«Мухтар» Израиль Меттер

1Tbm8Mo6irQРасхожее мнение — была великая русская литература, были  Гоголь, Толстой, Достоевский,  Тургенев, Чехов и прочие, они оставили человечеству непревзойдённое, гигантское литературное наследие, на века, на тысячелетия. Там мы найдём всё о человеке, об истории, о судьбе. А были (или не были? -кто помнит?) тысячи и тысячи «просто литераторов», они что-то там пописывали-попискивали, их немножко печатали, их немножко почитывали,  потом — забыли. Почему забыли? Наверное они не сказали ничего такого ни о человеке, ни об истории, ни о судьбе?

«В дежурке было шумно, накурено, верещали телефоны; 

Из репродуктора, подвешенного над дверью, сперва доносилась утренняя зарядка, затем диктор-мужчина свежим голосом сообщил, что на Урале задуты две новые домны, а диктор-женщина приветливо добавила, что по области закончена уборка картофеля.

Напрягаясь в подборе слов, Глазычев писал: 

«При осмотре места разбоя установил: следы преступников сохранены у двери магазина, где был найден труп сторожа. Взяв отсюда след, собака вышла на улицу Дегтярный переулок, по которой прошла до улицы Невский проспект, пересекла его и зашла во двор дома номер 163 и по проходным дворам прошла во двор дома номер 153, где прошла к пожарной лестнице, по которой поднялась на чердак, и, остановившись у одного из вентиляционных боровов, облаяла отверстие в него…»

В дежурку вошел комиссар. Все встали. Глазычев тоже поднялся.

Комиссар спросил проводника, много ли мануфактуры вынули из борова.

– Восемь рулонов.

– А стреляную гильзу собака нашла?

– Нашла, товарищ комиссар. Я сдал ее эксперту.

– Хороший у тебя песик, – сказал комиссар. – Закончишь писать акт, пойди поспи. У тебя вон какие глаза красные. Очень устал?

– Есть маленько.

Комиссар взял со стола листок, наполовину исписанный проводником, пробежал его и, вздохнув, положил обратно.

– Убили, мерзавцы, человека за мануфактуру. Ты можешь это понять? почему-то тихо спросил он Глазычева….

А Глазычев все писал – под музыку, текущую из репродуктора, под бодрые, ненатуральные дикторские голоса, под верещанье телефонов; ему ужасно хотелось вздремнуть, и фразы выплетались длинные, их было никак не откусить в конце.

От усталости он строчил одно, а думал другое. 031Заполняя графу «Описание работы собаки», проводник думал, что техника очень шагнула, а люди за ней не поспевают и человек может своими руками делать замечательные вещи, а потом этими же руками совершить черт-те что.

Домой он пришел в восьмом часу утра. Вовка еще спал. Весь пол у его кровати был усеян фашистами и советскими солдатами, вырезанными из бумаги.

В комнате приятно пахло сном, покоем. Жена только что поднялась. Глазычев с удовольствием смотрел, как она движется по комнате, выметая веником всю вторую мировую войну.

Спать ему перехотелось; они тихо попили вдвоем чаю, потом жена собралась в больницу – она работала медсестрой.

Жена перед уходом сказала:

– Пожалуй, я куплю сегодня Вовке пальто. Он совсем оборвался.

– Чего ж, – сказал Глазычев.

– Может, взять на размер больше? Уж очень он растет.

– Пускай растет, – сказал Глазычев.

– Суп за окном, – сказала жена. – Картошку я солила. Попробуешь вилкой, чтоб была мягкая.

– Да знаю я, как варят картошку, – улыбнулся Глазычев.

– А насчет пальто все будет в порядке: до получки мы доберемся.

Он пошел закрыть за ней входную дверь, и на пороге она снова сказала:

– Все-таки я возьму на размер больше.

В комнате он рассеянно посмотрел на дверной наличник: карандашные черточки отмечали рост сына. Сейчас последняя черта была сантиметров на семьдесят от пола.

«Маленький будет, как я», – подумал Глазычев….»

Прочли? Что там о человеке? Об Истории? О Судьбе? Я думаю — всё! Вы помните Эту Страну? Её запахи, её скудный, но…  гордый какой-то быт. Жена выметает веником всю вторую мировую войну. Одичавшие и изуродованные этой войной люди могут убить за кусок мануфактуры. За кусок тряпки.  Задули две домны, а картофель благополучно с полей собрали. Зимой будем с картошкой. Вовка совсем оборвался, но ничего, до получки доберёмся… по-любому, а ему пальто купим. Сегодня. На вырост. И он вырастет, хотя и будет таким же маленьким, как и сам Глазычев. «Маленьким»?..

