Все сообщения опубликованные Посмотреть

«Реальные парни» 2012 г. фильм Фишера Стивенса.

 

Если вам стукнуло 69  и вы ещё живы, но с ужасом считаете дни и часы, когда вас настигнет кошмарная цифра 70, то это ваше кино! Вот как нужно! Один престарелый бандюган почти тридцать лет отсидел в тюряге,  никого не выдал, «пацанских» правил не нарушил, и вот он выходит на свободу «с чистой совестью» и абсолютно без каких-либо перспектив, кроме перспективы быть замоченным за то, что когда-то убил сына мафиозного (ныне также престарелого) босса. Фишка заключается в том, что другой престарелый бандюган, встречающий его у ворот тюрьмы, лучший его друг и почти брат — есть тот самый киллер, которому поручено… Испросив у начальника мафии отсрочку до десяти утра следующего дня, киллер пускается со своим дружком во все тяжкие.   Тскть, «ребята» оттягиваются, попутно прихватывая в доме престарелых своего бывшего подельника, предварительно отобрав у него кислородную подушку и,  действительно,  горсть Виагры какое-то время действует гораздо лучше, чем кислород… Фильм заканчивается бодро-героическими кадрами  в духе «лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идёт за них на бой». Прекрасная возможность для старых актёров сыграть нечто бодренькое, особенно выделяется Кристофер Уокен —  ему-то, с его маловыразительным лицом «чистого арийца», труднее всех , это вам не Аль Пачино , лицо которого  всю дорогу было карикатурно и выразительно само по себе, никакой грим не нужен!Итак, если вам 69 и вы ещё живы — обязательно смотрите фильм Фишера Стивенса, возможно, он вас несколько взбодрит. Но только помните, что, в отличие от героев, вы не престарелый бандюган, и не начальник мафии, а просто… престарелый! Стало быть, рассчитывать на столь же героический финиш вам вряд ли стоит. Тем не менее… Мечтать никогда не вредно, в любом возрасте!

«Сталинград» 1992 г. реж. Йозеф Вильсмайер

Противоречивые чувства вызывает у меня этот фильм. С одной стороны, пожалуй, чуть ли не единственная картина, снятая на Западе о Восточном фронте,  в которой русские не показаны дебильными зомби, прущими на пулемёты, как стадо бизонов,  чтобы потом, после перерыва на пляску вприсядку «калинки-малинки»,  махнуть стакан-другой, и  - вновь в атаку! Под смотрящими в спину дулами суровых энкавэдэшников.  А немцы не  сплошь голубые ангелочки (слегка разбавленные злобными наци «Эс-Эс»), которых непонятно что занесло на эту, чужую им войну. Не чужую. Там есть замечательный эпизод, где немецкие спецназовцы едут в теплушке и весело переговариваются, с удовольствием рассматривая бесконечные поля с работающими на них крестьянами – «Земли-то сколько! Вот кончится война, возьму себе гектаров сто и… смотрите, господа, они уже работают на нас… старайтесь, старайтесь, Фриц, ты знаешь русский? Руки вверх? Эй, русские «Рукьи ввьерх!»

Сто гектаров он возьмёт…

Вот, если смотреть фильм дальше, постоянно помня об этом эпизоде, то все последующие ужасы и мучения главных героев воспринимаешь под определённым ракурсом. Жалко-то героев жалко, но… И в том  ценность, и правда фильма Вильсмайера…  Но, – повторяю,  – это «с одной стороны»…

С другой – отвратительно снятые батальные эпизоды, хотя, старались, как видно. Бой с русскими танками снят нелепо – тридцатьчетвёрки еле ползут (в реальности – неслись как угорелые, смотрите хронику), ещё медленнее ковыляет между ними русский танковый десант, немецкие артиллеристы словно обкуренные, успевают сделать пару выстрелов и всё, а русские танки (Т-34-85,  которых тогда ещё и в помине не было) вообще почти не пользуются пушечным вооружением, обходясь пулемётом. Среди противотанковых средств у немцев «коктейль Молотова» (его бросают не на жалюзи воздухозаборника МТО, а на башню; эффект такой, словно три бочки бензина вылили!), магнитные кумулятивные мины и связки гранат, как у героев-панфиловцев… Тем не менее, русских остановили… Непонятно, как это удалось, при столь слабой организации боя? Нет, советские фильмы про танковые атаки гораздо реалистичнее и страшнее! Уличные бои, столкновение штурмовых групп… Пожалуй, больше похоже на правду, есть даже отличный эпизод с попыткой договориться о прекращении огня для выноса раненных… А вот бой на заводе абсолютно бестолковый, пожалуй,  русские показаны с гораздо лучшей стороны. А немецкие «спецназовцы» бегут в атаку кучей, чуть ли не держась друг за друга, как на картине «Слепцы». Господи, как же они до Волги-то добрались? Пять метров цеха, правда, отвоевали. Негусто. Зато не забыто применение огнемётов, что чистая правда. Для наших огнемёты тогда были роскошью. Правда и то, что немцы с удовольствием пользовались  ППШ – «лучше немецких, безотказная штука». В общем, плохой из Вильсмайера баталист. Зато хороший постановщик камерных драматических сцен – окопные и катакомбные страдания героев выглядят абсолютно реалистично. Не приглушил он и ужасов расправ с местным населением: «За что расстреливаем-то, детей даже»? «Говорят, за саботаж». «Чушь, просто жрать нечего, вот и ликвидируют лишние рты». Наши герои, разумеется, отказываются сперва, но… того гляди и самих прислонят… Правдиво показаны и немецкие(!) штрафные подразделения. И самое главное – финал! Погибают ВСЕ! Кроме унтер-офицера из этого же отряда, дальнейшая судьба которого просто не показана. Открытый финал. Если не читать заключительных титров,  где – «из 92 тысяч взятых живыми в плен, в Германию вернулось шесть». В итоге, при всех  минусах, в фильме Вильсмайера перевешивают плюсы, ибо получился не сон про белого бычка, наподобие «Враг у ворот»,  и не приключенческая сказочная галиматья, а вполне себе «соцреализм». Тем более ценный, что снят самими немцами. Рекомендую.

