Биография Москвы (Часть 5)

biography-of-moscow-part-5

rpod-logo-post

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
А вы что думаете по этому поводу? Обсудим? Чтобы оставить комментарий, необходимо указать адрес Вашей электронной почты. Комментарии публикуются после модерации. Вы можете использовать глобально распознаваемые аватары - http://ru.gravatar.com

23 Комментариев Опубликовано "Биография Москвы (Часть 5)"

  1. Сергей:

    Здравствуйте, Леонид!
    Как приятно вспомнить «Однажды… на «Дожде». По-моему, «Серебряный дождь» — это золотой век Вашего радиотворчества. В то, ещё не очень далёкое время, Ваши программы вносили положительный ритм в мою жизнь: понедельник — пятница. Каждая неделя начиналась и заканчивалась на положительной ноте Вашими программами.

    С уважением,
    Сергей

  2. Здравствуйте, Сергей!
    Спасибо за добрые слова, я ценю Ваше отношение ко мне
    Посмотрим, что будет дальше
    С уважением,
    Леонид

  3. Юрий:

    Леонид Вениаминович, здравствуйте.
    Спасибо Вам за историю. Такие очереди – мучение, ужас, пытки! Вы мастерски передали смысл так, что она в целом получилась комедийной (трешкой постучался; Райкин вопрос задал, раскрывший его сущность и пр.)

    Очень жаль, что И.В.Сталин ушел из жизни невовремя. Безобразие такого рода при нем было недопустимо.
    Знаю мало о тех временах, но мое мнение, что это специально создавалось при Хрущеве.
    Как думаете Вы?

  4. Юрий, у меня есть лишь версии, но не истина. Догадки, понимаете? Фактов нет. Доказательств.
    Конечно, такое положение вещей, когда «царь» за всё отвечает не эффективно. Другая система должна быть у нас. А вот какая? Сам сомневаюсь…
    Мне кажется, что при Никите началась безнаказанность чиновника.
    А что думаете Вы?
    С уважением,
    Леонид

    • Юрий:

      Я не историк, но были действия, например, такие факты о так называемой национализации артелей, «любовь» к кукурузе при Хрущеве. Могли ли эти факторы повлиять на эти безумные очереди? Мое мнение – да.
      Соглашусь с Вами, что это не эффективно, когда наказание чиновникам, которые являются прямыми исполнителями, максимум выговор либо отставка, это возмутительно. Чиновник должен понимать, что он не офисный работник какой-нибудь коммерческой организации, а ответственный за те действия (бездействия) которые отражаются на гражданах так, как он справляется со своими должностными обязанностями. Не справляешься с ними – уходи заблаговременно, проси публично сам об отставке. Навредил – отвечай реально, а не виртуально.
      Руководитель страны должен отвечать за кадры, которые он назначает, а народу иметь право снимать с должности тех, кого избирают.
      Всегда есть сомнения, какая из систем, условно, хуже или лучше. Но есть исторические факты, указывающие на эффективность той или иной.
      __________________
      С уважением, Юрий.

  5. Юрий, кажется, Солженицын заметил, что есть какая-то пороговая черта подлости, при превышении которой общество обречено. Как дурная кровь в организме при гангрене.
    Не хочется, конечно, так думать о собственной стране, но иногда приходит в голову и это.
    Говорить -»надо так, чтобы» и так далее — очень легко.
    Как сделать, чтобы действительно БЫЛО НАДО?
    А ИНАЧЕ НИКАК!

    • Юрий:

      Если не углубляться в метафизику, то поступки людей стоит рассматривать с медицинской точки зрения, как диагноз….
      Думаю, справедливо применять слова Выдающегося Русского хирурга Н.И.Пирогова: «Будущее принадлежит медицине профилактической». НУЖНЫ меры предупредительные.
      __________________
      С уважением, Юрий.

