Пиши!!!

07-07-2013-470-470-bb237Уже сейчас никто не помнит кто такой Галансков. Что он написал. Кто его печатал. Чем он отметился и куда запропастился. А я напомню — учился он в историко-архивном на делопроизводителя, писал он стихи и пламенные воззвания за всё хорошее. Умер он в больничке мордовского лагеря №17 в возрасте Христа, гнилой, поздней осенью 72 года. От заражения крови. А летом этого же года горел в России торф. Много его тогда сгорело и многие погибли на торфе том. Хотя б понятно за что и зачем. Зачем погиб и жил поэт и пламенный трибун Юра Галансков? Если покопаться в Сети, то сразу найдёшь вот что — «Открытое письмо депутату XXIII съезда КПСС М.Шолохову». И хотите верьте мне на слово, хотите проверьте — это самое сильное, самое гневное, самое захватывающее, что написал Юрий за всю свою жизнь. Честное слово — это здорово! Найдите и прочтите. Там очень много о чести, мужестве, совести и таланте.  Огромном таланте, просто божественном. Таланте Синявского. Мужестве Даниеля. Их героизме и огромной, вселенской их роли в советской литературе. Напоминаю, Синявский, это который Абрам Терц и с Пушкиным типа гулял, правда, несколько позднее. А Даниель это тот, который процесс «Синявского-Даниеля», что же касается литературы, то мало кому известно ЧТО он написал, разве у некоторых сохранилась самиздатовскае повестушечка «Говорит Москва» или сборничек «Стихи из неволи».  Зачем жили эти люди? Для того, чтобы свершился таки тектонический процесс «Синявского-Даниеля»? «Потрясший основы»!?  И чтобы об этом писал Юра Галансков? Точнее, даже не об этом, а о другом. О том, как вышел на трибуну съезда мелкий, исписавшийся, почти спившийся, когда-то подававший некоторые надежды некто Шолохов и пискнул, что будь сейчас революция он бы этих синявских-даниелей вот этой самой рукой в расход. И о том, что«Комитет по нобелевским премиям поступит очень плохо, если не найдет в себе мужества выразить официальное и публичное сожаление по поводу присуждения Нобелевской премии по литературе за 1965 год писателю М. Шолохову, который ни перед русской, ни перед мировой культурой соответствующих тому заслуг не имеет, и который, более того, является в настоящее время выразителем антикультурных и антилитературных устремлений существующего в России антидемократического режима. shol-ibalka1958 (1)В противном случае престиж международных нобелевских премий по литературе во мнении современной русской интеллигенции будет подорван… русская интеллигенция, в столь большой мере подвергшаяся физической расправе и политическому угнетению во время сталинской диктатуры, интеллигенция, которая и в настоящее время ведет самоотверженную борьбу с военно-полицейским режимом, борьбу за минимальное обеспечение творческой свободы, эта интеллигенция никогда не простит западной культуре присуждения Нобелевской премии Шолохову, который, используя свой чрезмерно преувеличенный авторитет, встал на позиции, враждебные культуре и творческой свободе.»  У некоторых нежных читателей прошу прощения за столь пространную и столь зловонную цитату. Это я для того, чтобы стало понятно что стояло,  кто  стоял и стоит ДО СИХ ПОР, просто грудью и всеми прочими подходящими частями своих поганых тел против признания абсолютно  очевидного каждому книгочею факта: Шолохов — самый  гениальный наш романист,  родившийся, живший и творивший в ХХ веке!..

Да, были и другие, но на голову или полголовы или даже три-восемь голов пониже. Я бы мог напомнить знаменитую переписку Шолохова со Сталиным во время коллективизации, откуда ВООБЩЕ взялась эта формулировка «головокружение от успехов», о том, что все свои премии, — и сталинские и ленинские и нобелевскую, —  Шолохов не пропил в «Арагви» и не вырыл себе на них пруд с лебедями, а отдавал на помощь фронту и строительство школ; я бы многое мог тут рассказать, но я лучше напомню вам, что и как писал сам Михаил Александрович - 

