Рождённый убивать 1947 г. Фильм Роберта Уайза

732666514

44566ff6529e4733b589be43fcb1 (1)
Картину никак не отнесёшь к шедеврам нуара, несмотря на то, что её режиссёр Уайз впоследствии не раз прославился почти «культовыми» «Звуками музыки» и «Вестсайдской историей», да и в жанре нуара снял поистине великолепную «Подставу». Почему же мне хочется напомнить вам о фильме с дурацким претенциозным названием «Рождённый убивать»? Звучит как «Рождённая свободной» или какое-нибудь «Рождённый для мук». Всё дело в женщине. В непостижимой и загадочной женщине, способной на самые невероятные, как подсказывает нам сама жизнь, фортеля. Нуар вообще-то далеко не место, где женщинам поют гимны. Наоборот – женщина нуара, как правило – большая мерзость, так сказать «сосуд зла» и, частенько, из-за неё и случаются всяческие гадости. Что ею движет? Любовь? Расчёт? Месть? Почём нам знать, мы можем только предположить. Словом, как кололи советские зэки на своих худых животах синим по синюшному – «То, что нас губит». Рядом Она, та самая она, часто с рыбьим хвостом и бодро торчащей голой грудью. Ещё сердце, проткнутое толстой стрелой. Мне иногда думается, что в подобных наколках парадоксально заключена одна из главных сутей жанра нуар. Фильм «Рождённый убивать» прост, как чих. Но именно в его простоте мне видится некая, очищенная от премудрых прибамбасов того времени — «психологии» и «психоаналитики» идея. «То, что нас губит». Посмотрите эту ленту. И не дайте себе погибнуть. Ну пожалуйста.

«highly likely» или «ты нужен людям, чувак», часть вторая,

1080254699Тут ведь в чём загогулина, братья?
В той самой «highly likely»,под которую можно много чего в мире прекрасного очевидного-невероятного!
Вопрос родился ли младенец Серёжа Скрипаль в отце городов прусских Калининграде, либо всё-таки в матери городов русских Киеве (всегда удивлялся, почему это вдруг мужчина Киев и – «мать»?) – вопрос не праздный.
В дальнейшем станет понятно – почему.
Ясно одно, папа его командовал советской ракетной частью, а мама была партийной работницей (помните журнал такой – «Работница»? – это почти про неё).
Ещё со школы Серёжа проявил черты, характерные именно для уроженца матери городов – был секретарём комсомольской организации. Партийная и хозяйственная работа – самое лакомое местечко для уроженца, пусть даже это и инструктор райкома или каптёрка с портянками.
Впрочем, юный Скрипаль делал вполне достойную карьеру и прошёл дорожку от сапёра и десантника до работника спецслужбы без видимых сучков, камешков и задоринок, не говоря уже о разных там трещинках.
Скорее всего, его «вели», а те, кто вёл, были не в полковничьих чинах а пиши генеральские. В конечном итоге, в день, когда Сергей Викторович вышел на пенсию, он уже года четыре как получал нехилую денежку не только с основного места работы, но и от своих великобританских начальников, продавая им разнообразные бывшесоветские и новороссийские военные секреты. А чего не продать, когда всё продаётся и все продают? Целые адмиралы флота флотом торгуют на иголки, а уж что там «секреты»? Мелочёвка. Или взять танк. Или торпеду какую. Или ракету. Или даже целый космодром Плесецк со всеми его ржавыми техническими и стартовыми позициями. Рынок же, есть спрос – рождается предложение! Волшебная рука! Это противоречит великим законам рыночной экономики, господа? Да вы с ума сошли!
Чует сердце, «highly likely», был Сергей Викторович этаким «торговым представителем» других товарищей, повыше. Поэтому, когда Скрипаля ПРИШЛОСЬ таки поймать, мыкался по тюрьмам и каторжным норам он недолго. Переехал в свой злосчастный Солсбери и там продолжал подрабатывать тем-сем, разъезжая на триста двадцатой дизельной бэхе. Впрочем, много чем он там занимался. Например, Украиной. Что именно он там делал мне неизвестно, но highly likely, не галушками же баловался? Это я к тому, что подозрительно часто там горели, горят и (чую) гореть будут военные склады с боеприпасами и прочей советской стреляющей рухлядью.
А товарищи из Ми-6, великобритские начальники скрипальские (как и великоросские и укролицые), highly likely, не такие же дураки, чтобы в бизнесе не поучаствовать, ежели шанс, а? А так сидеть бы предателю Скрипалю и сидеть, пока не протухнет! Нет, он здесь нужен ЛЮДЯМ! В Солсбери, в Киеве (матери городов), ещё где-то…
Ты нужен людям, чувак!
Всем превсем людям нашего прекрасного и яростного мира, конечно, я не про нас с вами, братья, я про Людей.
А они все на одну морду, что в Солсбери, что в Лондоне, что в Вашингтоне, что в Москве, что в Киеве (матери городов).
Кто оспорит?

