Все сообщения опубликованные Посмотреть

«Набережная туманов» фильм Марселя Карне 1938

5475431_xlargeЭтот фильм странно притягателен. Его невозможно забыть, достаточно раз посмотреть. Он оставляет послевкусие не на день-два. На годы. Как выразилась одна моя знакомая —  «оставляет в сердце какую-то печаль. Навсегда»…

О нём написаны пуды статей и рецензий. В них говорится многое. О «подсознательном предвидении  европейским интеллектуалом надвигающегося Апокалипсиса Второй Мировой». Об «утрате экзистенциального смысла собственного бытия французской художественной интеллигенцией». Об «одиночестве непреодолимом». О «смерти как неотвратимости»…  И так далее.

А я, пересматривая «Набережную туманов» с периодичностью метронома, много лет ловил себя на том, что до конца не понимаю фильма, несмотря на кучу прочитанных мною умных рассуждений специалистов-киноведов и философов. О чём он? О «несчастливом»? Или…

Дело в том, что НАСТОЯЩЕЕ искусство тем и отличается от пирожка с ливером, что заставляет примерять на себе. «Если это обо мне, то ЧТО? А ведь обо мне, я чувствую, что обо мне. Я именно ЧУВСТВУЮ»!

А там, где не чувствуют — пирожок. С ливером. К сожалению, нам попадаются в основном  пирожки. Вроде всё есть — фабула, сюжет, история, актёры стараются, диалоги грамотно сочинены, а… искусства нет.

Потому как не обо мне?

В «Набережной туманов» рассказана  простая, без малейших намёков на глубокомысленные обобщения и выводы история. Некий солдат колониальных войск Франции Жан,почему-то скрываясь от патрулей, — почему? — не сказано,  -  приезжает в портовый город Гавр. Осень. Туманы. Холодно. Солдат хочет покинуть Францию. Ему очень не нравится этот мир, но больше всего не нравится себе он сам. Город населён неприкаянными и несчастливыми людьми; даже у самого неприятного персонажа есть какое-то своё несчастье, своя зубная боль и, в сущности, все они, если вдуматься, с удовольствием бы бежали за Жаном отсюда куда глаза глядят.

А один художник так просто идёт и топится в море, оставляя Жану свой дорогой костюм и документы.

Жан влюбляется в несчастливую девушку Нелли. А Нелли в Жана!

Казалось бы — вот он, выход из несчастливого?

Но… Жан находит вариант побега. Выхода. Остаётся просто сесть на пароход, идущий в Южную Америку и покинуть туманный, холодный Гавр и свою любимую девушку Нелли. Почему? Потому, что иного не дано.quai-des-brumes-1938-03-g

Но почему бы ему не остаться и не жить с Нелли долго и счастливо, и не умереть в один день?

Но ты смотришь и тоже понимаешь (чувствуешь!) — нет, невозможно, не дано.

Жан погибает от нелепой какой-то пули местного хулигана.

Умирая на руках Нелли он говорит «поцелуй меня… поцелуй скорей.. у меня совсем мало времени..»

Трап с парохода убирают, корабль отчаливает без Жана, на пристани остаётся его собака.

ВСЁ…

Но где тут «обо мне»? Что?

Почему «в сердце какая-то печаль? Навсегда…»

В чём секрет фильма? Я смотрел его много раз, многие диалоги помню почти наизусть, всегда старался найти в них какой-то ГЛАВНЫЙ скрытый смысл. Например, в разговоре с водителем

- Разве в Тонкине есть туманы?

-Туман ЗДЕСЬ!! (указывает на собственную голову) ЗДЕСЬ!»

Недавно я пересматривал снова. Подумалось вдруг — а ведь что значит «быть в тумане»?

Вы помните как это — быть в тумане? Когда на расстоянии метра, от силы двух мир исчезает. Словно там его нет. Словно он не важен уже.

А туман, словно твой страж, он будто специально оберегает тебя от всего остального.

В нём можно замереть неподвижно. Можно двигаться.

Может и жизнь — это только ты сам и всё… все вещи, что на расстоянии вытянутой руки.