  6. Августинович Валерий:

    Про очереди при советской власти любой может рассказать столько. что сложится целый роман. Лично я начинал стоять вместе с родителями ночами за мукой, которую давали по 3 кг в руки только перед праздниками в 1950-е гг. За авиабилетами, за женскими сапогами, за югославским торшером в Ядране в 1976г. стоял 6 часов, затем-за мясом на Новокузнецкой, за сыром (в магазине «Сыр» с 8 утра на Горького, в результате чего «поучаствовал» в похоронах Пельше в мае 1983г.—пока я стоял в очереди, все оцепили-гроб с телом следовал из Колонного зала), за конфетами-на Пушкинской. И т.д. и т.п. За пивом в ожидании привоза: те, кто помогал разгружать ящики—получали право покупать без очереди. За кетой семужного посола-в Диете на Ленинском проспекте… Что это было? По-хорошему, это явление требует серьезного изучения.

  7. Елена:

    Уважаемый Леонид Вениаминович,
    по-моему, элемент демонизации московских очередей в Вашей передаче присутствует. Что касается товаров повседневного спроса, то многое, возможно, определялось местом проживания — я в 70-е — начале 80-х жила на Сивцев Вражке, и особой проблемы с продуктами не помню. Разве что в «Смоленский» или арбатскую «Диету» в час пик невозможно было прорваться. А вот ночные бдения на распродажах театральных билетов помню хорошо, а также растянувшуюся на несколько лестничных пролетов змею очереди в «Детском Мире» перед началом каждого учебного года.
    Конечно, с возрастом мы все немного идеализируем прошлое, но, на мой взгляд, нынешнее стояние в автомобильных пробках съедает времени и здоровья гораздо больше, чем «совковые» очереди за дефицитом… И если раньше всегда можно было махнуть рукой «А, обойдусь!» и уйти из очереди, то сейчас деваться некуда. Из автомобиля не выпрыгнешь.

  8. Елена, у каждого времени свои трудности. Хорошо без — замечаний — только в раю. Очереди я не демонизирую, больше того: тогда я считал, что ничего особенного, временные трудности.
    Однако, сегодня понимаю. что если бы у нас в стране была решена проблема снабжения населения страны без очередей и «дефицитов» , то история пошла бы совершенно иным путём.
    Ещё больше скажу — та проблема была вполне решаема, даже в условиях той («как бы» несовершенной) политической и экономической системы, однако, власти этого не сделали.
    Вовремя спросить «кому выгодно»? Очередь за товаром расшатает любое «мироустройство», вспомните «бунт кастрюль» в Чили, «хлебную стачку» в Петрограде 17-го или то, что происходит сегодня в Дамаске.
    Но, пробки на дорогах… ужасно, конечно, однако это не грозит начальству НИЧЕМ.
    Вот и стоим!

  9. Августинович Валерий:

    Леониду. Проблема была нерешаема в рамках той системы. Поднимать благосостояние населения (а это было в денежном выражении) и не учитывать соответствующий взрывной рост потребления, особенно в части разнообразия—однозначно провоцировать кризис. А для балансирования экономики надо было менять систему. Вот сегодня дефицита нет, а посчитайте-ка во сколько раз увеличилась мощность товаропроводящих сетей и снизилась занятость в промпроизводстве. Думаю, раз в десять в обоих случаях. Не забывайте, что на основные ресурсы были карточки—фонды (ФЗП, капстроительство, металл и т.д.), безналичные деньги нельзя было превращать в наличные и т.п. В общем, уродливая, но-система, функционирующая по карточкам, вроде социальных магазинов. На Сивцевом Вражке, может быть и не было проблем (там и сейчас нет проблем, например, с бельгийским пивом—отличный пивной ресторан «Пивная келья»), но вся страна ездила в Москву за мясом. В вагонах мясо складывали в отсеки для белья в полу вагонов.