«Степным всепожирающим па́лом взбушевало восстание. Вокруг непокорных станиц сомкнулось стальное кольцо фронтов. Тень обреченности тавром лежала на людях. Казаки играли в жизнь, как в орлянку, и немалому числу выпадала «решка». Молодые бурно любили, постарше возрастом — пили самогонку до одурения, играли в карты на деньги и патроны (причем патроны ценились дороже дорогого), ездили домой на побывку, чтобы хоть на минутку, прислонив к стене опостылевшую винтовку, взяться руками за топор или рубанок, чтобы сердцем отдохнуть, заплетая пахучим красноталом плетень или готовя борону либо арбу к весенней работе. И многие, откушав мирней живухи, пьяными возвращались в часть и, протрезвившись, со зла на «жизню-жестянку» шли в пешем строю в атаку, в лоб, на пулеметы, а не то, опаляемые бешенством, люто неслись, не чуя под собой коней, в ночной набег и, захватив пленных, жестоко, с первобытной дикостью глумились над ними, жалея патроны, приканчивая шашками.

 

А весна в тот год сияла невиданными красками. Прозрачные, как выстекленные, и погожие стояли в апреле дни. По недоступному голубому разливу небес плыли, плыли, уплывали на север, обгоняя облака, ватаги казарок, станицы медноголосых журавлей. На бледнозеленом покрове степи возле прудов рассыпанным жемчугом искрились присевшие на попас лебеди. Возле Дона в займищах стон стоял от птичьего гогота и крика. По затопленным лугам, на грядинах и рынках незалитой земли перекликались, готовясь к отлету, гуси, в талах неумолчно шипели охваченные любовным экстазом селезни. На вербах зеленели сережки, липкой духовитой почкой набухал тополь. Несказанным очарованием была полна степь, чуть зазеленевшая, налитая древним запахом оттаявшего чернозема и вечно юным — молодой травы.

 

Тем была люба война на восстании, что под боком у каждого бойца был родимый курень. Надоедало ходить в заставы и секреты, надоедало в разъездах мотаться по буграм и перевалам, — казак отпрашивался у сотенного, ехал домой, а взамен себя присылал на служивском коне своего ветхого деда или сына-подростка. Сотни всегда имели полное число бойцов и всегда текучий состав. Но кое-кто ухитрялся и так: солнце на закате — выезжал с места стоянки сотни, придавливал коня наметом и, отмахав верст тридцать, а то и сорок, на исходе вечерней зари был уже дома. Переспав ночь с женой или любушкой, после вторых кочетов седлал коня, и не успевали еще померкнуть Стожары — снова был в сотне.korol_kov_s_g_illyustraciya_k_tihomu_donu_1932_02

 

Многие весельчаки нарадоваться не могли на войну возле родных плетней. «И помирать не надо!» — пошучивали казаки…»

Перевели дух?.. Вот и я.. И подумалось мне как-то сразу — только пиши вот так же. Как писал когда-то. Пиши больше, мне мало, я не насытился, я никак не напьюсь этого пьяного напитка — прозы твоей. Ещё!..

24 мая Шолохову исполнилось 110 лет. Пройдёт ещё сто десять и Шолохов останется Шолоховым. Я знаю зачем он жил. Зачем жили и кем останутся через сто десять лет все эти окололитературные крысята и тараканы я не знаю. Думаю, что теми же, кем и были — никем!OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

16 Комментариев Опубликовано "Пиши!!!"

  1. Дуремар:

    окололитературные крысята и тараканы////

    Леонид, а они ведь никуда не делись! Они подгавкивают и подгаживают сейчас, в наше время. Это те люди, возможно, обиженные на судьбу, на свою жизнь, и чтобы это зло вымести на ком-то, они принимаются опять за «старое». Они как шакалы крутятся возле английских и американских посольств, в надежде очернить нашу историю, нашу страну. Не буду таким категоричным, может быть, есть среди них единицы, которые действительно искренне заблуждаются. Но сколько их таких? Почему, действительно, из этих нескольких — вырастают полчища крысят и тараканов. С уважением. Дуремар.