Но если идти в туман, то «старая картинка мира» исчезает полностью. Ты переходишь на иное место, с иными вещами. Которые на расстоянии вытянутой руки.Появятся новые. Другие.

А то, что было раньше — теряется. Словно и нет этого вообще. Всех вещей «на расстоянии вытянутой». Или не было?

Туман укрыл, туман сберёг, туман спрятал тебя от них.

Или их от тебя?

Что впереди — не ясно. Что позади — не важно.

Жизнь — это ты сам и то, что видишь.

На расстоянии вытянутой руки.

Ты — в пятне света, это и есть твоя жизнь.

А если пробуешь вырваться, то просто вырываешься в другое пятно света, но, только на «расстоянии вытянутой».

А горизонта словно бы и не существует.

Такое устройство Вселенной.

Твоей.

Иной нет, иная не важна для тебя, так же, как и ты не важен для неё.

Для «Вселенной крайне равнодушной»!

Это и есть «Туман ЗДЕСЬ»?

Это и есть разгадка тайны «Набережной туманов»?

Если вы прочли мой пост до конца, если вы ещё не смотрели фильма — посмотрите и подумайте над тем, что сейчас прочли.

В главной роли тридцатичетырёхлетний Жан Габен. Очень похож на зрелого Высоцкого, присмотритесь.p_F

А замечательная музыка композитора Мориса Жобера чем-то напоминает музыку из нашего»Последнего дюйма». Композитор М.Вайнберг.

 

 

«Гамлет» фильм Лоуренса Оливье 1948.

photo-hamlet-1948

 

«Гамлетов», по знаменитой трагедии товарища Шекспира нашего, за всё время существования кинематографа снято, наверное, не менее сорока!

Мы, здесь, в России, в общем-то, лучшей экранизацией вот уже лет 50 считаем козинцевскую, со Смоктуновским в главной роли. Кого только не смотрели за прошедшие годы — нет, наша лучше! Но не отмахнуться и от того, что все эти годы киноведы говорили нам дружно — «а вот посмотрите, посмотрите Лоуренса Оливье 1948 года и сами оцените! Оливье неповторим, неподражаем и недосягаем. Смоктуновский?.. нда, пожалуй, что неплохо, но, во-первых — Оливье играет на языке оригинала, что уже плюс, во-вторых — традиции английского театра, это, в сущности, традиции того же шекспировского «Глобуса», откуда ноги-то растут?, а в третьих… Оливье — есть Оливье»!загружено

Я бы с последним согласился в первую голову — куда советскому человеку без оливье? Оливье — это и наше всё, не только для англичан, согласитесь.

Но вот, послушав киноведов, и я сел, налил себе крепкого горячего чайку, поставил креманочку молодого вишнёвого вареньица и посмотрел таки…

Первое впечатление — сцена с матерью и убийством Полония снято сильнее, чем у Козинцева, особенно это наглядно видно, когда в действие вступает непосредственно призрак отца, которого Гертруда не видит, с ужасом убеждаясь в безумии сына.

Заключительная сцена: фехтование на порядок лучше, чем у нас, кроме того, в козинцевской версии не видно — понимает ли Гертруда, что в чаше яд? — у Оливье понимает! И пьёт, тем не менее! Это сильно! А вот раскаяние Лаэрта как-то… неубедительно!

Буквально же пять минут назад шушукались с Клавдием и этот самый щенок Лаэрт хвастался «а я ещё подстрахуюсь — намажу рапиру этакой хитрой хренью, достаточно одной царапины и..» и при этом мечтательно улыбался.

Вот же подонок! А ещё голубых кровей! И мы ещё должны верить его раскаянью? И откуда такие берутся? Впрочем… сын «хлопотуна», чего ж мы ждали от такого, это ещё неизвестно, какую бы весёлую жизнь устроила в будущем Офелия Гамлету, сложись всё более мирно.

Тоже, небось… Яблочко от яблони…

Клавдий… Наш пятидесятилетний Названов показался гораздо убедительнее — вот уж мерзавец так мерзавец, вспомните как он исследует своё порочное лицо в зеркале. Типа — ну ты и даёшь, блин, сам от тебя такого не ожидал, паря.