«Осатаневшая» 2010 реж. Джан Чхоль Су

Хэй Вон –  тридцатилетняя банковская служащая, на лицо прекрасная, но злобная (точнее:  злобно-равнодушная) внутри, становится невольной свидетельницей преступления – банда уличных подонков избивает девушку. В полиции Хэй-Вон отказывается давать показания – оно ей надо? «Моя хата с краю». У самой неприятности: отказала в ссуде подозрительной старухе, а руководство банка косится, да в чём я виновата? Видно же, что заёмщик бесперспективный, добренькими быть хотите?..  И – уехала в отпуск, на островок, где когда-то в детстве гостила у дедушки. Дедушка умер, но домик цел, за ним ухаживает подружка юности Бок Нам. На лицо ужасная, но добрая внутри. Впрочем, от такой-то жизни и не только с лица спадёшь… На проклятом острове нет календаря. На нём есть средневековье, доминирование самцов, издевательства и побои. Пара подонков братьев (прямо, словно члены той самой банды), стайка их свирепых тётушек, грядки с картошкой и ульи с кусачими пчёлами. Рыба тут не ловится, с кокосами тоже напряг. Зато  имеется  рабыня и груша для битья – та самая подружка нашей бизнес-вумен. Что же делать в такой самодостаточной и уравновешенной системе Хэй Вон, хата которой… ну с очень далёкого краю? Бежать, бежать без оглядки, пока не вдряпалась в какую-нибудь историю, ты же здесь дисбаланс вносишь, как инородное тело, как бы чего не вышло! Но Хэй Вон не послушала советов своего равнодушного внутреннего голоса, за что и поплатилась. Зато, в ней, кажется, проснулась совесть. Правда, поздновато. В Европе фильм шёл под названием «Кровавый остров» или «Измученная». Прекрасная работа Джан Чхоль Су – достойного ученика знаменитого Ким Ки Дука, а Со Ён Чин в роли бедной Бок Нам просто потрясает зрителя. Если конечно, он не коллега Хэй-Вон. По банковской работе…

Смотреть! Настоятельно рекомендую всем!

«Эффект колибри» 2013 г. фильм Стивена Найта.

«Ну, наконец-то брутальному Джейсону Стейтэму дали возможность блеснуть глубоко затаившимся, годами тщательно скрывавшемся драматическим даром. Не весь же век-то кулаками махать. Чай не мальчик, сорокопятник стукнул…» — примерно так подумал я, увидев некогда элегантного  выбивателя душ из тел в образе грязного, волосатого, спившегося бомжа. 

Ну, расскажи, расскажи нам бродяга, чей ты родом… Впрочем, интерес мой довольно быстро угас, когда Стейтэм помылся, побрился, одел приличный костюм и бодренько взялся за старое. Сюжет, несмотря на многообещающее начало, оказался запиленным, как виниловая пластинка на 78 оборотов: суперсолдат мочит в Афгане налево и направо до тех пор, пока не съехала крыша, а как съехала – забирается в картонную коробку в одном из лондонских бомжатников, и травит себя палёнкой. Ну, понимаете, комплекс вины, всё такое. Общеизвестно, что  это весьма обычное, суперменское, характерное. Тут бы и развернуться драматическому дару Стейтэма (разговоры об экзистенциальном, крупные планы, длинные проходы по туманному Лондону, гудки пароходов, на многое намекающие), а Найту перестать рассказывать зрителю сказки о страдающих больной совестью «идеальных солдатах», но…  нет, шалишь! Твёрдым коленом опытного сценариста Найт футболит  своего героя под зад из бомжатника обратно в суперы. Привычно накрошив налево и направо народу и реквизиту, набив  некоторое количество морд, соблазнив попутно польскую монашенку, и красиво сбросив с небоскрёба мерзавца, Стейтэм  принял на грудь и вновь нырнул в картонную коробку. Доживать в смраде за грехи свои тяжкие.

Так я и поверил!

«Наши матери, наши отцы» ТВ мини-сериал режиссёр Филипп Кальдебах 2013 г.