    • Валерий.Систему надо было реформировать и совершенствовать, превращать в гибкую, а не уничтожать напрочь под видом «перестройки», которая, на самом деле была одним из боевых действий холодной войны. Разговоры о том, что «совок неисправим» — фальсификация. Я ни о чём не забываю — ни о лимитах, ни о фондах, ни о «планировании», ни о дефиците. Система была косной, но так было выгодно кому-то. Как и потом объявить её «неисправимой» — «мы же говорили». И эти «кто-то» грели руки тогда, чудовищно обогатились позже, продолжают благоденствовать и сегодня.
      В одном согласен — «сивцев вражек», как «место», как «особая экономическая зона», и тогда и сейчас не бедствовал особо. Вы давно не были в провинции? А провинция (не «сивцев вражек») — почти вся европейская Россия, кроме крупных городов.
      Как живут миллионы людей? «Сегодня дефицита нет»?
      Это, смотря что считать, по нынешним временам, дефицитом.

  10. Олег:

    Из далёкого прошлого помню очередь за молоком из бочки. Дают тебе родители железный рубль, бидон и вперёд. Сдачу, если хорошо учился, можно было отставить себе. В сознательном возрасте, студентом первого курса, помню очереди за хлебом и талоны на сахар и крупу. И ведь не было ни войны, ни Хрущёва.Сейчас за жигулями конечно не надо стоять, но меня ужасают очереди в детские сады. Встали туда, как только родился ребёнок. Скоро пройдёт три года. Мест нет. Слышал также, что и в более-менее приличные школы нужно записываться теперь, и родители даже ночуют у дверей.

    • Олег, многие считают такое положение вещей нормальным.
      «Если ты такой умный — почему такой бедный»?
      И стоишь в очереди, вместо того, чтобы купить её, вместе со всеми школами и детскими садами вместе взятыми?
      Стоишь? — туда тебе и дорога, слабак.
      Я слышу подобное из самых высоких «теоретических» уст, от самых известных интеллектуалов-теоретиков, начиная с середины восьмидесятых.

  11. Августинович Валерий:

    Леонид, я давно не был не в провинции, а в Москве—в провинции живу всю жизнь, так что знаю неплохо и столичную жизнь, и провинцию. Речь идет не о людях («совок»-плохое слово, придуманное плохими людьми), а о системе. Ее пытались переделать, например, Хрущев. Как это вам ни покажется парадоксальным, но Хрущев был «рыцарь» вроде Павла Первого. Хотел и много сделал хорошего: массовое строительство жилья, систему быстрого питания и т.д. —это была его личная инициатива. Были, конечно, и глупости, и самодурство. Но в 1960-е гг. жизнь улучшалась на глазах. Мясо в провинции исчезло из госмагазинов в 1968г. На рынке-дорого было. Это сейчас на рынке дешевле, чем в гипермаркетах. А вообще если сравнить стоимостную структуру товаров и услуг при советской власти и сегодня, то мы увидим интересные вещи. Многие товары стоят столько же, сколько раньше ( с масштабным коэффициентом примерно 100, в том числе и зарплата), сильно подорожали транспорт и увеличились зарплаты «топ-менеджеров». Иными словами, производительность труда осталась на прежнем уровне и сняты дотации на транспорт. Т.е. живем, как жили, только без дефицита. А пробки—нужны серьезные инвестиции в дорожную сеть: многоуровневые развязки, как в Токио. Но как они будут работать зимой?

    • Валерий, я глубоко убеждён, что дефицит во многом искусственное явление.Достаточно за свою жизнь повидал «королей» и «королевн» советской «торговли».
      Согласен, явление сложное, нужен системный подход в изучении, в т.ч. и обязательный учёт «фактора массового шоп-безумия», негибкость «сектора Б» тогдашней экономики, однако, не стоит забывать и и криминальной составляющей, а лучше сказать — «огосударствленно-криминальной». Она-то и взяла верх, когда случилось то, что случилось.
      «Красные директора» и аппарат, утратив идеологию, выродились в банальных паханов.
      А что творилось в «организации помощи братским странам»?
      А как происходили закупки зерна, вообше — как работала внешняя торговля? Есть исследования?