продолжение следует
В.П. зависимый (от дивана) оборзеватель,
читатель

«highly likely» часть первая, официальная.

original
Ну и даёт жару ихняя Тереза! Прямо жжОт, чесслово. Попались мы, братцы,типа замели нас, ну, пусть не нас лично, но наших.
История простая: highly likely пара секретных оперативных работников приглашается на ковёр к начальству секретного русского шпионского ведомства и получают задание – поехать в Великую Британию и помазать ручку двери дома бывшего русского шпиона-перебежчика (украинского происхождения, как водится, там мазепы через одного) чем-то ужасно ядовитым («вот – сказал начальник – получите флакончик, да только сами не нюхайте и в рот не тяните, чай не петушок на палочке. Как ручку намажете – сразу тикайте, а коробочку с флакончиком в кусты, авось никто не подберёт, а там и лето с дождями и зима с туманами, авось коробочка и рассосётся. Сама собой.»).
«А зачем мазать-то?» – наивно спросил один из оперативных работников, — он же вроде сто лет как спалился, уж и отсидел, уж и обменяли».
«Разговорчики! Сказали мажь, значит мажь. Засланный он был, казачок тот киевский. Помните, как мор среди коней у нас пошёл? Такое разве забудешь! Тут отсидкой не обойтись. Так, чтоб совсем уж и без сирот… Время нынче такое. На святое дело идёте, на праведное…»
Сказали оперработники «есть», повернулись через левое плечо, щёлкнули каблучками и вперёд! Прямым рейсом Москва-Лондон. Походили по городу, изумлённо поглазели на чуднЫе буржуйские штучки через стекло витрин, откушали мороженого, выпили пива по банке, потом в поезд – и до дома казачка, ручку ему мазать. Помазали, полюбовались чуток работой и обратно – в Москву.
Тем же самолётом, даже кресла те же. Оно конечно, ребятам бы в музей какой сходить, Стоунхендж, скажем, обозреть или ещё какие достопримечательности великобританские, повысить, так сказать, культурный уровень, но… командировочные никакие, разве что на мороженое с пивом хватило, да на ночлежку.
Вот такие, highly likely, пироги с котятами, если верить аглицкому начальству, предложил сам, лично, Путин цивилизованному сообществу. Дескать, кушайте, партнёры, на здоровье. За коней наших буденновских. Да и за Мать-Россию!Будете знать! На сдорофффье!
И неведомо было кремлёвскому злодею, что за каждым шагом оперативных людей секретного ведомства следили зоркие серые глаза великобританцев. И подслушивали каждый шажок скрытые микрофоны, и записывали каждый чих скрытые камеры.
Чтобы потом миру показать, дескать, вот оно, Зло! Про ручку, намазанную зельем, правда сначала как-то позабыли, потому и ухватился за неё бывший украинец-русский шпион, да ещё и дочка тут вертелась под ногами, говорит –«ах какая у тебя тут чудная ручечка на двери, папочка, можно и мне потрогать, дверью похлопать, тут прекрасный английский доводчик, у нас таких не выпускают, умеют всё-же великоангличане вещи делать…»
Ухватились они за ручку, да и захрипели, пену пустили из ноздрей. Потому как там было что-то вроде нашего клофелина, давно в России освоенного, только клофелин проходил в справочниках химоружия как «Старичок», а этот совсем по-другому назывался. Наука же не стоит!
Вот, что highly likely произошло в Великой Британии! Если верить великим британцам. И самой ихней Терезе лично!
Английский парламент, знамо дело, возмутился такой наглости Кремля, это ж до чего мы докатились, джентльмены! Чтобы Кремль нам тут ручки мазал чем ни попадя!
И это мы, над которыми никогда не заходит (или не восходит?) Солнце? Потомки соратников Плантагенетов и великих открывателей-завоевателей? Чай при Елизавете никто бы не посмел у нас ручки мазать, никакие оперработники варварских стран.
Они тогда и на пушечный выстрел подойти боялись, страны те. Танцевали перед нами на цырлах, ихний Иван Страшный письма королеве нашей писал, подлизывался, а скажи ему кто ручку намазать он бы сразу – «чур, чур, Господь с вами, грех-то какой, ручку мазать, мне пока в Геенну Огненную прямым ходом как-то не хочется, мне бы в Рай… И сам не намажу и своим никому намазать не попущу…» Такие времена были highly likely!
6428
Ох и умоешься же ты, Кремль, ох и приползёшь же к нам.с рукою протянутой — «простите, господа хорошие, мы больше так не будем..» Конечно, не будете, вас и самих не будет, потому.
Ох и умоешься же ты, Кремль, ох и приползёшь… То есть к мировому сообществу, как… Вопрос уже решается.
продолжение следует
В.П. зависимый (от дивана) оборзеватель,
читатель

