Все сообщения опубликованные Почитать

Валерий Августинович Битва за скорость. Великая война авиамоторов

В.Г. Августинович хорошо известен гостям сайта своими глубокими и оригинальными постами на самые разнообразные темы. Все эти посты связаны одной характернейшей родовой чертой — системностью подхода, которого так часто не хватает нам всем, в том числе и мне. Я думаю, что это результат многолетней кропотливой работы над собой, совершенствования собственного интеллекта, где системное базовое образование никогда не завершалось, в сущности, оно — вечный процесс, способ существования, модус вивенди. И так чего ни коснись, какую сферу знания ни затронь — почти везде у Августиновича оригинальный, взвешенный и компетентный взгляд, взгляд системного аналитика.

Тем интереснее читать книгу Валерия, затрагивающую именно ту область, где он является признанным корифеем, человеком далеко не последним среди деятелей мирового авиадвигателестроения. Не буду пересказывать это исследование — кто интересуется историей авиации, наверняка давно прочли, скажу лишь, что не читал ничего столь всеобъемлющего и захватывающего именно О МОТОРАХ! По глубине из русскоязычных авторов рядом могу поставить лишь воспоминания академика Чертока, человека из окружения С.П.Королёва, монографию «История конструкций самолётов в России» Шаврова, старейшего нашего авиаконструктора и… не удивляйтесь — книги Марка Галлая, в которых не столь силён технократический дух, но зато есть мощный зов Пространства! Летать! Думаю, что этим «летать» объединены все упомянутые мною авторы, включая автора великолепной книги, повествующей откуда есть пошло авиамоторостроение российское,  и почему оно ещё СУЩЕСТВУЕТ — Валерий Августинович.

Рекомендую всем без исключения! Это — захватывает!

«Время золотое» роман Александра Проханова

 

«Лицу к лицом лица не увидать, большое видится на расстоянье» — это все знают. Наверняка знал и Проханов, когда рискнул взяться за скользкую тему недавних «болотных» событий. Кажется, Дэн Сяо Пин говаривал, что никак не может комментировать Великую французскую революцию — «слишком мало времени прошло». Но, первое — это для Китая и китайцев двести лет не срок, а второе — не надо забывать продолжение знаменитого стиха Есенина, с которого я начал — «когда кипит морская гладь, корабль в плачевном состоянии». Откладывать тему «Болотная и Россия» Проханов просто не может — двести лет ему вряд ли удастся протянуть, а «корабль и его состояние», действительно, требуют основательной проверки — шторма никто не отменял! Интереснейшая книжка получилась — этакая «дефектная ведомость» с приложенным «эскизным проектом» Всем любителям политического памфлета настоятельно рекомендую.

 

Эйдельман Н.Я. Грань веков. Политическая борьба в России. Конец XVIII – начало XIX столетия.