Вы помните проводника Глазычева-Никулина? «Он постарается». Вы помните Мухтара?1254

«Сквозь проволочную сетку Мухтар видел, как выводили их на тренировочную площадку. Он смотрел на них сурово: они были еще совсем глупые, неопытные, необученные. А молодые собаки тоже видели Мухтара, когда его два раза в день вели мимо них выгуливать на задний двор, поросший лебедой. Они презрительно глядели на старого, хворого, колченогого пса, не зная его жизни и не понимая, зачем он еще ковыляет на этом прекрасном белом свете».

О Человеке?..  Об Истории?.. О Судьбе?..

Знаете почему я так обильно цитирую прозу Меттера и так мало пишу здесь сам? Почему ничего не комментирую, в сущности, но лишь предлагаю вам самим прочесть и почувствовать. Прочувствовать… Потому, что мне стыдно выводить  собственные буковки и предложения рядом с тем, ЧТО писал Меттер.  И КАК писал! В знаменитом фильме про Мухтара очень много слов от автора. Вообще-то всегда считалось «плохим тоном» зачитывать в кино слова «от автора». Дескать, у вас есть целая куча изобразительных средств — валяйте, ваяйте. А создатели фильма текст оставили. «Так в сценарии»? А может и иное? И им было стыдно? И они чувствовали как ВАЖНЫ слова, как ценно каждое слово в этом, в общем-то, небольшом рассказе?

Сегодня никто и не вспомнит это имя — Израиль Меттер. Как и имена многих. » Пописывавших-попискивавших»;  их немножко печатали, их немножко почитывали,  потом — забыли?

Что есть Великая Литература, господа-товарищи?08

 

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

5 Комментариев Опубликовано "«Мухтар» Израиль Меттер"

  1. Григорий-5:

    А сколько в истории человечества было выдающихся людей, достойных чтобы их помнили поколения, но о которых мы уже, наверное, никогда не узнаем. Ведь известными становятся не все. Как правило мы видим и знаем только верхушку айсберга…..грустно, но в этом, наверное, есть какой-то смысл…или может это вообще не столь важно, как нам кажется.

    • Григорий, мне думается, в литературе это важно. Если, конечно, она, как и история, нас по-настоящему интересует. Для примера возьмём век 19-й. Помните, Хлестаков хвастал, что он написал «Юрия Милославского»? Помните: «Ах, маменька, там написано, что это господина Загоскина сочинение.»? Кто такой Загоскин, стоит ли памяти и чтения? А кто из нас помнит и читал «степные» и «трущобные» очерки А.Левитова? А Власа Дорошевича? Сотни забытых классных авторов, забытая Россия и её литература. Пусть погружается в небытие, как Атлантида? Пусть туда же канет и «советская литература»? Какой в этом «смысл»?

    • Григорий-5:

      Может по тому факту, знает ли человек того или иного автора, мы можем сказать интересуется он литературой или просто пытается выглядить «интеллектуалом». Как в том отрывке который вы цитировали. И конечно я за то, что бы максимально больше говорили о тех кто этого достоин. И вы это благополучно стараетесь делать. Это большой и важный труд. Без подобного труда (как самого творчества, так и его донесения до читателей) нарушится и так хрупкий баланс в мире. Но в тоже время это очень неблагодарный труд. И именно в этом (в преодолении временных ценностей) может быть его ценность. Делать это ни ради денег, ни ради славы и т.д., а потому что иначе поступать не можешь.

  2. DrWatson:

    Читаю сборник повестей и рассказов «Среди людей». Качественная литература, как глоток свежего воздуха. Какая-то даже не очень «советская».
    Среди забытых писателей постоянно рекомендую русского автора исторических романов Ивана Наживина. В частности, его книгу «Распутин». Извините, если повторяюсь, но уж больно увлекательное, остроумное и оригинальное сочинение о России на грани веков и революций.

    • Иван Наживин? Ну как же, помню. «Неопалимая купина»! Один из многих талантливых бытописателей (изначально) российских, почему-то сразу вспоминается Серафимович с его ранними очерками и рассказами. Вообще-то прослеживается у многих тогдашних авторов некая сверхидея -описать Россию. Как живёт, чем, что за люди? Без собственного «позиционирования» в превосходящие (во всех смыслах) аморфную «массу» интеллектуально недосягаемые боги-судьи. Полистайте нынешних. О ком пишут и как.

Оставьте ваш комментарий