    • владимир:

      Валерий, я сомневаюсь, что Вы живёте в «провинции», разве что таковою Вы считаете ближнее Подмосковье. Живя в провинции Вам не удалось бы преподавать в «нормальном» ВУЗе. Максимум, чего бы Вы добились — быть учителем в местной школе.
      Переезжайте в Шую или в Меленки, тогда и рассуждайте о дефиците и о том «есть ли жизнь за МКАДом».
      Россия — любопытная страна. Страна, где «высылают» и запрещают жить в столице неугодным.
      Где ещё высылают, давайте припомним?
      А раз «высылают», то тем самым признают, что жизнь здесь возможна и лакома в одном лишь месте — там, где царь с боярами — в Москве.
      Остальное — провинция и нежить. Так было, есть и будет.

  12. Сергей:

    Леонид, Вы знаете, «организация помощи братским странам» у меня, как, несомненно, и у всех граждан вызывала возмущение. Оглядываясь назад, думаю, если уж была такая потребность(?) помощи братским странам, то, возможно, верно её оказывали. Я не оспариваю целесообразность/нецелесообразность её оказания, а говорю о методах. Её оказывали на территориях тех самых стран: там работали наши специалисты, строили дороги, мосты, эл. станции, целые города строили. СтОило ли это делать? Скорее нет.
    Но как мы «помогаем» сейчас? И не только мы. А так, что теперь Россию и практически всю Европу захлестнула миграция, в большинстве нелегальная, которая увеличивает нам (?) и им рождаемость.
    Если бы у меня был выбор по поводу этой помощи, я выбрал бы помощь им на их территориях, лишь бы к нам они не иммигрировали.
    Уверен, Леонид, Вы помните, как много было у нас студентов из африканских стран. Но, окончив учёбу, они возвращались к себе домой специалистами. А кто к нам приезжает?
    Уважаемые посетители сайта, прошу вас, не надо про ксенофобию, национализм… Полагаю, все вдоволь наслушались этого добра по ТВ.

  13. Григорий:

    А вот у меня воспоминания очень близкие к воспоминаниям Елены. Помню магазин Морозко. Никаких особых очередей там не было. Жил рядом. Может только в первое время, после открытия магазина. Потом ажиотаж спал. Обычно толпа собиралась после обеда. Помню я там как-то видел Евгения Леонова. А не далеко был магазин Диета. Тоже очень интересный был магазинчик. О нём только местные знали. И очередей за сыром не помню. Ну человек 5-10 может быть. Толпы были на Горького. Они там всегда были. Хотя лаваш в магазине Армения покупал без особых очередей. Были перебои с хорошими тортами, за ними действительно очереди стояли (птичье молоко, Киевский, полёт). Вот выбор продуктов, был не велик. Зато качество было хорошее у большинства из них.
    Вот куда отстаивал очереди, так это в кино — Неделя французского фильма в Звёздном и др., фильмы в Иллюзионе, Красных Текстильщиках. Помню был период на Фрунзенской расцвёл магазин Дары Природы. Вот уж сколько там всего было. Но почему-то всё сошло на нет в конце концов.
    Проблема была не в Москве (хотя праздничные заказы были и здесь), а за её пределами. И не потому, что там были очереди. А потому, что кроме необходимых продуктов (хлеб, крупы, стандартный набор овощей, консервы, макароны, всякие сладости — пряники, конфеты) в них почти ничего не было. Масло как и многое другое выдавали на работе пайками, заказами. Но парадокс в том, что как бы не было, но на столах у людей было всё.

