Артавазд Пелешян — «Наш век» 1982 г.

Этот фильм я искал с восьмидесятых годов, посмотрев его в первый раз на одном из закрытых показов для профессиональных киноведов. И вот — НАШЁЛ! Теперь в моей коллекции есть и «Земля и воля» (1966), и «Мечта» (1968), и «Мы» (1969), и «Жизнь» (1992), и потрясающий «Времена Года» (1975) . Спасибо торрентам!

nash-vek

Кто такой Пелешян? Автор метода, названного им «дистанционным монтатажом», кинодокументалист (хотя, я бы не стал называть то, что он создал, «документалистикой», скорее — киноживописью); его имя известно в мире профессионального кино каждому! Годфри Реджио считает его своим учителем, без которого, возможно, эпохальный «Койянискацци» был бы совсем иным! То, что Пелешян делает из вполне обычного и рядового киноматериала — чудо! Вот так «просто», берёт ножницы и — рраз! К сожалению, увидеть его произведения нЕгде: на кинофестивалях и в некоторых киноклубах, вот и всё!

И снова — спасибо торрентам!

«Наш век» посвящён людям, осваивавшим космос в далёкие 60-70 годы минувшего века. Это был воистину драматический прорыв; в фильме нет ни слова авторского текста, всё расскажет изображение и поразительно точная озвучка, где смонтированы — музыка, рёв ракетных двигателей, радиопереговоры ЦУПа с «орбитой» (в т.ч. ЦУПа американского), взрывы ракет, падающих, едва оторвавшись, на стартовый стол, леденящие кровь рыдания вдовы Добровольского и так далее. «Наш век» — гимн первопроходцам, и ничего, сопоставимого по силе воздействия, снятого на эту тему, я не видел!

Категорически рекомендую!

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
А вы что думаете по этому поводу? Обсудим? Чтобы оставить комментарий, необходимо указать адрес Вашей электронной почты. Комментарии публикуются после модерации. Вы можете использовать глобально распознаваемые аватары - http://ru.gravatar.com

3 Комментариев Опубликовано "Артавазд Пелешян — «Наш век» 1982 г."

  1. ARARAT:

    ВМОНТИРОВАННЫЙ СМЫСЛ
    ———————————————

    Почтенная публика роттердамского кинофестиваля долго не приходила в себя. Сразу после просмотра фильма она покинула зал в поисках маленькой армянской девочки. Ее искали повсюду – в коридоре, в просторном фойе, в буфете, и даже на расстоянии 500 метров кинопленки; именно с таким интервалом она и появлялась на фестивальном экране, в сопровождении мощнейшего музыкального аккорда. Однако, ко всеобщему изумлению, при последнем аккорде ее не было; миллиарды армян смотрели с балконов на свой исток, но среди этих капель не оказалось одной. Ее искали повсюду – в коридоре, в фойе, в буфете, но нашли только во снах; в образе слезинки она навестила маститых кинокритиков ночью, когда те остались наедине с собой. Навестила под громкую музыку Арама Хачатуряна. В эту ночь крупнейший порт мира не спал.

    Никогда еще Роттердам так широко не раскрывал свой рот, как на том фестивале кино. У города от удивления свисли шлюзы, а новое течение кинематографа прорвало дамбы. Знаменитые голландские каналы демонстрировали главное открытие фестиваля, пробудившее всю Европу: Глазго открыл глазки, Париж перестал разбивать пари, ввиду изначальной предсказуемости итогов. В 1988 году режиссер Артавазд (Артур) Пелешян окончательно завоевал Старый свет…

    Необычайное дарование Мастера раскрылось чрезвычайно рано – еще в студенческие годы – и с тех пор уже не покидало его; ввиду вероятно мощности самого заряда. Конечно, оно оказало определенное воздействие на быт режиссера, в частности резко сузив круг его общения: радиус коммуникационной сферы равнялся параметрам подлинного искусства. Оно и понятно: творческая личность, прекрасно осознающая ценность слова, секунды, кадра, эпизода объективно не склонна предавать их; в том числе, в распоряжение людей, не гарантирующих обозначенный радиус. Тут очень важен индивидуальный подход, ибо всегда есть опасность неадекватного восприятия представителями средств информации высказанных им соображений и их представления в ином контексте. А контекст – слова, секунды, кадра, эпизода – это важнейшая составляющая его документального искусства. Более того, собственное изобретение Артавазда Пелешяна.

    «Дистанционный монтаж Пелешяна способен открыть тайны движения всего сущего в Космосе, — утверждают французские кинокритики. – Предельная сила воздействия каждой секунды экранного времени, когда полет птицы, проход по тоннелю на высокогорном шоссе, переправа через горную реку превращаются в симфонию шума и ярости».