Сценарист Стефан Кольдитц родился в 1956 году в самый разгар «денацификации», и сдаётся, что он любит это, как мне всегда думалось, в целом полезное, явление немецкой жизни ровно так же, как какой-нибудь Войнович «социалистическую собственность на средства производства». «Концлагеря? Газовые печи? Истребление евреев? Славянские рабы? Сожжённые деревни и города? Всё так! Но… так, да не так! То была полуправда, а мы сейчас вам расскажем ВСЮ правду». И рассказали. Как прекрасные и душой и телом немецкие ребята пошли на войну. Вернее — их туда «забрали». Ну…  были, конечно и в Дойчланде сволочи, всякие там «эс-эс», партийные начальники… но в основном-то… Отличные добрые, душевные парни. Нет? А вы приглядитесь  к местному населению так называемой «попираемой сапогом оккупанта» территории! И сравните! Ну, что скажете? Взять тех же поляков! Это ещё надо разобраться -  кто  евреев, в сущности, уничтожал-то! Герры немцы, хватит плакать о «вине народа», хватит унижать наших матерей и отцов. Вот такой посыл я почувствовал. Это что же? «Денацификация» кончилась? Маятник качнулся?                                                           Наше время. Молодые берлинцы встречают президента США.

«Пропавшая грамота» 1972 г. фильм Бориса Ивченко, студия им.Довженко

 

И что это у нас таланты до пятидесяти редко доживают? «У нас»… Я оговорился? Ведь Борис Ивченко, умерший в 49 -  украинец, да и замечательный Иван Миколайчук, сыгравший в «Грамоте» Василия и проживший всего 46 лет – тоже. А Гоголь Николай Васильевич – кто он? «Малоросс»? Ну, это из тех времён, когда и малороссы считались русским народом. Знаете,  я и сейчас считаю украинцев русскими,  Гоголя великим русским писателем, а вот, скажем, Диккенса… И «Пропавшую грамоту», снятую в 1972 году на украинском языке, украинской студии Довженко и довженковским же руководством задвинутую на полку на двадцать лет – лучшей экранизацией великого нашего писателя Гоголя. Во всяком случае – лучшей Диканькой из всех, воплощённых на экране. Фильм с невероятной точностью передаёт сказочно-мистический и одновременно карнавально-ярмарочный, скоморошный дух ранней гоголевской прозы. Статичная «театральная» камера Виталия Зимовца, только-только снявшего знаменитого «Бумбараша», замечательный актёрский ансамбль, пьянящий дух вольного Запорожья, места, где и чёрт иногда – лучший помощник, Диканька мазанок, плетней, рушников, , малиновых шаровар, щемящих душу песен и снов, врастающих в другие сны, а те в третьи, как матрёшка в матрёшку… Смотреть рекомендую на языке оригинала. Всё там понятно, русский же язык, хоть и украинский!

«Однажды в Ирландии» 2011 г. реж.Дж.Майкл МакДон, в роли сержанта Бойла Брендан Глисон.

Не дай божЕ кому-то подумать, что Ирландия – тоже Британия. Британия – родина лордов. В смысле «сэров»… Ирландия – родина Маков. В смысле – «слонов». И если так не думать, то, что тут вообще делать? И если не грубо хохмить, то как? Если сама природа любит хохмить именно в таком духе. Вы взгляните вокруг-то? В каком ещё ином месте так удачно впишется в пейзаж, например, такой диалог:

Участковый сержант восьмилетнему персонажу, вертя в могучей лапе крошечный пистолетик

-  Уж больно маленький пугач-то…

Восьмиилетний участковому

-         Не скажи, говорят, когда-то точно из такого Уилкс Линкольна завалил на раз…

Участковый восьмилетнему

-         Н-да, а сейчас самое милое дело из таких палестинских террористов мочить, а?

Восьмилетний участковому

-         Ага, или протестантов…

История несгибаемого ирландского полицейского Джерри Бойла почему-то названа некоторыми критиками «чёрной комедией». Обилие шуток само по себе не есть комедия, согласитесь. Просто ирландцы шутят даже за пять минут до смерти;  есть чему погордиться, верно? Они шутят вовсе не потому, что вокруг так смешно, что сил нет сдержаться… А если у тебя, скажем, убивают напарника, то думай себе что угодно, хоть повесься внутри себя, но снаружи не подай виду.  Шутки, тскть, шутками… Так вот и снял свой дебютный фильм Дж. Майкл МакДон.  О родине Маков, где даже старушка-мама  за неделю до смерти способна начать читать толстенного «Обломова» и сказать сыну, указывая куриной ссохшейся лапкой на соседей по хоспису

-         Знаешь, тут все такие задроты унылые, включая меня, аж пиво киснет.

-         Так ведь… сама понимаешь…

-         Ой, да фиг ли тут понимать? Тоже мне, прям конец света…

И оставляет ему в наследство, между прочим, детективчик, где на первом листе пишет прощальное послание – «Дочитала, убийцу зовут Фил,  и не вздумай тут скучать, чувачок»…

Не буду, мама.