли трудно назвать женщиной.

  2. Гунар:

    Что ни говорите, а Анна Каренина не только вечный сюжет, но и характерное явление именно нашего времени, с той лишь особенностью, что измена пожилому «папику» уже не повод, пусть и для ханжеского осуждения, а вызывает понимание и сочувствие. И идут под такой венец не по принуждению, а с трезвым расчетом. Одна наша знакомая, очень милая особа в гражданском браке с мужчиной старше лет на 25. Дом — полная чаша, растет сын, путешествия, машины и пр. На вопрос, когда заведете второго ребенка, ответила: «Только не с эти мужчиной». И без паровоза обошлось, паровоз проехался уже вдоль и поперек где-то внутри. Тоже трагедия, однако…

    • Августинович Валерий:

      Вероятность счастья в жизни настолько мала, что не имеет смысла играть в эту рулетку.

  3. Аслан:

    Чья трагедия и о каком «паровозе вдоль и поперёк» может идти речь в наше-то
    время? Я тоже знаю три такие «семьи», причём одна даже венчаная(разница 32г).
    Везде дети. Чьи? :) У всех(!), практически нескрываемый, обоюдный блуд. Все
    довольны. Ведь изначально, я думаю, каждый знал, «что, почём и зачем», как и в
    Вашем случае.
    Душевные стенания Катерин с Аннами и благородные возмущения Тихонов и Карени
    ных — смешной анахронизм. В наше циничное время ВСЁ(!) элементарно «покупается.
    Наряду с титрами «журналист», «адвокат», «политолог» на экране теперь
    мелькает род занятий «светская львица», хотя в русском языке есть более точное определение.
    Нет, конечно, где-то на просторах постсоветской эРэФии ещё есть «Мелодия моей
    души сливается с твоей, И двух сердец биенье разрывает мир. …… Сплетенье рук,
    сплетенье тел, слиянье душ…»; «…гляжу на вас, как бы во сне…»; «Ты у меня одна,
    словно в ночи луна….» и т.д., но и весьма часто «семейная лодка разбилась об быт»
    с последующими вариантами. А чаще всего и семья — не знамо что.
    Ноне время не Толстых, а Вл. Сорокиных.
    ===============================================================
    Luka, Вы правы.

  4. Алексей Ганин:

    Вчера на канале Культура Дмитрий Бак высказался по поводу романа. Вот ссылка: http://tvkultura.ru/video/show/brand_id/20898/video_id/650669

  5. Владимир:

    Мне думается, суть текста никакого отношения к лекции Бака не имеет. Совершенно .иные смыслы.

  6. Варяжский Гость из Коннектикута:

    Давным давно на этом сайте реагировали на (как я.понял) очередную западную экранизацию Anna Kareninoff. Ржачно.

Оставьте ваш комментарий