НАЗАРИН фильм Луиса Бунюэля 1959

2547
Первое, что почувствовал Луис Бунюэль, оказавшись зрелым человеком в Мексике – ужас. Такая нищета! То есть у людей, кроме собственной шкуры нет ничего. Совсем нет. И почему-то живы ещё. Почему? Мексиканское кино Бунюэля часто критикуют. Критикам недостаёт интеллектуализма. Тонкости подходов и форм. Словно режиссёр говорит – «сейчас наснимаю для денег всякой коммерческой чепухи, а уж потом…» Потом. «Единожды солгавший, кто тебе..?» Но это для диванной публики логика. Для тех, кто не живёт. Кроме того, если внимательно смотреть мексиканское кино Бунюэеля – не такое уж оно и простое. Такое «простое», каким может быть искусство среди старых лохмотьев и корки на завтрак. Кроме того, Бунюэль – коммунист от пят до макушки. Верит в вещественное. В добро и справедливость. И в то, что недобро и несправедливость нужно выжигать и искоренять. Если потребуется – у стенки, из пулемёта «Максим». «Назарин» — именно такое кино. Как очередь из «Максима». Что было бы, приди Иисус вновь. Такие эксперименты и до Бунюэля ставили, например, наш Фёдор Михайлович, вспомните его Мышкина-князя! Распяли Мышкина! Добрые люди взяли, да и распяли. По-своему, разумеется, не на кресте гвоздями. Интеллигентно, по-русски так. Вынырнул из безумия, в безумие и сбежал. Главный герой фильма, странствующий монах Назарин не на распятие попадает. Просто.. просто ему… подают. А женщины, те самые, влюблённые в его святость экзальтированные женщины, униженные и оскорблённые мексиканские неточки незвановы и сонечки мармеладовы бегут на зов крови. И тут Бунюэль разводит руками – «а вы что хотели? Звериный оскал, он и есть звериный оскал. Тела оскал, оскал плоти. А вы думали – святости? Гыыы… А ваш Иисус – чудак чудакович, так ему и надо, мордой, да и в.. А ваши церковники – худшие из лицемеров. На службе у мерзавцев. Я же говорю – все на борьбу»! Забавно, но картина чуть было не получила какой-то католический приз, типа «за гуманизьм и дело мира, аллилуйя». А в Каннах ей аплодировали. На мой взгляд, Назарин – из тех фильмов, которые раскрывают целый пласт других. Это как «Белые Ночи» и «Идиот» нашего Пырьева. Попробуйте взглянуть сквозь них на «Сказание о Земле Сибирской» и «Кубанских казаков». Просто попробуйте. Не пожалеете.Luchshie-filmyi-v-retsenziyah-Nazarin-1959-4

