Все сообщения опубликованные Почитать

Андрей Фурсов. Вопросы борьбы в русской истории. Логика намерений и логика обстоятельств.

uk347446Ну вот не отнимешь — системно мыслит автор, что не удивительно, ибо он директор  института системно-стратегического анализа. Когда читаешь такие книги,то иногда  хочется воскликнуть — «так вот как ларчик открывался»! Действительно, у верблюда два горба, потому, что…  А у нашего, российского даже и не два, а бог знает сколько, о них и речь: Фурсов пишет и о системном кризисе  Смутного времени 17 века 106655580_large_4и о Смутном времени века «катастройки» c0cd12c563523f0c9c8cbc0e6a5267bcи о нашем, да, да, разумеется — нашем, но только вопрос — Смутное ли оно и не находимся ли мы ровно в таком же системном кризисе? 114444831049355_informsklad_ruИ если находимся, как использует наш заклятый «партнёр»-Запад наши системные «неувязочки», а то, что он  «заклятый» и то, что он их использует или попытается — к бабке не ходи,  считает Фурцев. 0_5b97c_3a560e9c_XLМне книжка понравилась ещё и тем, что автор не скатывается в банальную конспирологию, несмотря на реальный соблазн.  Всё складывается, всё убедительно, всё расставлено по заслуженным местам. И возникает новое (лично для меня) и удивительное ощущение связанности российской истории — 17 век, 19, 20, 21… как всё схоже;  поневоле вспомнишь Экклесиаст — «и нет ничего нового под солнцем»! Жаль только, что наше начальство вряд ли читает такие книги. Иначе было бы как минимум осторожней и умней  не только в советах учителям, но и в каждодневной своей работе. Результаты которой налицо. Точнее — их отсутствие.

Джульетто Кьеза «Русофобия 2.0»

59393331Мне не очень нравится слово «русофобия». Потому, что «фобия» означает «страх». А тут не страх, тут нелюбовь, ненависть даже. Кажущаяся иногда иррациональной. И самое странное, когда обнаруживаешь её у наших же соотечественников, такое ощущение, что они просто балдеют, кайф ловят, ненавидя «всё тут». Впрочем, для некоторых это родовое, был же Печерин такой, ещё в 19 веке, писал -

Как сладостно — отчизну ненавидеть

И жадно ждать ее уничиженья!

И в разрушении отчизны видеть

Всемирного денницу возрожденья!

(Я этим набожных господ обидеть

Не думал: всяк свое имеет мненье.

Любить? — любить умеет всякий нищий,

А ненависть — сердец могучих пища!)

Тогда в конвульсиях рука трепещет

И огненная кровь кипит рекою

И, как звезда, кинжал пред оком блещет,

И в темный путь манит меня с собою…

Я твой! я твой! — пусть мне навстречу хлещет

Весь океан гремящею волною!..

Дотла сожгу ваш… храм двуглавый,

И буду Герострат, но с большей славой!

Впрочем, бог бы с ними с  печериными, действительно, им бы нам всем доказать, что они не «ватники» — «любить умеет всякий нищий, а ненависть — сердец могучих пища!» Кроме того был такой математик Шафаревич, он давненько этих ребят за ушко и на солнышко. Неинтересно, устарело…

Давайте о «партнёрах». И вот тут книжка Пьезы многое объясняет — и чего это они на нас сегодня так накинулись и что НА САМОМ ДЕЛЕ вкладывали когда-то в свою «борьбу с коммунизмом», чем была эта «борьба» в сущности. Корни-то глубоко, так глубоко, что и сам Кьеза иногда руками разводит. Полезная книга, рекомендую.

Алиса Даншох. Не совсем святое семейство из Серебряного переулка.

KrwOCCSj87kЕсли писатель — автор Миров, то Алиса Даншох не писатель. Она не сочиняет миры, это не её, у неё есть свой, несочинённый, в котором она находится; и там, кроме самой Алисы — целый город людей, без которых Алисы не было бы. Или была другая Алиса. Это её родные, живые ещё или уже давно не живые, вроде бы, оставшиеся во Вчера, но, назло смертям существующие — живущие! — и в Сейчас. Потому, что у Алисы Даншох редкий дар — видеть то, что давно ушло, будто оно здесь, с нами и совсем никуда и никогда не уходило. И не просто видеть самой, но описать так, что и читатель начинает видеть. Алиса Даншох не автор Миров, она летописец одного, своего. Летописец и реставратор. Это уже четвёртая книжка Даншох, четвёртый её поход в прошлое. Посвящённый бабушке Вере Алексеевне. Читается легко, вкусно, оторваться невозможно, хотя, казалось бы — какое мне дело до чьей-то бабушки? 537147_600А ещё там есть волшебный фибровый чемоданчик с письмами. Огорчает только одно — мизерный тираж и крутая (наверное оттого, что мизерный) цена.i (10)

Александр Крыласов. Закодированная Россия. Фантастический роман.