Пятидесятичетырёхлетний Бэйзил Сидни совсем не убеждает в недолгую минуту раскаянья. Что это на него нашло? Дескать, хотел бы к небу обратиться? Но небу страсти, к земле гнущие ни к чему… Небу другого Клавдия подавай. В чистой рубашонке и с томиков псалмов под мышкой!

Сразу вопрос — а чего это тебя к небу-то потянуло? Тебе там что, мёдом мазано? А о небе ли ты думал, когда по саду крался с бутылочкой белены? Нет, не о небе! А небось о короне и счетах в оффшорах братана!..

Уж не помню как обыгран у Козинцева отказ Смоктуновского прирезать того Клавдия в минуту «рОзлива желчи», кто помнит — подскажите!

У Оливье, как и в первоисточнике — «теперь его прибить, когда он вроде… созрел для Неба? — И сразу в рай без пересадок? — щазз, разбежался, нет уж, подождём, пока в дерьмо греха он вновь по уши не нырнёт, тогда уж…» Цитата не точная по форме, предупреждаю. Но по смыслу — в точку!

В общем — образ Клавдия в фильме Оливье не задался как-то.

Офелия? — слишком приторна, сразу вспоминаются чешско-гэдээровские телесказочки вроде «орешков для Золушки». Да и не похожа на средневековую даму! Нечто с американской рождественской открытки сороковых. Манекен, наполненный по уши вареньем.

То ли дело наша Вертинская с выщипанными бровями! В странном кринолине, бьющаяся в механистическом танце, словно заводная игрушка. У которой заел какой-то внутренний механизм.

В нашей Офелии есть тайна! Даже в том, что она (для зрителя) ни с того, ни с сего вроде бы… бац — и уже на дне омута! Без мутных разъяснений, что там, типа нагнулась, розмарин свой собирая, на веточку оперлась, веточка возьми да и тресни, потом в воде некоторое время плыла по течению, шевеля губами (пела?), потом платье намокло и… Прямо полицейский протокол! Зачем? Чтобы доказать попам, что не самоубийца? Хмм. Но мы же не попы, нам-то оно к чему? Похороним по-любому — хоть из петли, хоть из отделения реанимации Склифа — в ограде! Чай не проклятое старое время!

Теперь главное — сам Гамлет. Наверняка, Оливье товарищу Шекспиру нашему глянулся бы больше, чем Гамлет Иннокентия Михайловича.

Во-первых — свой, аглицкий.

Во-вторых — более мужественный какой-то, настоящий будущий король, посмотрите, как он лихо рулит актёрами — «не машите руками, зерна не вижу, объясните мне сверхзадачу и вообще… не верю, не верю»…hamlet

Так и вижу эту репетицию полностью: сидит Гамлет за режиссёрским пультом, на лбу двое очков, как у режиссёра Житинкина, на шее полосатый шарф, как у режиссёра Райхельгауза, бейсболка повёрнута козырьком назад как у режиссёра Серебренникова — «Стоп, стоп, стоп… Блин, ну я устал уже повторять одно и тоже.. Друзья мои..» и так далее…

В общем — прынц, настоящий прынц, нет, не прынц… ко-ро-ле-вич!

Зато наш-то, наш-то… Что хотите думайте и можете со мной делать всё, что вам угодно, но… Смотрю на Гамлета-Смоктуновского и… так и вижу нашего блистательного Илью Куликова из «Девяти дней…», остроумного и острейшего на язык секретного физика. Слушаю монолог про «быть или не быть», произнесённый на фоне мрачной средневековой древней серой скалы под шум разъярённого балтийского прибоя и слышу… монолог о «наших несокрушимых и вечных дураках», произнесённый в бетонном, сером туннеле рядом с суперпуперускорителем суперчастиц в секретном супергороде N.9d-02

Мне всегда думалось, что, в сущности, это один и тот же человек, в разных обстоятельствах. Нет? Посмотрите «Гамлет» Лоуренса Оливье и наш. Интересно, что скажете?

mqdefault (1)

 

Верёвка и кольт фильм Робера Оссейна 1969

688262462c7a1ad7e265e0898196ad08

 

Время было такое: европейские парни романских кровей дружно навалились на североамериканский героический эпос недавнего завоевания белым человеком Дикого Запада, в небезуспешной попытке влить в старые, прохудившиеся во многих местах мехи эпического приключенческого кино Юной Америки, новое, молодое вино Старой Европы. Дескать, это у вас «смотрите, нога». А у нас — у кого надо нога!