Надгробные речи. Монодии. Элий Аристид.

pic_25Автор знаменитой «Египетской речи», выдающийся античный ритор, современник Марка Аврелия, грек Элий Аристид жил и творил во втором веке Новой Эры, снискал себе заслуженную славу и не забыт нашими современниками, впрочем, речь идёт скорее о западных поклонниках античной риторики и литературы. У нас его издавали лишь единожды – в 2006 году под редакцией Межерицкой. Тут надо отметить, что современный качественный перевод античных литературных памятников, дело в наше время архиответственное и довольно редкое: о, где ты, армия переводчиков с латыни, древнегреческого, арамейского, персидского, где знатоки и толкователи шумерской клинописи или китайской чжуинь фухао и сяо? Которыми так славна была наша Россия когда-то. Россия времён расцвета издательств «Академия» и «Наука»? Оскудела река! Тем отраднее держать в руках солидный, великолепно комментированный том Аристида, в котором изрядную долю занимает статья Межерицкой о самом Аристиде и жанре монодий. Проникнитесь фрагментом (на пожар и ограбление фракийцами элевсинского храма и о самих элевсинских мистериях) – «Только во время Элевсинских празднеств все участники собирались в одном месте, и это — самое что ни на есть великое и божественное в Мистериях, ибо число людей в городе и в Элевсинском храме было равновеликим. Кто не восхитился бы при виде скульптур, картин и общей красоты даже на улицах? Чего только здесь нельзя было увидеть, не говоря уж о самом главном! Однако польза от этого всеобщего праздника не только в той радости, которую он приносит, не только в избавлении и спасении от прежних тягот, но и в более светлых надеждах, питаемых людьми по поводу смерти, — что они перейдут в лучший мир, а не будут лежать во мраке и грязи, каковая участь ожидает непосвященных. Так было вплоть до этого страшного дня.
Разве аргивский погребальный плач, разве песни египтян и фригийцев сравнятся с тем, чтó божество послало нам нынче увидеть и воспеть?! Какой элевсинец Эсхил сложит об этом хоровую песнь?! Можно ли сравнить «огненные ловушки Навплия», как выразился Софокл, с этим пожаром?! О факелы, что за люди вас погасили? О, страшный и темный день, уничтоживший светоносные ночи! О, священный огонь, в одночасье превратившийся в губительное пламя! О, мрак и тьма, в которые погрузилась Эллада! О Деметра, некогда нашедшая здесь свою дочь, — ныне тебе приходится искать храм свой!»
Чувствуете эпоху? Чувствуете жанр? Чувствуете стиль? Чувствуете ЧТО И КТО стоит за этими проникновенными словами, почти гимном? Ведь «монодии», в сущности – надгробная риторика, искусство воспевать умерших людей, исчезнувшие храмы, города, страны… К сожалению, сегодня жанр сей не сохранён. Представляете какую речугу задвинул бы Аристид по поводу павшего Советского Союза или исчезнувшей Британской Империи? Нет таких риторов нынче, не народились. Но хотя бы насладитесь тем, что было в культуре Человечества и поплачьте над тем, что оно сгинуло и нет к нему возврата. Может быть даже и в жанре Монодий, почему нет? Том стоит дорого – 3 тысячи рублей, но так и должен стоить штучный товар, ибо в него вложен большой труд. Это вам не цикл фантастических боевиков «Сталкер на Тыквере»… Это вам – классика! Это вам украшение вашей книжной коллекции. Рекомендую!