Я бы даже сказал не фантастический, а фэнтэзи. Во всяком случае не научно-…  Потому, что ну… не верю, как заметил бы известный театральный классик. Ибо в романе рассказывается что бы стало, если бы в России все разом перестали…  пить! iРазум подсказывает — да ничего бы не стало, потому, что не может быть то, что не может быть никогда. А в романе есть но, несмотря на невозможность предложенной ситуации, книгу продолжаешь читать, а не швыряешь раздражённо в угол. Типа «снова прикол, достали уже»!.. Тем не менее… Автор по-профессии врач-нарколог, то есть в теме. Это раз. Роман написан с юмором и неплох с литературной стороны. Это два Читается влёт, у меня на прочтение трёхсот его страниц ушла часть выходного дня и я совсем не считаю эту часть напрасно убитым временем. Так и назову этот жанр (или  лучше сказать «направление»? — произносится впервые, заметьте) — «книга выходного дня».закодированная-россия

Дипломатия второй мировой войны глазами американского посла в СССР Джорджа Кеннана

304364На задней обложке этой книги, среди прочих перечисленных блестящих достижений Кеннана,  начертано: «Автор даёт также яркие, хотя отчасти и спорные портреты глав двух великих государств — Иосифа Сталина и Теодора Рузвельта, с которыми он неоднократно встречался…» Вне всякого сомнения, человек, написавший это, слышал что-то о Теодоре Рузвельте, 26-м президенте США, скончавшемся от отрыва тромба 6 января 1919 года в своём имении Ойстер-Бей (штат Нью-Йорк). Но саму книгу Джорджа Фроста Кеннана автор замечательной аннотации, размещённой на обложке, наверняка не читал, и не знает, что на момент смерти президента «Тедди» самому Кеннану не исполнилось и пятнадцати. Но, может быть, содержание мемуаров рассказала автору жена, которая их, — возможно, -листала. А этим жёнам что козёл, что коза — один черт с рогами. Что Теодор, что Франклин — ведь оба же Рузвельты, не поспоришь! Я почему так вредничаю и цепляюсь? Я удручён общим состоянием умов: если уж и при издании серьёзных книг редакциями допускается ТАКОЕ, что тут говорить о телевидении и радио! В названии книги есть и вторая странная «не совсем точность», а именно — «глазами американского посла в СССР» Кеннан смог смотреть на свет белый чуть больше двух месяцев в 1952 году, успев за этот недолгий срок шибко обидеться и осерчать на кровавый тоталитаризм за пренебрежительное отношение к дипломатам великой страны Америки, «стеснённость запретами» и бог знает что ещё, написать и наговорить целую кучу совсем недипломатической злобной пурги и получить в результате оплеуху от «сталинских кромешников», став «персоной нон грата» в столь нелюбимой им «империи зла».  «Пренебрегали»им? А чего он ещё мог ожидать? — ведь задолго до этого, ещё в 1946-м году, когда он не был послом, а занимал пост советника (на описываемый момент ВРИО посла), Кеннан на запрос казначейства США с какого такого бодуна эти босяки русские выпендриваются и поплёвывают на наш замечательный Всемирный банк и великолепный МВФ, разразился знаменитой «длинной телеграммой» №511 (которую не только в Америке прочли, но и , само собой,  в СССР).  В ней восемью тысячами словами доказывалось, что с русскими вовек не споёшься, они понимают только силу, круглосуточно мечтают захватить всё и вся, i (6)дабы повсеместно установить планетарный ГУЛАГ, и вообще хороший русский — мёртвый русский,  их бы всех засыпать дустом или хотя бы обнести колючей проволокой для начала. Так возникло понятие «сдерживания» и так Джорд Фрост Кеннан получил пожизненный титул «архитектора холодной войны». «Длинную телеграмму» размножили и вбили в голову всем прикеннановским и посткеннановским американским политикам и дипломатам на веки веков аминь, она стала буквально неотъемлемой частью мозгов каждого американского ответработника, фактически одним из главных тестов на профпригодность. 719585db2d42А вы говорите откуда чего берётся и чего это они к нам пристают. Правда, на склоне дней (а прожил он больше ста лет) Кеннан возражал против продвижения НАТО к границам России. «Вы что, хотите снова их разозлить»? Да уж никто не слушал, первая телеграмма перевесила последующую. Вот такой Кеннан мне и интересен: что за человек, какими глазами он видел события и мою страну, а длинная телеграмма — что это было, заказ американской «финансовой закулисы» или же кеннановское абсолютно личное и искреннее «прозрение»? Может нас и действительно надо бы… того…  сами понимаете чего, и человечество бы вздохнуло облегчённо? Или, в крайнем случае, действительно, за колючую проволоку? Кстати, некоторые оченно продвинутые российские дэмократы почти то же самое и советуют Америке с Европой, публикуя собственные «длинные телеграммы» в западных газетах и своих блогах. Лавры Кеннана спать не дают?i (5)