Первым взял приз Серджо Леоне, ему удалось на фактически пустом месте вырастить какую-то новую эстетику, новый повествовательный ритм, запустивший вроде бы остановившееся сердце романтики Фронтира.

Хотя, если честно, жителям Старого Света фронтир был до лампочки, как сейчас бы сказали — «ни о чём». Им не до лампочки были страсти. Месть. Романтика романса! То есть, тьфу ты… кантри… Даже не кантри, а этакого посвистывания и брутального поухивания саундов Морриконе, словно сочинённых автором прямо в седле, в темпе вечной скачки по бескрайней прерии.

Главный покупатель, всё-же, наверняка, мечтался дерзким самозванцам-вестернмейкерам на месте описываемых событий, там, в Новом Свете. Потому как где деньги, если не в Новом Свете? Где сборы? Мне скажут — да там же, где эти «местные» — в Италии, где ж ещё-то? Кроме их родной слободки!

Кого интересовали в Америке все эти макаронники со своими шаржами на Наше Всё?

Вы ещё «Белых волков» гэдээровких туда запустите с гордым Соколом-Гойко Митичем с его сталинитовым «хао, я всё сказал» и толстяком Бешаном-Рольфом Хоппе с его зловещим «этот краснокожий мой»…

Вот бы смели кассы…

Но, шутки в сторону. Не берусь исследовать древние архивные данные шестидесятых и сопоставлять сборы, — кому нужны сегодня все эти истлевшие шмальдо, — скажу лишь одно только — порядочно наваяли романские парни: до сих пор на «спагетти-вестернах» с периодичностью метронома, периодически всласть прикармливается очередное поколение кинокритиков.

Другое дело — фильмы Леоне неизвестны лишь ленивому, а вот кто из просвещённой публики может сказать слово о волне «постспагетти» самого начала семидесятых и «спагетти» не леоновской, но «при»? Робер Оссейн снимал именно «при», в тех же, кажется, испанских иссушенных холмах и, не исключено, его герой топтал узким сапогом и ковырял шпорой с колёсиком ту же серую пыль, что и товарищ Клин Иствуд лет на пять ранее.

Говорят, сам мэтр, сам Леоне приехал к Оссейну на съёмки «Верёвки и кольта» и что-то там подправил гениальной рукой. Получилось занятно, местами даже занятнее, чем у самого… Порок осуждён, месть свершена, все убиты и мертвы как дронты, силентиум сковало уста, впрочем… они и до того были не шибко-то разговорчивы. Рекомендую любителям!

 

«Набережная Орфевр» фильм Анри-Жоржа Клузо 1947

26a3c215356bd5b924fae972853В этой картине , к которой, как и ко всем НАСТОЯЩИМ произведениям никак не удаётся прилепить жанровый ярлычок, — то ли детектив с классическим «кто убийца?», то ли психологическая драма с метаниями запутавшихся героев, то ли мелодрама с любовью, ревностью и сладким хэппи эндом, то ли музыкальная комедия с певичками-губки-бантиком, словно сошедшими с полотен Дега и Ренуара, то ли жесткий нуар с грубыми, матёрыми полицейскими ищейками, — Клузо стал тем самым великим Клузо, который снимет бессмертную «Плату за страх»,  «Дьяволиц», «Шпионов» ,  «Истину», и в вечных поисках совершенства почти свихнётся в «Инферно», измучив и измочалив в своём безумном перфекционизме всю съёмочную группу, включая Роми Шнайдер и Сержа Реджани.