Книги Эйдельмана – явление удивительное. В них не просто изложение и анализ того или иного исторического события, или описание исторического периода. В них автор строит свой текст так, что, когда читаешь, скажем, о рабстве и просвещении в России века восемнадцатого, то непременно приходят на ум мысли о рабстве и просвещении в веке двадцатом и двадцать первом. О том, что Просвещение удивительным образом у нас всегда уживается с Рабством.  Ведь никуда не делись – ни первое, ни второе. Изменилась внешняя форма, родилась и умерла много раз терминология, но суть-то? Вот, скажем, строила-строила Екатерина свою «просвещённую монархию»,  рабскую сверху донизу, но нельзя сказать, что с рабством не боролась. Даже само слово запретила. И – что? А в СССР была запрещена «частная собственность на средства производства»,  хозяином же всего на свете были объявлены «пролетариат и крестьянство». Первоклассники — вот оно – Просвещение! —  как «отче наш» зубрили  «Мы – не рабы, рабы – не мы»! И, – снова,  — что? Двадцать лет назад отменили рабочего с колхозницей, упразднили, как вид; властями в хозяева призван «эффективный управленец», а в правительство пришли сплошь кандидаты с докторами, тскть, само «Просвещение», вот, когда бы самое время по остаткам рабства в очередной раз вдарить! Вдарили?  И это только одна тема, одна сторона нашей истории и нашей российской жизни, о которой задумываешься, читая книги Эйдельмана. «Грань веков» — о короткой, но яркой и парадоксальной эпохе правления Павла Первого. Так ли уж был он безрассуден и безумен, как чуть ли не два столетия вдалбливалось читающей российской публике? Или же,  в самом деле, он – настоящий «русский Гамлет»? И, между прочим, непримиримый «борец с коррупцией»,  куда там нашим, при Павле схваченные за нечистую руку казнокрады по бутикам под «домашним арестом» не разгуливали!И почему, после того, как Павел получил «апоплексический удар» в висок, а его сын Александр заявил, что «при мне будет, как при бабушке», просвещённое дворянство вздохнуло с облегчением, а рабское крестьянство — совсем  наоборот – с облегчением не вздохнуло? И кто у нас вздохнул с похожим облегчением в феврале 17, августе 91, в октябре 93, в начале «нулевых» годов, а кто не вздохнул? И что произошло на грани других веков? Если, конечно, что-то произошло ВООБЩЕ!  С тем же Просвещением и с тем же Рабством! Вот о чём неизбежно размышляешь, читая книгу Эйдельмана о событиях давно минувших дней и веков!

 

 

Юрий Никулин «Почти серьёзно»

Я купил эту книжку в киоске «Союзпечать», пришёл домой, открыл, и… закрыл, когда забрезжил рассвет. Что такое «народный артист»? Не тот, которому «присвоили», а тот, кто, как модно нынче говорить, «на самом деле». К кому «не зарастёт народная тропа». Сколько лет прошло со дня смерти Никулина,  а — смотрите-ка! — не зарастает! Когда читаешь все эти сотни цирковых и киношных историй, ни на одну секунду не приходит в голову, что рассказывает их тебе великий человек (и как Человек — Великий,  подчеркну). Простой добродушный парень, который сам о себе пишет «я боялся и буквально деревенел»,  или «долго отказывался от роли Лопатина: кто Лопатин и кто я, да вы на физиономию-то мою взгляните». А как их с Шуйдиным «натаскивал» Карандаш! «Никулин, вы портите мне весь номер, не можете держать паузу, так вот я вам покажу: подходите к статуе и вдруг видите, что одна валяется разбитая, а на постаменте другая. Тут вы считайте до семи, дайте публике нахохотаться. И только потом дёргаете меня за рубашку. Обегаете вокруг, снова считаете — раз-два-три-четыре» И так далее. Ничего великого в тексте, всё — правда, сомневающийся в себе, иногда робкий, совсем не понимающий и не принимающий собственного «величия». Вот Завадский — это да! Как же так случилось, что Никулина буквально накрыла волна любви всенародной? Как клоун, не имея серьёзной драматической школы за спиной, оказался вдруг в кино? Сначала, как шутейных дел мастер («Девушка с гитарой», Клячкин  в «Неподдающихся», Балбес в знаменитой гайдаевской троице), а потом… — да что там потом? — почти одновременно — Кузьма Иорданов в «Когда деревья были большими» («Помнят, помнят руки-то»)  и Глазычев в — на первый взгляд бесхитростной, но так берущей за душу картине «Ко мне, Мухтар». И — тоже почти одновременно — дьяк, зверски замученный ордынцами  в «Андрее Рублёве». Параллельно — арена, смешить народ — то, что Никулин, по его же собственному признанию, любил больше всего, больше любых киноролей. Сомнения мучили его всегда, даже в великой картине Бондарчука «Они сражались за Родину», где он играл, в сущности, себя самого, только постаревшего на тридцать лет. «Я облачился в солдатское бельё, надел выгоревшую гимнастёрку, ремень, сапоги, взглянул на себя в зеркало… старый солдат, а так…. всё как на войне. Немцы бомбят хутор, вверх взлетают обломки, чёрный дым… Всё это я уже видел. Один в один»… «Юрий, мы с тобой ТАМ были, этот фильм — НАШ ДОЛГ. Пусть и они ВИДЯТ» — говорил Никулину Бондарчук… «Текст учился трудно — признается Юрий Владимирович — выписал его на большие листы, развесил по стенам и учил, учил… То ли дело Вася Шукшин! Вот великий актёр, говорит, как своё!» Часто ли в мемуарах мы встретим подобный уровень честности? Ни малейшего самолюбования! «Я до самого конца не верил, что Лопатин у меня получился! Только, когда увидел фильм в готовом виде. Пожалуй, ничего себе». Вот так! Текст книги прост и незатейлив, никакой «литературщины» и вообще —  скорее не о себе написана, а о других, с кем работал, а «я… что я, вот Карандаш»! Подумалось — что же делает человека Великим артистом? Да и так ли уж «велик» Никулин, если подумать? Вот Смоктуновский, тот да, взглянешь на него в каком нибудь телеинтервью — вот это величина, вот это глыбища, вот это голос — помните? -»И остались камни!.. Коммерческий банк «Империал»! Всё, вроде бы, так… Но разве сравнится любовь народная  к Никулину,  и признание народное Юрия Владимировича, как «своего», с любовью и признанием…  к кому угодно! Назовите мне ЛЮБОГО человека театра и кино! Не сравнится! И в чём секрет? Прочитав замечательную книжку «Почти серьёзно» я развожу руками. Не знаю в чём секрет. Остаётся только одно — встать и снять шляпу в знак почтения. И любви!