  2. Максим:

    Спасибо за замечательный комментарий. У нас в учебниках был нечитабельный «Котлован», а мы все равно читали и «Целину » и «Тихий Дон» Шолохова , потому что это интересно. Вы там ещё какие-то фамилии упомянули — Галасков, какой-то Даньель. Я так понял, что эти люди прославились в свое время тем, что выступили против Шолохова. Но это смешно. Чтобы выступить против гения, нужно самому быть гением. Борьба титанов . Я прав?

  3. Надежда Ивановна:

    Леонид!
    Я из нежных читателей… Чуть даже обомлела. Галанскова помню. По » Голосам…».Спасибо огромное Вам!
    Я просто обожаю своего ( почти) земляка. И тоже считаю его величайшим писателем 20 века.
    Жаль, слышала, школьникам он ни к чему в программе…

    До завтра.

  4. Дуремар:

    Почему только у наших либералов фамилия Шолохова такая непопулярная? Что плохого он сделал советскому государству, и что плохого в этом человеке было вообще? Один из самых лучших литературных писателей России 20 века.

  5. Владимир (Подмосковье):

    Дуремар, наши «либералы» потому-то и не любят его, что он советскому государству — «тоталитарной полицейской тюрьме» не делал плохого. А вот если б делал! Если б публиковал свои вещи в пику СП и «кей джи би» в Бундесрепублик или в Великобритании… А лучше в Америке. Но даже это бы не помогло. Давно уже ищут претендента на трон «Самого Великого Русскоязычного Писателя ХХ века». Тут сначала вообще затык у них вышел — как можно говорить о каком-то там писательстве и литературе в помоечном совке? Откуда? Но потом смягчились и в разные периоды соглашались на разные кандидатуры в литцари — от Пастернака до Гроссмана. С первым получился блинкомом — как только народу кинули «Живагу» в объёмах «жритескокавлезет» — тут-то народ и увидел, что за живаго такое. Ведро с букоффами! А сколько разговоров было!.. Ну вот просто ВСЕ поняли — не великий автор романист. А с Гроссманом вообще беда, там то ведро ещё и ржавое. Плюс подлое «наше дело было не правое». Сам себя высек.. Вопрос так и висит. Кого бы в цари горы назначить. И в том писательско-литературовэдческом споре главное — нам нужен наш! А наш для каждой из стенок разный. Оппоненты шепчутся, шамкая — Астафьева кричи, братва! Или Распутина! Или Белова! Или Трифонова! Про Шолохова тоже не очень-то, он ведь и «Поднятую целину» написал, вроде бы поддержал раскрестьянивание, а им, деревенщикам, то просто нож в паху! А в ответ — Астафьев ваш не писатель, а мужик вонючий, тонкостев прозы не просекал, Распутин — новеллист, какой у него роман есть, чтоб всё по-форме было? Трифонов — городская проза невеликой размерности. Белов тот вообще охотнорядец и погромщик. И вытаскивают какого-нибудь Бабеля. В общем такая потасовочка в рядах пЕсателЕй! С момента опубликования того самого знаменитого письма бедного Юры Галанскова. Правда, чаю, скоро они все повымирают к чёртовой матери. Обе стенки. Тогда мы с Вами Михаила Александровича дружно в цари и выберем. :-) Потому, что царь и есть: перечитайте фрагменты в материале «Пиши!..»

    • Артем:

      Владимиру (Подмосковье):
      Давно уже ищут претендента на трон «Самого Великого Русскоязычного Писателя ХХ века».

      Да ведь давно уже нашли! Солженицина!

  6. Владимир (Подмосковье):