    В тот декабрьский вечер 2003 года Андрей Кончаловский назвал Пелешяна гением, чем и изменил оригинальной манере своего изложения; он специально навестил Москву, дабы лично вручить коллеге учрежденную в 2000 году премию «Лавр» в номинации «За вклад в кинолетопись». Вероятно, следует обратить внимание на любопытный эпизод, имевший место в момент объявления самой номинации; занимавшая почетное кресло в ложе леди Интрига в жемчужном ожерелье, была спешно вызвана высоким начальством в фойе, а посему вынужденно удалилась. Позднее ее тонкий мундштук, был замечен в гардеробной; видимо, «ложный вызов» оказался удобным поводом для испарения. Впрочем, не об этом… «Премия вручается великому Артуру Пелешяну! – Андрей Кончаловский был немногословен. – У Артура каждый кадр — золотой кирпичик; гениальный Артур строит собственный золотой храм» И тем не менее, знаменитый режиссер изменил своей оригинальности; ранее, факт гениальности документалиста был уже констатирован Жан Люком Годаром… Более того, сам Сергей Параджанов успел назвать Пелешяна «одним из немногих подлинных киногениев».

    Первые работы документалиста – поставленные в 1960 гг. «Горный патруль», «Земля людей», «Начало», «Мы» – обеспечили его славой реформатора мирового кино; Пелешяна сравнивали с Сергеем Эйзенштейном и Дзигой Вертовым. Впрочем, сходство было только внешним: два диаметрально противоположных вектора, с использованием совершенно разных кинематографических средств. И Эйзенштейн и Ветров связывали и обыгрывали «смежные кадры», порождающие у зрителя различные ассоциации и символы, тогда как Артавазд Пелешян предпочитает ставить необходимые кадры не рядом, а далеко друг от друга. Он сам повествует об этом: «Монтаж Эйзенштейна был линейным, как по цепочке. Дистанционный монтаж формирует вокруг фильма магнетическое поле. Порой я сам не называю свой метод «монтажом». Я скорее вовлечен в процесс создания единого целого. В каком-то смысле я уничтожил монтаж, разрушил ее созданием кино исключительно на монтаже… У Эйзенштейна каждый элемент значил что-то. Для меня индивидуальные фрагменты не значат ничего. Только в контексте фильма. Только фильм имел значение».

    Никогда еще Роттердам так широко не раскрывал свой рот, как на том фестивале кино. У города от удивления свисли шлюзы, а новое течение кинематографа прорвало дамбы. Знаменитые голландские каналы демонстрировали главное открытие фестиваля, пробудившее всю Европу: Глазго открыл глазки, Париж перестал разбивать пари, ввиду изначальной предсказуемости итогов. В 1988 году режиссер Артавазд Пелешян окончательно завоевал Старый свет; Новый им был занят раньше…

    Знаменитый американский режиссер Годфри Реджио – автор великой трилогии «Каци» — не скрывает своего преклонения перед творчеством заокеанского коллеги : «Мой идол в кино – Артавазд Пелешян, армянский документалист, гений. Если я произвожу искры, то он – шаровые молнии». Самого Реджио продюсируют режиссеры традиционного западного кино – Фрэнсис Форд Копполла, Джордж Лукас, Стивен Содерберг, и тем не менее… «мой единственный учитель — армянский гений Артавазд Пелешян».

    Он был уже известным режиссером, когда в конце 1960 годов сыграл Азазелло; в период «оттепели» Светлане Дружининой удалось снять 15 минутный фильм по одному из сюжетов знаменитого романа. Впрочем, ее «культурный герой, приобщающий мужчин к войне, а женщин – к блудным искусствам», все время куда-то исчезал со съемочной площадки; фильм снимался на студии ВГИКа . И это, при всем при том, что «Азазелло» слыл человеком обязательным. Мистика? Впрочем, с Михаилом Булгаковым его роднит другое: разработанный им «дистанционный монтаж», удивительно гармоничным образом сочетается с архитектурой «Мастера…»; один и тот же эпизод предстает в совершенно разных, в том числе — хронологических, ракурсах и осмысливается постепенно. Подобный взгляд – это вероятно свойство особой категории художников, убежденных в возможности неоднократного вхождения творческой личности в одну и ту же реку. Более того, по их, мнению каждый созидатель время от времени просто обязан делать это. Иные, таких людей называют гениями…

    -
    Из книги «100 величайших армян XX века».
    2007 год, Москва.

  2. Xenia:

    Добрый день. Не подскажете ли, где можно найти фильмы «Белый конь», «Земля и воля» (?? впервые слышу, что Пелешян такой фильм снял, может быть имеется ввиду «Земля людей»?), и «Мечта»? Часто вижу эти фильмы в интернете в списке «Фильмография», но не везде (еще к этому добавлю «Бог в России»). не знаете как обстоит дело с этими снимками? Может быть, они возникли в сотрудничестве с другими режисеерами, и поэтому о них так мало известно? Спасибо заранее.

Оставьте ваш комментарий