«Н-но, каторжный, н-но!»

5486Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин неизвестен читающей планете Земля, разве что некоторым, отдельно взятым, с не отвалившимся пока рудиментом навыка чтения товарищам, отдельно взятой 1/7 части упомянутой планеты. Потому как переводить его трудно. Хотя, на французский и немецкий переводить пытались — «Господ Головлёвых» и «Пошехонскую старину». Не очень верю, что удачно. А уж «Сказки» щедринские… Ну как вот такое перевести? — «Худое Конягино житье. Хорошо еще, что мужик попался добрый и даром его не калечит. Выедут оба с сохой в поле: «Ну, милый, упирайся!» — услышит Коняга знакомый окрик и понимает. Всем своим жалким остовом вытянется, передними ногами упирается, задними — забирает, морду к груди пригнет. «Ну, каторжный, вывози!» А за сохой сам мужичок грудью напирает, руками, словно клещами, в соху впился, ногами в комьях земли грузнет, глазами следит, как бы соха не слукавила, огреха бы не дала. Пройдут борозду из конца в конец — и оба дрожат: вот она, смерть, пришла! Обоим смерть — и Коняге и мужику; каждый день смерть…» Как интерпретировать в чужом языке убийственную ЧЁРНУЮ интонацию? Что он там поймёт по-сути, немец или француз? «Даром не калечит» -»добрый» попался. Случайно, наверное, повезло Коняге, другие-то всё больше КАЛЕЧАТ, да даром, даром, даром! «За так»! Из любви к искусству. Лежит Коняга, подыхает, да всё не подохнет никак. И собираются вокруг него братья его-Пустоплясы, выпускники какой-нибудь тогдашней ВШЭ  или факультета журналистики Колумбийского университета, на ток-шоу, поболтать, поизумляться — и чего это Коняге не дохнется никак? Один о «здравом смысле» толкует, другой о «жизни духа», третий про «труд дает ему душевное равновесие, примиряет его и со своей личною совестью и с совестью масс…», а четвёртый перекрикивает всех троих — «Ах, господа, господа! все-то вы пальцем в небо попадаете! Совсем не оттого нельзя Конягу донять, чтобы в нем особенная причина засела, а оттого, что он спокон веку к своей юдоли привычен. Теперича хоть целое дерево об него обломай, а он все жив.» И вот лежит наш Коняга, ни жив, ни мёртв,974f1f23ea1343006e5a56076c183495 да как вдруг встанет, как пойдёт снова упираться! А вокруг него Пустоплясы удивляются восторженно — во даёт, кляча, во жжОт! «Н-но, каторжный, н-но!» И пойдут себе дальше  потреблять и наслаждаться, забыв тут же о Коняге, «так как все эти разговоры не от настоящего дела завелись, а от грусти».  Тут кто-то скажет —  «так это же 19-й век, отсталая и нищая крестьянская  Россия,  это же нынче не актуально, как и песенка о зайцах; сейчас 21 столетие на дворе, сейчас айфоны и твиттеры, смарт-ти-ви и новая тойота хайлюкс, какие  ещё Коняги»? Вот-вот — отвечу такому оппоненту. Или лучше так -»ну-ну»… Не переводятся Пустоплясы на Руси! Вот ведь парадокс — как нас ни реформируй, какие социальные революции ни устраивай, а всё одно получается: буря утихает, муть оседает и опять этнос наш российский, который вроде и «новой общностью» попробовал, и «гласности» хватанул, и «демократии» испил, и «гражданским обществом» попытался,  и «невидимой рукой рынка» по плечу похлопывался (или по горлу?) — один чёрт, в конечном итоге разделялся на две всего фракции:  на дам и господ с одной стороны и на мужиков и баб с другой. На бар и «народ». На «элиту» и «быдло». На Пустоплясов и Коняг! А ВСЕ реформы — ну что ты поделаешь! — как ни крути, как ни обзови их,  - по Коняге, по Коняге! Н-но, каторжный, шевелись!..  