rimskoe-nadgrobie-s-keltskim-imenem-naideno-v-anglii-vqqs

МОСТ

8117efdda82ea996a0ebe3a7efc1508b_XLВ Венеции есть Мост поцелуев и есть Поцелуев мост в нашем Питере, в Москве стоит Крымский мост, в Париже мост имени Александра III, в Швейцарии мост, через который переходил Суворов со своими «чудо богатырями», в Лондоне мост Тауэр, в Пекине много замечательно красивых каменных мостов, в Крыму я слышал о каком-то крымско-татарском мосте, я, правда, нигде не смог его найти, ни на карте, ни на местности, странный, какой-то мост, небывалый. Из Киевщины доносится шелест крыльев летучих мышей и всякой нечисти, которые так напугали Хому́ Брута́… Вообще, когда нечисть накапливается в одном месте, она издаёт шелест, шелестит. Так из Киева шелестят о чём-то из картона, папье-маше, что «москали» «скака́лы-скака́лы» и что-то построили через керченский пролив, якобы связав Краснодарский край и полуостров Крым, по которому я проехал десять дней назад сначала в одну сторону, потом в другую. По «мосту из папье-маше» и под шелест киевской нечисти, я въехал в Крым и выехал из него не во сне, а наяву, не пропагандистом, а туристом и отдыхающим и позволю себе выразиться неполиткорректно, когда справа в самой середине моста пролетел дорожный знак «156 км», мы с моим другом, мы ехали вдвоём, закричали «Ура!!!», потом «Да здравствует мост!!!»  и совершенно не договариваясь: «Хохлов на мыло!»  Восторг!  Я же настоящий москаль — солдат и с бородой!  Мы ехали из-под Ростова, где переночевали в роскошной гостинице с мраморными лестницами и хрустальными люстрами, а, казалось бы — придорожная, за тыщу рублей за койку, и ждали встречи с мостом.  Нам с другом на двоих 138 лет. Мы много повидали и в мире и до́ма, и с удовольствием ехали из Москвы в Севастополь по шоссе М-4 «Дон». Радовались тому, что видели: засеянные пшеницей и подсолнечником поля, черную ленту отличной дороги, огромные, особенно в Краснодарском крае никелированные маслобойни, больше похожие на поставленные на старт космические корабли. За всю дорогу ничего не огорчило, не расстроило, не навело на мысль, что, мол, а вот это надо было бы не так, а… и т.д., как часто в прежние, уже далёкие годы, когда недостатки и нерачительность попадали на глаза.   Даже погоня краснодарских гаишников только развеселила. Лихие ребята и немного смеловатые.  Новое слово?  Так мы ехали по территории суржика, а тут всё возможно.  И вдруг кончилась обычная «шоссейка» (см. глоссарий суржика) и началась трасса, такая, знаете ли, настоящая, «супер», ровно по таким трассам я в юности ездил по Европе, а в прошлом году по такой же трассе мы с этим же моим другом доехали до Мурманска и обратно.  Две широкие полосы в одну сторону и две в другую, мощное ограждение и справа и слева, освещение, шумоизоляция, правильно расставленные, нужные знаки (надо московским дорожникам подсказать, пусть приедут поучатся, и даже если мне скажут, что московские дорожники их и ставили, то, наверное, какие-то другие, а эти — настоящие).   Супертрасса плавно обтекала холмы, подходила к воде, маня, мол, вот-вот, но моста всё не было, и мы ехали и всматривались, ну, же, давай, мост, появись. И настроили гаджеты (придумают же слово басурманы) и улыбнулись так, чтобы ничего не пропустить, но едем, едем, а моста нет. Позвонили друзьям в Керчь, мол, мы уже близко, встречайте, а моста всё нет. Вьётся прекрасная дорога уже второй и третий десяток километров, а по телевизору сказали, что мост длиной всего-то 19 километров, но его нет! Машин на дороге немного, все жмут на хорошей скорости, по старой привычке думалось, что всё как-то уж слишком хорошо, а моста нет! Мелькали строящиеся развязки, не мёртвые начатые-незаконченные обрубки, а опоры будущих съездов и заездов, в памяти всплыли московские развязки и, глядя на окружающую красоту, хотелось память просто выругать, не к месту она всё вспоминала!   А моста нет!  Улыбки устали!  Так в напряжении от начала ожидания мы пролетели почти 40 километров, и он мелькнул.  Друзья из Керчи, когда мы им позвонили, спросили, где железная дорога, слева? Вопрос удивил, на том этапе железная дорога спокойно располагалась справа. А почему она должна быть слева, пришёл вопрос и тут мы увидели, что опоры, по которым должна пройти железная дорога действительно находятся слева, да как находятся! Дороги ещё нет, стоят вертикальные опоры с навершиями-площадками для укладки рельс, но где? Выше наших голов метров на 5, на 6, даже не верилось, что поезда и вагоны пойдут так высоко, это стало вторым приближениям к той грандиозности, к которой мы летели…  Первой была супертрасса!  