 

Геродот. История. В девяти книгах

 

Я давно хотел обратить внимание гостей сайта на эту Великую книгу Отца истории, хотя, на мой взгляд, Геродот в полном смысле слова историком-исследователем не являлся. Путешественником — да. Политиком — да. Но, самое главное, он был Писателем, Рассказчиком Историй, да таким, что и сейчас, когда читаешь, так и слышишь его голос, его неповторимую интонацию, словно он твой современник, а ведь прошло две с половиной тысячи лет! И это потрясает!

Судите сами, вот фрагмент — «обычай изображать Гермеса с напряженным членом, эллины восприняли не от египтян, а от пеласгов. Первым эллинским племенем, перенявшим этот обычай, были афиняне, а от них переняли уже все остальные. Ведь в то время, когда афиняне уже считались эллинами, пеласги поселились в Аттической земле, почему с тех пор и население Аттики также стало считаться эллинским. Всякий, кто посвящен в тайное служение Кабиров, совершаемое на Самофракии и заимствованное от пеласгов, тот поймет меня.».

Или такой вот «ход мысли» — «почему Нил, начиная от летнего солнцестояния, выходит из берегов и [вода его] поднимается в течение приблизительно 100 дней; по истечении же этого срока вода снова спадает, река входит в свое прежнее русло и затем низкий уровень воды сохраняется целую зиму, вплоть до следующего летнего солнцестояния. Ни один египтянин не мог мне ничего сообщить о причинах этого явления Однако некоторые эллины, которые хотели, конечно, прославиться своими знаниями и проницательностью (известные во всей Ойкумене хвастуны (Л.В), высказали три различных объяснения причин разливов. Про первое даже и говорить не стану — глупости. Второе толкование еще неразумнее и, так сказать, удивительнее первого. Оно гласит: подъем и спад происходит оттого, что Нил вытекает из Океана, а этот Океан обтекает всю землю кругом. Наконец, третье объяснение, хотя и наиболее правдоподобное, тем не менее, самое ложное. Действительно, и оно так же решительно ничего не объясняет, утверждая, будто Нил выходит из берегов от таяния снегов! В самом деле, как же разлив Нила может происходить от снегов, если эта река течет из самых жарких стран в страны, значительно более холодные (вот тут-то товарищ из Галикарнаса и попался, подтвердив тем самым, что греки действительно народ нахрапистый и самоуверенный Л.В.)».