А Пустоплясам  раздолье, благодать. А Коняге снова… мимо рта и по спине, по спине, по спине!!! Да всё даром, даром, даромiНе так? А вот за МКАД прокатитесь и сами всё увидите! Да  возьмите вы практически ЛЮБОЕ сочинение Салтыкова-Щедрина и в каждом найдёте  НАШЕ. Неистребимое НАШЕ! Хорошее или плохое — не суть.. Наше! Но я о другом сказать хочу. О том, что неправы те, кто утверждает, будто Салтыков-Щедрин был редкостно ядовитой язвой и крайним русофобом, всё видевшем в свете чёрном, всю Россию обзывавшим «городом Глуповым», а её жителей то «ташкентцами», то «помпадурами», то «иудушками», то «клопами», то «торжествующим свиньями», то… несть числа едким, будто сгустки кислоты,  щедринским словечкам. Я часто перечитываю его книги —  все, от «Пошехонской стороны» и «Сказок» до «Губернских очерков» и «За рубежом». Не русофоб — нет! !  Михаил Евграфович был в первую очередь патриотом своей страны, но… патриотом не восторженным («крымнаш»), а СТРАДАЮЩИМ. Он болел, буквально, физически болел, не мог перенести мерзости и глупости действительности, потому и писал в основном об этом! Не о цветочках и «первой любви на лугу». Его именно ЭТО мучило! Судьба Коняги! 240813В его сатире нет злорадства, дескать, так вам и надо, идиоты, мало, мало вас бьют, да секут, надо бы ещё, а лучше бы и совсем прибить… нацию глупую-с и… пригласить на просторы бывшеглуповские нацию умную-с! Придите и володейте… Нет, то не щедринское, то мы сегодня всё больше слышим от современных Пустоплясов, которых сколько ни корми, а всё им наш Глупов совком пованивает. Типа «их высокоблагородия блююй»? А один шахматист в своём блоге аж из Литвы, аж в четыре утра призвал незнамо кого («прогрессивное человечество» что-ли?) прийти и володеть, но народишку поганому, испачканному с ног до головы в высоком рейтинге Верховного Главнокомандующего вперемешку с кровью женщин, стариков и детей, изничтожаемых тоталитарным адским  режимом в Грузии, Крыму, Сирии и Донецке, прав никаких не давать, особенно избирательных — пока, совки вонючие,  имперский зуд в себе не излечат,  «державную гордость» из себя по капле не выдавят досуха. А другой Главный Банкир руками развёл и сказал что Россия страна… то ли аутсайдер, то ли даун.. лифтёр?, словом, страна-дура, ни на что не годная, ибо народец не тот. Не тем занимались, дескать, в последние годы. Между тем именно ему в ТЕ САМЫЕ годы было поручено заниматься ИМЕННО ТЕМ! Но он забыл, наверное. Или Коняги всю охоту отбили. Одним своим видом совковым. А Главный Банк  вообще бы неплохо приватизировать, то есть продать (отдать за так, ибо дерьма-то… кто купит? -  поди сыщи) потому как работают, коняги этакие, хреново, собственник нужен! Эффективный! А он сам пока не собственник, а только подневольный управляющий, потому и эффекту маловато. Вот был бы собственник. — тогда да, совсем другое дело. Тогда, засучив рукава! А третий Главный министр поддерживает — «да, — говорит, — совсем неэффективно у нас тут всё работает под моим чутким руководством, особливо волотильность достала и курс проклятый поганой бочки брента,  а всё почему? — не собственники мы, а так себе, пришей-пристебаи какие-то, опять же… коррупция заела, собака». А Коняги поодаль от власти Главных расположились, им что приватизация, что курс бочки,  что волотильность коррупции, что эффективность власти — всё по-фигу: кто вроде совсем богу душу отдал, хотя.. нет, вроде дышит ещё («нельзя Конягу донять» — помните?), а кто «передними ногами упирается, задними — забирает, морду к груди пригнет. «Н-но, каторжный, вывози!»  Ну… абсолютно щедринский пейзаж, вам не кажется? Коняги…  Пустоплясы…   И это только в одну из «Сказок» вчитался! А прочтите-ка другие! Да, господа товарищи, велик Михаил Евграфович, велик, не нахожу иного слова. А то, что писал «излишне» зло и хлёстко, да на то она и Сатира, на то она и отличается от Юмора, как отличается кнут от банного дубового веника. И сатирик этим кнутом — хлоп Пустоплясов по жирным  спинам  «Н-но, каторжные, вывозите!» А мы и надеемся, вдруг подействует? Хорошо бы!Shchedrin_biography1