И он мелькнул!  И не один.  Сколько раз по ТВ мы видели эту стройку, ещё с того момента, когда шёл спор чья Тузла, и ни о каком мосте не было речи. Конечно, мы увидели рядом два моста, два мостовых перехода, один, к которому мы ехали в и слева от него другой, к которому железную дорогу ещё строили. И они действительно в дымке сорокоградусной жары появились одновременно оба — двое из ларца, одинаковы с лица…  Одинаковы с лица…  А потому были восприняты, как единое, как Мост!  С этого момента, когда меня спрашивают, я отвечаю: «Мост — восторг!»  А потом спрашивают: «А Крым?»     Впервые я был в Крыму в 1975 году, когда Крым ещё не был диковинкой, а всего лишь обычной «советской здравницей».  Второй, в 2016-м, в том же составе мы проехали полуостров от Евпатории до Керчи, и моя память о советском Крыме всё время была, как через ниточку — слева советский Крым, справа послекиевский. И никакой разницы. В 16-м я снова оказался в СССР, хотя СССР уже 25 лет, как не было, то, что я видел из окон автобусов и машин, почти не отличалось, кроме вывесок на втором государственном и ещё большей обветшалости.  Мерзость запустения, такая, присущая местам дешевого отдыха. Кто не помнит, посмотрите старые советские фильмы и семейные черно-белые фотографии. Молодость, задор и здоровье не в счет — ещё мама и папа были молодые…  Он мелькнул…  Мостовая трасса оказалось длиной 65 километров, и новая дорога сразу поменяла все прежние представления.  Объективно.  Мост встряхнул территорию полуострова сильно, так сильно, что толстые слои прежнего слетели или съехали на бок: там где слетели — всё новое, где съехали — проступало старое. Старый бетон, старые ямы, старые стены, заборы, фасады, провода, провисающие над дорогами и улицами, как будто кто-то в истерике черкал по белому листу черным грифелем. 27573494_444844729264149_638674800989962240_n5a7bf41a928e9 Такого ещё много.   Это же запустение я видел в мае 2015 года, когда на автомобиле проехал Грузию от Верхнего Ларса до Батуми, через Тбилиси и Кутаиси и обратно: всё построенное в советское время стоит пустое с выбитыми стёклами, новое не строят, кроме натовской автотрассы. Рассматривая Тбилиси с высоты Мтацминды, из-под самой телевышки, я не увидел в городе ни одного строительного крана, и это напомнило мне Ригу 2014 года.  Мы страдаем от строек, а когда их нет, мы страдаем от того, что их нет. Начинает казаться, что время остановилось, но, несмотря на это всё стареет. Не так в сегодняшнем Крыму, мы доехали до Севастополя, и как бы нам не мешала стройка и пробки на новой, новейшей трассе «Таврида», мы представляли, какая она будет, уже видно было, какая она будет и радовались.  Парадокс!  Два москвича в машине стоят в пробке и радуются!  Таков нынешний Крым!  А как же не радоваться?  Вывески на двух языках, никто не собирается снимать прежние, в одном кафе вам приготовят татарское, в другом украинское (заметьте, не киевское, если не котлету), в третьем… говорят на русском, украинском, татарском, якутском языках, на суржике всех мастей, номера на автомобилях из всех мест России, тех, что поближе, конечно, в городах стало намного чище, места отдыха приобрели более ухоженный вид и… перестали пахнуть (у братьев болгар любой запах называется «во́ня»)!  И это даже по сравнению с 2016 годом!  И всё — Мост!  Но присутствуют и перегретые ожидания, я поинтересовался у моего керченского товарища, мол, как?  Он честно ответил, мы знакомы больше 40 лет, что крымчане ждали, что перемены к лучшему пойдут быстрее, но тех, кто о чём-то жалеет, очень мало и не они определяют общее настроение на полуострове, цены подбираются уже под российские, но и работы стало больше и возможностей.  Совершенно неожиданно я обнаружил русских, который бросили насиженные места и переехали в Крым, купили жильё, бизнес и радуются, я долго всматривался и прислушивался — искренне.   И я порадовался — свои прилетели!  А проблемы есть, большие. Самая большая заключается в том, что крымский курортный сезон короткий, всего 2-2,5 месяца. С учетом отсталой инфраструктурой, это не делает Крым устойчивым круглогодичным курортом и центром туристского притяжения, старые конкуренты в этом смысле далеко впереди. Есть другая проблема — неимоверно красивый южный, горный Крым, но в экологическом смысле хрупкий и если его атаковать толпами туристов, он падёт. Отдельно придётся сказать об архитектуре — пока всё, что доступно глазу имеет вид: советского панельного бетона (оценка «2»), запущенности и бедности (оценка «2»), случайности (оценка «2»).549