Если вы любите кинематограф и хотите посмотреть кино… абсолютное , без малейших изъянов, недоработок, шероховатостей, психологической недостоверности, ненужных деталей и небрежности в монтаже — смотрите «Набережную Орфевр».

Там работает ВСЁ — и небрежно брошенная на стул шляпа и рука измученного ревностью… в чёрной перчатке  на белоснежной кисти легкомысленной жены, и плоховато, СТРАШНО МЕДЛЕННО тлеющая бумажка с адресом-уликой, от которой прикуривает трубку следователь, и крысиный, ОЩУПЫВАЮЩИЙ, оценивающий взгляд старого горбатого извращенца, за три секунды в кадре рассказавший о себе абсолютно всё,  и… Любой эпизод!

Любой  персонаж в мимолётном кадре — таксист, гарсон, консьержка, уборщица с тряпкой, актёр варьете с номером «Саркофаг»… Я смотрю эту картину регулярно. Особенно тянет к ней, когда пытаешься смотреть что-то снятое сегодня.  Честное слово!

 

«Затухающий огонёк» фильм Луи Маля 1963 г.

18709

Чем долго и нудно умничать об «экзистенциальном одиночестве» несчастного и потерянно ковыляющего главного героя в несмачиваемом, тефлоновом мире самодостаточных и уверенно марширующих, я лучше сформулирую коротко: не всем живущим стоит жить.

Если тебе стукнуло тридцать, но у тебя нет ни професии, ни привязанностей, ни вожделений, ни желаний (даже есть не хочется, разве что вот тот кусочек сыра., а то что-то голова кружится), когда ты — просто оболочка, надутая чем-то затхлым и вонючим, которая никого не любит и которую никто не любит, разве что некоторые из вежливости прикидываются, когда мир вокруг для тебя даже не чёрно-белый, а серо-серый, когда только беспробудное пьянство спасало тебя от ощущения сосущей пустоты; но вот, ты не попил четыре месяца и понял, что и оно уже не спасёт, когда тебе даже деньги не нужны (потому, что и так «полные карманы» — понятно, враньё, это у твоей богатой жены-американки, а не у тебя), когда ты проходишь по городу Парижу, как проходит какой-нибудь водолаз по илистому дну — с натугой преодолевая сопротивление чужой и враждебной, грязноватой среды, когда ты не понимаешь зачем тебе ты сам — самое время взять парабеллум, уткнуть его под свой левый сосок и выстрелить.

С самого начала фильма внимательный зритель видит — не жилец этот Ален Леруа. И остаётся только наслаждаться бесконечным прощальным путешествием героя по прекрасному Парижу образца шестидесятых, уютному, наполненному толпами прекрасных белых женщин и мужчин (ни одного ливийца и нигерийца!), единственный изъян которых — не нужен им Леруа, не нужен!

А может это и не изъян?

А правильный гражданский рефлекс? Вот и я говорю — не всем живущим стоит жить! Посмотрите фильм и попробуйте доказать мне обратное!Parabellum

 

Там, где любовь — Любовь!

110609404-vesnap-85-10083230Поразительно, с каким, достойным иного применения, ожесточением и даже каким-то этаким смаком отказались бывшие «братские» страны от международного женского праздника 8 марта.

Дескать, да пошли вы, русские дикари со своими туземными праздниками, какие они к чертями международные!

Международные — День Независимости и День Благодарения. Ещё День Всех Влюблённых и Хэллоуин.

Хватит нам плясать под нищенскую дудку под грязной пятой.

Айда под другую!

Намучались в вашей оккупации, настрадались!

Про Клару Цеткин и Розу Люксембург, разумеется, при этом никто даже и не поминал. Скажете — как будто у нас поминают?

Ну да, у нас тоже не поминают. Зато женский праздник — вот он, голубчик, никуда не делся!

Сегодня  в программе «Доброе утро» ведущие торжественно объявили — «завтра для всех наших женщин, в честь их праздника на перрррвом канале будет показан самый культовый фильм последнего тридцатилетия — «Красотка».

Про современную Золушку, про то, как можно найти свою любовь, надо только руки не опускать и надеяться. А какой там Ричард Гир! А какая там Джулия Робертс…» и так далее!