Читайте, читайте, читайте Салтыкова-Щедрина! 27 января ему исполнилось 190 лет. Кто-то вспомнил на ТВ или в Сети?

Николай Платошкин «жаркое лето 1953 года в Германии»


0000004891_flaggdrВот читаешь иной раз о каком-то вроде полузабытом широкой публикой историческом событии и совсем иначе смотришь на то, что происходит  сегодня. Боролись, боролись всем «цивилизованным миром» с «коммунистической угрозой», угрозу эту изничтожили в прах, казалось бы — живите и радуйтесь! Ан нет, на том же самом месте («barbaric Russia») новая угроза окрепла громадою, да ещё грозней изничтоженной- на сей раз barbaric Russia «путинская»! Которую не сдержать ежели —  то всё, кранты демократии и свободе во всём мире. Вы что, опять тоталитаризм хотите? В искусственно созданном в качестве очередного осинового кола в давно бездыханную грудь СССР мифе о «чудовищном», почти полувековом прозябании под пятой советской оккупации «изнасилованной» Восточной Европы,  июньские волнения 1953 года в  ГДР почему-то задвинуты на задний план, о них мало кто говорит и пишет. Не то, что о Венгрии-56 или «пражской весне-68″ — тут написаны горы книг и снимаются по сию пору десятки исторических мелодрам в духе «она погибла где-то а снегах Сибири, и это всё, что мы знаем о Бюдёс Агньялке». Как-то помалкивала на тему «рабочей немецкой революции-53″ и советская историография, хотя, говорят, что писались даже диссертации, но исключительно ДСП (это означало не древесно-стружечную плиту, как кто-то может подумать, а «для служебного пользования»). Для узкого круга.german-strike-360x233 Между тем, немногие сейчас знают, что после смерти Сталина в политическом истеблишменте Западной Европы возникло тогда некое шевеление, некие «настроения» и надежды, что, дескать, «тиран» умер и  да здравствует ветер перемен, новые правители «империи зла», — хотя само это определение значительно более поздней выделки, в умах тогдашней западной публики именно так представлялся СССР, — перейдут от конфронтации к диалогу и тому, что позже обзовут «разрьядкой». Ведь это там, в Кремле, первые начали «холодную» агрессию на западный мир,  им  бы и покаяться первыми (про планы Соединённого королевства «Немыслимое» и  США»Дропшот» тогда ещё не писали открыто). Пусть даже и так, пожалуй, и в Москве и в Лондоне, как убедительно и аргументированно  показывает Платошкин, было тогда стремление к тому, чтобы «дать задний ход», забыть обиды и конфликты последних лет и вновь стать союзниками, как во времена Великой войны. Но… «жаркий июнь 1953″ в ГДР перечеркнул надежды.Die-Menge-bebte-vor-Wut_FullView ЧТО там произошло и КАК это произошло, были ли упущения и недочёты с советской стороны, кто и как это организовал,чем это закончилось и — самое главное! — кому это было выгодно?! — изложено в прекрасной, основанной исключительно на документах монографии Николая Платошкина «Жаркое лето 1953 года в Германии». А раз тогда были ребята, кому «рабочая антикоммунистическая» (читай — антисоветская, дальше читай — антироссийская) революция в ГДР» была выгодна, 065_34_2013то не те же ли  уши торчат и из «цветного» движения сегодня? Уж очень почерк схож! загруженоКстати, книга написана ярко, читается легко, в отличие от большинства «узко-научных» сочинений наших профессиональных историков; мне думается, отсутствие литературного дара — это вообще проблема в среде «диссертантов», правда, многие из них со мной не согласятся, ибо пишут для своего круга, а не для «малообразованной толпы». Удобная «отмазка»? А вот Николаю Платошкину она не требуется, найдите в Сети и другие его книги — не пожалеете!