Памятники архитектуры царского периода здесь не рассматриваются, они бесконечно красивые, к ним заслуженно относится ханский дворец Бахчисарая и прилегающая улица. Эти постройки и комплексы можно взять за основу архитектурной и градостроительной концепции всего Крыма, а концепция необходима, без неё сейчас в Крыму на лысых горах из камня и глины строят «дворцы», окружённые пыльными гравийными подъездными дорогами, глухими бетонными заборами выше головы, оградами из профнастила, случайной растительностью, внутри просматриваются стотонные цистерны для воды, необходимые, но вида весьма непривлекательного. И получаются рядом хоромы и лачуги. Это же относится и к местам, где торгуют и кормят. До определённой степени всё это напоминает южного партнёра и конкурента Крыма, который за принцип взял экономную случайность и за территорию отеля выходить не хочется, всё включено внутри, а это сильно обедняет отдых трудящихся. 

Правильный отдых не может быть дешевым.  Поэтому, когда я возвращался и снова с восторгом ехал по Мосту, то думал, что Крым — хорошая задача для нас, для русских и трудный экзамен.  И сдавать его придётся на миру́.  Первое задание этого экзамена выдержано! 

Мост — восторг! 

 Евгений Анташкевич, вице-президент Фонда «Правопорядок-Щит», политический аналитик, писатель. maxresdefault

«Эту песню Гагарин пел в космосе…»

o-oВо всяком случае, так утверждал культовый герой культовой ленты «Добро пожаловать» тов. Дынин. Помните? – «Заправлены в планшеты космические карты и штурман уточняет в последний раз маршрут, давайте-ка ребята закурим перед стартом, у нас ещё в запасе четырнадцать минут…» Наивному автору и наивным советским гражданам, пожалуй, так и представлялось тогда: на травке лётного поля сидят космонавты в кожаных рыжих куртках, рядом лежат, ждут облачения головастые скафандры, немного поодаль стоят караваны готовых к путешествию в Галактику пузатых остроносых ракет с крылышками, а старший штурман каравана полковник Н, покусывая травинку молвит значительно– «Сверим часы, товарищи, достаньте из планшетов карты… Уточним маршрут… До старта 14 минут, кто хочет – может покурить и оправиться»..
Любопытно, сам автор понимал смехотворный посыл собственного текста? Я подозреваю, что понимал, будущий создатель бессмертного Чонкина был немножко и сам Чонкин, то есть слегка Иванушка-дурачок, или, если угодно, наш бравый солдат Швейк.