А вот пример того, как историк Геродот рассказывает удивительные, порой смешные, истории — «Во времена царя Псамметиха египтяне выставили пограничную стражу в городе Элефантине против эфиопов, в Дафнах, что в Пелусийской области, — против арабов и сирийцев и в Марее — против ливийцев. И вот, когда эти египтяне три года провели там, неся стражу, и никто не пришел их сменить, они сообща решили тогда отпасть от Псамметиха и переселиться в Эфиопию. А Псамметих, узнав об этом, пустился за ними в погоню. Когда же он настиг их, то настоятельно упрашивал возвратиться и не покидать отеческих богов, и жен, и детей. Тогда, как передают, один из беглецов ответил царю, указывая на свой половой орган: «Будь только это, а жены и дети найдутся». Эх, уважаемый, знал бы ты, что до сих пор многие у нас думают ровно так же, как те египетские пограничники!

То есть не Историк, а Мастер рассказать различные интересные и удивительные истории.

Так живо рассказать, что и до сих пор живут тексты. И именно ощущение живого автора приводит меня всегда в изумление, когда я перечитываю Геродота.

Чего и вам всем желаю!

Генри Форд «Моя жизнь. Мои достижения»

Представьте, я до сих пор не понимаю, что такое «капитализация»! Слушаешь какое-нибудь очередное послание начальства  «федеральному собранию» (кстати, тоже не совсем понятно, где собираются и кто такие?), а там звучит – «капитализация достигла 40 процентов». Вот «выпустили в первом квАртале столько-то тракторов» — понятно, а «капитализация»… В книге великого автомобильного короля вы тоже не найдёте никаких «капитализаций» — только конкретное «КАК», однозначное «ЗАЧЕМ» и железобетонное «ПОТОМУ, ЧТО»… И, сдаётся мне, что автор тоже не шибко любил и не понимал биржевые игры, «котировки», «байбэки», «шорты», «стоп-лимиты» и прочую финансовую мозгокруть, игру в «бумаги». Зато он понимал как собрать автомобиль! И как организовать из толпы коллектив!Как говаривали в одном советском фильме — «Ты мне сало покажи, или колбасу». А не «капитализацию». Сегодня кто-то скажет, что старик Форд остался в далёком прошлом, «на заре», тскть, как и сам его «конвейер», нынче, де, актуален модульный метод, да и мы сами уже живём в мире не железа, а информационных технологий, инноваций, инвестиций, капитализаций,  и прочей «нано-не-пойми-чего», а век железяк так же стремительно удаляется от нас, как и век бронзовый… Да ладно вам, сударь…  Может быть где-нибудь в центре финансового мира всё так, но… мы же не в центре, да? И, скорее всего, никогда там не будем, что, пожалуй, и неплохо. Железо, это — конкретно! Во всяком случае, мне приятнее управлять реальной «самобеглой коляской»,

  чем, напялив виртуальный шлем, погружаться в какую-нибудь очередную Матрицу. Ну… «вот такой я чудак». И поэтому лично меня, скажем, восхищают ребята вроде Генри Форда, и книга его  достойна назваться  моей настольной, а вот какие-нибудь «записки биржевого брокера», да и сам сей брокер… пусть его сочинения читают всякие там «франчайзеры», «мани-менеджеры», «трейдеры» и прочие «эмитенты»… 

Пётр Авен / Альфред Кох. Революция Гайдара. История реформ 90-х из первых рук.

Это очень увлекательная книжка.