Интересно, эти молодые ведущие понимают разницу между трудягой Золушкой и уличной проституткой — героиней Робертс?

Что у них в их прелестных головах, когда они несут ТАКОЕ с экрана? А генеральный директор канала, что про это думает — тоже любопытно.

А может они все как один находятся в какой-то совсем иной реальности, не там, где мы?

В той реальности Золушка работает проституткой и никого это не удивляет, а напротив — умиляет и радует?

И ей завидуют все поголовно женщины — вот свезло так свезло, какого магната словила на почве чистой и святой любви (хе!), а мы как ни стараемся, ничего кроме триппера и фингала никак не словим.

И никакие наши тыквы не превращаются в «Мерседесы».

И никакие наши крысы не превращаются в предупредительных охранников с руками, скрещенными на причинных местах.

Тыквы как тыквы. Крысы как крысы…

Я очень надеюсь, что такой мир существует только в странно повёрнутых мозгах ведущих первого канала и его руководства.

А в настоящем мире Золушки — Золушки.

Шлюхи — шлюхи.

Любовь — любовь.

А женщины — прекрасны и добродетельны.

И не мечтают о панели и карьере девушки по вызову.

И восьмидесятые, с их интердевочками-супергероинями, и девяностые, с их бригадными братками-супергероями наконец-то закончились!

Поэтому я не призываю никого к «голубому экрану» на просмотр «культового» кино «Красотка».

Лучше давайте смотреть доброе, старое советское — «Девчат» и «Мама вышла замуж».

И петь «журчат ручьи»!

И гулять по улицам, заполненным самыми красивыми в мире женщинами.

И вдыхать проснувшиеся запахи.

А эту Робертс Джулию и этого Гира Ричарда с их днями благодарения, влюблённых, независимости, цветными шмутками, хеллоуинами, движимостью, недвижимостью, золотыми каретами, крысами в ливреях, песенкой «pretty woman» и чёрт знает чем ещё пошлём далеко и навсегда.

Не прижилось, слава Создателю.

А вот Крым — наш!

И Восьмое Марта!

И самые прекрасные женщины в мире!

И самая прекрасная в мире Весна!

Наше!

С праздником, дорогие наши женщины!

Самые красивые, добрые и милые!

Будьте счастливы!

68a89ac65b7f547cfd4478a22bca41d4

Сокуров: От «Фауста» к «Франкофонии»? Или от «Реки Потудань»?

 

1472602342_430992039«Торопиться некуда, говорит он. До конца света ещё миллиард лет, говорит он. Можно много, очень много успеть за миллиард лет, если не сдаваться и понимать, понимать и не сдаваться.»

А. и Б. Стругацкие

Сначала немного самоцитат. Потому, что когда-то заметка о «Фаусте» выпала в рубрику «послушать», а что тут слушать-то? Тут смотреть!

Сокуров снимает кино для очень взрослых. Для очень начитанных и «насмотренных». Или, как модно говорить, — «продвинутых»…Надо признать, что «фаустов» со времён Гёте поставлено и наснято столько, что… «Вишнёвый сад» лишь, пожалуй, опережает. Больше — ничто. Большинство постановок помнят лишь специалисты- искусствоведы, зрители же… сначала был плохой прокат, потом скоротечное забвение.

Кто помнит сейчас нашумевший «арт-триллер» Ортего Ортиса «Фауст 5.0» 2001 года? Между тем этот фильм когда-то получил престижную премию «Гойя»…Как я и предполагал ещё лет пять тому назад… «Фауст» Сокурова снискал «некоторое подобие» триумфа на фестивалях, несколько умных (чаще – заумных) рецензий в Сети, имел благожелательную «бумажную» прессу, мизерный тираж, открытую раздача на торрентах, благополучное забвение.

И это при том, что произведение получилось мощное, — Ортиса даже и рядом ставить грешно, — великолепный сценарий, глубокая и свежая трактовка, тонкая операторская работа, выразительная игра, оригинальный философский подтекст. Это вам не тот Фауст, который за истину душу продаст, тут у человека (да-да, слаб, слаб-с) «есть магниты попритягательней»!