Потомок сербского Воина князя Ужицкого, сын учительницы математики Ревекки Гохман, Войнович , что называется, был из «приличной семьи», но окончил всего лишь ремеслуху, потом служил простым солдатиком при аэродроме (вспомните Чонкина),а после армии, слегка поучившись в пединституте (чему нибудь и как нибудь) не мог, разумеется, не выбрать себе тяжкий путь совписа.
И карта легла правильно – продиктовав Оскару Фельцману по телефону про «пыльные тропинки далёких планет» (интересно, автор не мучился вопросом – кто их там таки натоптал и куда потом подевался?), юный Войнович проснулся на другой день знаменитым. И уж совсем почти великим после того, как «наш Никита Сергеевич» с высокой трибуны про те тропинки с выражением прочёл всему советскому народу.383179-3

Дальше всё бы хорошо, но «миром кончаются войны», как писал классик.
Никиту сняли и сияющие горизонты для многих стали как-то потихоньку угасать. Угорать! И Войнович написал «Чонкина». То есть – главное своё произведение. Сразу скажу – остальное, что он потом напишет ни в какое сравнение не годится. Включая продолжение «Чонкина».
Это была даже не бомба. Это была целая «кузькина мать». Она метеором пронеслась по самиздату, опередив в популярности всю немощную писанину синявских-даниэлей, и не только их, но и монументальный «Архипелаг» Солжа!
Почему? Да потому, что это было действительно остро. И вулканически смешно! И в этом был драйв автора, не побоявшегося кинуть в постные ветеранские генеральские физиономии сталинских старперов Siluanov1– «вот, что я о вас действительно думаю! И вот, кто победил гада Гитлера! Не воспетый смоленским советским соловьём, верным ленинцем, служилым пиитом Тёркин и не сынок Тёркина, слепленный кое-как из остатков былой веры в коммунизЬм Бровкин. А Чонкин!»hohmodrom_1326800467_01653935_cover
Разумеется, начальству это не могло понравиться. Оно до всякого докатилось с этим наглым Войновичем, даже до отравления его папиросами в гостинице «Метрополь». Думается, тогда уже тренировалось по части веществ группы «новичок» (novitchok). О чём Войнович с гневом писал в одном из первых своих «открытых писем» в адрес кровавой гэбни и всего прогрессивного человечества.

Тут одно подозрительно — Войнович просидел в Союзе аж до 80 года, наверное, начальство чесало репу, раздумывая, как бы его с пользой употребить, но пользы не вышло и Войновича таки лишили паспорта гражданина «империи Зла».

Потом жизнь шла по накатанной колее, известной всякому советскому диссиденту, поймавшему Удачу за полу лапсердака. «Вражьи волны», публикации на Западе, приличные тиражи под опёкой понятно кого, пати, выпивка под разговоры, стейки на решётке, в общем всё как у «грустного», но счастливого бэби.

Колея дала трещину в 1991 году, потому как канувшая в Лету советская власть, а значит и её оппоненты заокеанского басурмана интересовать перестали, а денежки он считать не разучился, поэтому почти сразу же за распадом «империи», в 1992 году Войнович выхлопотал себе российский паспорт и вернулся в Отечество.
Однако, что оно нам — Отечество, пусть даже и с дымом своим и сладким и приятным!
Дым же не греет! Греет слава, греют гонорары, греет признание публики. С этим здесь было как-то не очень, то ли публика требовала от творца нечто равнозначное «Чонкину», то ли ещё что, то ли вообще читать перестала.
И Войнович снова обратился к жанру открытых писем. Так, он написал письмо с требованием освободить Надю Савченко. И ведь освободили!maxresdefault (1)
Потом он публично потребовал (не письмо, но всё-таки) судить Путина за многочисленные ужасные преступления. Или закрыть в Белых Столбах, ибо у того «крыша поехала». Не сработало. Мало кто услышал классика.
В общем… вчера он умер. Грустно, конечно, уходят знаковые фигуры, уходит эпоха.
Да и человека жаль. Мог бы ещё пожить, 86 лет у нас ещё не возраст (если верить местным творцам теоретического научного базиса пенсионной реформы).
Но вот порадовал бы нас новыми шедеврами? – это я сомневаюсь. Ведь не радовал же раньше. И поэтому приходится констатировать – единственная нетленка, оставленная потомкам почтенным почившим – «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». Ну и слава Создателю.

Говорят «о покойном либо никак — либо хорошее».
А я что?og_og_1524008459231027516