Давно мне не встречался в документалистике подобный «градус» откровенности авторов. Судите сами:

Из страстного признания Коха Альфреда Рейнгольдовича: (о Гайдаре и «народе»)

«Я почитал отзывы на его смерть в Интернете. Там было, в том числе (мне показалось, что в подавляющем числе) и такое милое, родное наше российское паскудство, И вот представляю я, что кто-нибудь из этих и подобных им «прорабов духа» читает мои нелепые строчки, и меня начинает колотить. Если ненависть к таким «лучшим представителям» нации считается русофобством, то сдаюсь, да, я – русофоб.  Клал я на этих дорогих россиян с прибором. Как, впрочем, и они на меня. Боже, как же я вас всех ненавижу. Даже самому страшно. Слепые ведут слепых. Ну ответьте же мне, почему я должен изнывать от любви к этому сброду, который сам себе незаслуженно присвоил гордое имя «народ» .  57% москвичей считают, что московские суды находятся под контролем Лужкова и не решаются идти против него, а 65% считают, что Елена Батурина стала долларовым миллиардером с помощью своего мужа! 66% москвичей уверены, что слухи о коррумпированности Лужкова являются правдой. Правдой, которую так любит, судя по его статье, сам Лужков. И что же нам говорит здравый смысл? Здравый смысл говорит: Лужкова – на пенсию. Как минимум. Но нет! Шалишь! Отношение 76% москвичей к Лужкову колеблется от «среднего» до «очень хорошего». Люди! Это же не социология! Это уже медицина. И она, к сожалению, бессильна… Если вы так любите Лужкова, то почему так ненавидите Гайдара? Потому, что он не воровал? То есть не соответствовал народному идеалу правителя? Похоже, что так и есть…Я сейчас сам себя спрашиваю: а к кому ты это все обращаешь? Весь этот вопль? В пустоту? Старик, никому же нет дела до твоих умозаключений. Провались оно все пропадом. К чертям собачьим. Содом, населенный слепыми идиотами. Ты им: вы же двигаетесь к пропасти! А они тебе: отойди, скотина-русофоб, не видишь – крепнет величие державы! Ура, товарищи! Вперед, заре навстречу…»

Из беседы Авена и Коха с Чубайсом

П.А.: Если считать, что цель оправдывает средства, то залоговые аукционы помогли. А сейчас в аналогичной ситуации ты сделал бы залоговые аукционы?

А.Ч.: Конечно.

П.А.: Фантастика. Это полбеды, что вы продали эти предприятия дёшево. Так этими аукционами вы сломали представления о справедливости! Вот это – беда.

А.Ч.: Какая трагедия: мы сломали представление о справедливости, которое жило в голове Авена! Так я это переживу. А представление о справедливости у народа мы сломали ваучерной приватизацией. Алик, скажи ему…

А.К.: расставание с советским культом справедливости, Петя, это была плата за рыночные реформы. И за приватизацию в частности.

А.Ч.: Да, это было неспасаемо…»

 

Из беседы Авена и Шохина

«П.А.: Сань, отдельная тема: отношения Егора, Чубайса и твоё к Ельцину. Я помню, ты его как-то мне назвал «обыкновенное пьяное мурло».

А.Ш.: Это твоя версия, и ты её повторяешь. Я своё отношение к нему в таких выражениях не формулировал… У меня Борис Николаевич иногда особые чувства вызывал… Я несколько раз был в таком жутком состоянии духа, когда боялся, что мы осрамимся на весь мир. Он мог упасть со сцены, он на час опаздывал к президентам и королевам, потому что его не могли привести в чувство. Он просто полностью выпадал в осадок, терял сознание, а не просто засыпал.

А.К.: А где он успевал нажраться?

А.Ш.: Ну, были друзья: Коржаков, Сосковец, Барсуков, Грачёв. Они наливали «до краёв». У них была привычка пить всё подряд. Вот на переговорах полчаса перерыв – они уже тащат ящик водки…

И так далее… Замечательный получился образ «младореформаторов» и нашего великого царя Бориса. Циничные такие, наглые и расчётливые ребята — «похоронщики» Империи Зла, борцы с «совком» до последнего «совочного представителя». «Весь мир насилья мы разрушим»… И их, часто невменяемый, вождь. Всенародно избранный, между прочим. Под громкие крики «ура»… «Весь мир насилья мы разрушим»? Но была ли иная дорога?

Между прочим, то, что вы видите — последний кадр из первого «Терминатора». Сара Коннор говорит — «Да… Надвигается буря».  И направляется навстречу Будущему…