Да и где она – душа? Потроши-перепотроши хоть живого человека, хоть труп — нет там никакой души! И – никогда не было! Есть то, что возбуждается на «магнит». Компас такой. Пока компас работает – ты живой. А умер, значит, компас сломан! Mefisto-Sokurov1-1024x682

И что за ничтожество на фоне такого человекокомпаса какой-то чудак Мефистофель? Прямо – деревенский дурачок! И что за «зло», провозглашаемое им «Зло»? Так, «несистемная оппозиция» какая-то. Клоунада!

Я не совсем понимаю, что может связывать «Фауста» с другими фильмами Сокурова, подаваемыми им, как «цикл»? С «Тельцом», «Молохом» и «Солнцем»… С «Рекой Потуданью» («одиноким голосом человека»), может быть лучше связать ВСЁ, что наснимал Сокуров? И смотреть ВСЁ это как единое?

Можно, конечно, выразиться умно: дескать, в этих произведениях показана тщета человеческих вожделений. Или нечто в таком же роде. А разве не о том вся мировая литература и весь мировой кинематограф? В котором существует Сокуров, «понимая и не сдаваясь, не сдаваясь и понимая»! Как будто впереди миллиард лет до конца!

Разумеется, я не говорю о творчестве Лукаса, Спилберга, Джексона и Кэмерона. Это – святое. Тут всё «для человека». Для людей! Для самых добрых, честных, светлых, неиспорченных и правильных! Для детишек!

«Франкофония» тоже не для них, таких родных и таких глазастых. Это о Лувре. О людях Лувра. Фильм совершенно не похожий на «Русский ковчег», что бы там не говорили некоторые.

Помните, как в «Ковчеге» де Кюстин разглагольствовал о несовместимости «русского духа» с «европейским»? Дескать, вы всё пытаетесь нам подражать вместо того, чтобы вырастить своё, национальное, поэтому весь этот ваш Эрмитаж, даже с учётом того, что он набит нашими, европейскими предметами искусства, на самом деле медвежья берлога, если присмотреться

«В ресторане по стенкам висят тут и там три медведя, расстрелянный витязь»…

Ну, Кюстин, тот понятно, а сам Сокуров что? Тоже сокрушается своей корневой испорченности тёмным православием? Или просто ставит вопросы зрителю? Мне показалось — сокрушается. Кто не согласен — оспорьте!  В «Франкофонии» Сокуров ну совершенно никак и нисколько не русский. Вот, где дух европейский!

Его герои — абсолютно европейцы, — и Метерних и Жожар, — это их Лувр, это их искусство в замках Европы. Не в берлогах. И даже в форме офицера вермахта — европеец есть европеец. 65027Что есть Лувр для европейца? ( в скобочках шепну — для СОКУРОВСКОГО европейца. Из «Франкофонии». Потому, что хоть и реальные прототипы у персонажей, но я больше Малю верю, чем Сокурову по части петеновской Франции, да и не только петеновской , а Франции как таковой).

Да, это их искусство, они жизнь за него положат куда угодно. Хоть на алтарь, хоть на плаху, хоть в бухенвальдскую печь, хоть в мешок ведьме. Или Мефистофелю на кончик пера. Гимн Европе, а не фильм! Ну.. да. Лишь бы в гимне том не слышался отзвук заупокойной мессы. Совсем не Европе. Другой стране. Или мне он лишь прислышался?

Меня больше интересует сам Сокуров, уроженец утонувшей иркутской деревеньки Подорвиха. 0_4887d_706f578d_MЯ вспоминаю его прежние фильмы и думаю — кто он, этот, несомненно, один из талантливейших, — если не самый талантливый! — из современных русских режиссёров? В его движении… куда? И тут я бы отправил зрителя пересмотреть сокуровского «Фауста». И его давнюю экранизацию  «Миллиарда до конца…»  Стругацких.

«Сказали мне, что эта дорога приведёт к океану смерти и с полпути я повернул обратно. С тех пор все тянутся предо мной кривые глухие окольные тропы…»d59489141a1e