  14. Сергей Юрьевич:

    Дефицит тех лет- явление многогранное. Народ, изнуренный многолетним скромным пайком-охотнее поддержит смену курса. Можно говорить о дефиците как об инструменте манипуляции + придержанные запасы можно пустить в оборот по совсем другим ценам(когда отпустят вожжи). Цирк.

  15. Августинович Валерий:

    Владимиру. Живу я в Перми всю жизнь. Самая настоящая провинция (до последнего времени—вообще глухомань. Это сейчас здесь при «прогрессивном» губернаторе зашевелилось: Музей современного искусства Гельмана, Курентзис—худрук театра оперы и балета и т.п.). Бывал, правда, везде, в командировках и отпуске: США, Европа, Китай, Индия. В Москве-часто, учился, затем в командировках в том числе в советское время—за мясом, сыром и т.п. В 1958г. со студенческим отрядом МАИ—в Казахстане на Целине три месяца. Очень любопытный опыт. Под Пензой-в военных лагерях на последнем курсе (учебный центр оперативно-тактических ракет—военная специальность: командир взвода управления). Так что, в курсе.

  16. Владимир:

    Валерий, понятно. Я сам живу именно в ближнем Подмосковье. «Индекс захолустья» крепчает при удалении от «третьего Рима» прямо-таки с каждым километром. И это сильнее и это глубже чувствуется, чем в Перми. Поэтому я рос в атмосфере нелюбви (и это самое мягкое определение) к Москве и москвичам. В пионерлагере, помнится, москвичам лепили клички «Москва» и с удовольствием бивали. И, действительно, это были наглые и хамоватые ребята, «хозяева жизни». Вообще, этот феномен «антимосквизма» весьма схож с антисемитизмом.
    «Зажрались, мироеды, всё у вас есть — тёплые туалеты, водопровод, театры, стадионы… А у нас в 50 км от столицы ни газа, ванн, ни даже электричества» (не удивляйтесь, я знаю несколько таких деревень, куда «свет» провели лишь в середине семидесятых).
    В Москву в шестидесятых ездили не просто «за продуктами», но за дешёвыми продуктами — печёнкой, ливерной колбасой, выменем, «холодцом», копчёными рёбрами.Всё это добро продавалось на рынках, помню, весь наш посёлок «пасся» на Бауманском, грязноватом и вонючем.
    Стояли в очередях за дешёвой едой, весело переговариваясь друг с другом (как правило, это было воскресенье и «в Москву» срывались всем посёлком, целыми цехами).
    Потом возвращались домой с «добычей» на провонявшем бензином горбатом автобусе.
    Помню запахи — ливера, бензина, дешёвой требухи, селёдки, кваса, папирос.
    В местных магазинах до конца шестидесятых продукты были, но… не по карману.
    Сырокопчёную колбасу, икру и коньяк никто не покупал. Поэтому очередей не было. Только за дешёвым. Потом у людей появились деньги («как бы» деньги), а еда пропала. И дорогая и дешёвая. Сегодня я думаю, что «дефицит» и очереди это просто часть системы управления.
    Интересно исследовать именно такую сторону явления.

    • Августинович Валерий:

      Правда, и за границей тоже много далеко не столичных городов, хотя и, казалось бы вполне себе крупных. К примеру, Глазго, Кливленд да и Тулуза (это где я бывал)—города глубоко провинциальные, типа Перми. Когда я прилетел в Кливленд и ехал на так называемом «rapid transit», а на самом деле обычной электричке, то мне показалось, что я подъезжаю к Перми: те же кирпичные корпуса старых заводов, столбы вдоль ж.д. с гирляндами проводов и т.п. Когда едешь на поезде из Эдинбурга в Лондон по восточному побережью Англии, то тоска берет—такое захолустье.
      Вена, Лондон, Барселона, Мюнхен—вот это центры. Ну и Москва, конечно, вместе с Петербургом. Больше всего я за границей люблю посещать книжные магазины. И здесь на первом месте Лондон и Берлин.

Оставьте ваш комментарий