    Артёму.
    Кому-то может показаться, что «типа да»! А вот и нет. Первое — Вы в курсе недавнего конфликта главного редактора ЛГ и кланом Солжей (и примкнувшей к ним немногочисленной солженутой туснёй) во главе с вдовой на предмет «Исаич наше всё или наше так себе»? Это была та ещё битва титанов, Поляков открыл целую арену на страницах своей газеты, целый Колизей, Ваш покорный там бывал и самолично мечом таки помахивал. На кону стояли большие деньги: если в школьной программе Солж останется как ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ чтение, то… сами понимаете сколько это денег. А если не останется, то.. Деньги уйдут другим.. Это как драка за право писать «общий учебник». Золотое дно! Вдруг, совершенно неожиданно Поляков одним махом все следы дискуссии смахнул, а Колизей срыл до основанья, сейчас там пустое место. Народ недоумевал — что бы это всё значило? Вопрос был замят, все подумали, что давят с самого верха. Процесс пока вяло сочится, но, думается, будет иметь продолжение. Стенка из партии гроссмано-пастернаковского толка ни за что не одобрит Солжа, а чтобы убедиться в этом прочтите безвременно утопшего Марка Дейча — http://rusk.ru/st.php?idar=1000535, это не просто реакция на «двести-вместе», это концепция. И не только Дейча. Что касается «литературной общественности» в целом, то ни один из пишущих не указывает на Солжа, как на великого литератора. Великого интригана? — пожалуй. Великого литполитика? — тоже соглашаются. Но писатель… особенно потешаются над его «Красным колесом». Гоголевское «А доедет ли то колесо до Питера»? ответ «Красное-то? Да куда ему, в ём же оси нету». А давайте к читателям обратимся — кто за Солжа, царя литературного? Пару пропищат, не больше. Политики, кажется, тоже нос воротят. От «нашей совести» ощутимо пованивает, читайте его же «Бодался телёнок с…».
    Кажется, времена, когда народ радостно ревел «Исаича» прошли ещё в конце восьмидесятых.

    • Артем:

      Владимиру (Подмосковье):

      1. Я, наверное, Вас неправильно понял. Когда Вы написали «ищут претендента…» кого Вы имели в виду под ищущими? Я подумал, что как раз наших либералов и их зарубежных хозяев. Тогда и ляпнул про Солженицына, для этой публики он фаворит, небожитель и т.п. У них, ведь, критерий оценки не с литературой связан, это очевидно.

      2. То, что Юрий Поляков открыл дискуссию о правомерности включения Солженицына в школьную программу, следует рассматривать как проявление большого гражданского мужества. То, что его «заклюют», или заболтают или… да у них же тысяча способов есть рот заткнуть — было очевидно. Но, Поляков бы не был Поляковым, если бы не выступил. Не мог не выступить.

      3. Ну, а о литературных, как и любых других достоинствах Солженицына… можно и не писать вовсе. Хоть сколько-нибудь наблюдательному и непредвзятому человеку давно все ясно. Исчерпывающую характеристику этой персоне выдал, если не путаю, профессор Лопатников: «Дезертир, стукач и просто мерзавец».

  7. Владимир (Подмосковье):

    Нет, я не имел в виду «либералов вообще», я говорил про так называемое «литературное сообщество» — фактически рудимент того, совписовского. Оно сейчас другое, но… и по сей день отзываются фантомные темы прошлого.. потому и писал, что только когда повымирают завсегдатаи кабака ЦДЛ, адепты «партийной» и «антипартийной» литературы, тогда и определимся кто из них чего стоил. Собственно, об этом и статья Леонида.
    А для «либерастов» Солж давно не светоч, спросите того же Гозмана. Да и был ли? А лучше проведите опрос в рядах профессуры ВШЭ, например,господина Будницкого поспрошайте, рекомендую его весомые, грубые и зримые заметки в последнем номере журнала «Знание-Сила». Сразу станет всё понятно!

  8. Дуремар:

    Либералы — они опасные люди сами по себе. Я более чем уверен, что во время ВОВ эти же самые либералы прислуживали полицаями.

  9. тбеттаг:

    Не каждому дано увидеть величие Шолохова.
    Спасибо за слова о нем.

    Если Вы сочтете возможным для себя , не могли бы высказаться о Д. Гранине ?
    На мой взгляд , сегодня он самый великий писатель планеты.
    К сожалению , наша поганая власть не желает видеть этого. Нобелевка уйдет еще куда нибудь.

    • Шолохов — величина неоспоримая, только единицы не могут увидеть его величия. На мой взгляд, Гранин хороший писатель, но не самый великий в мире

  10. Аслан:

    Леонид, здравствуйте!
    Пользуясь случаем, хочу высказать Вам огромную благодарность за беседу с Ю. Жуко вым(26.07) и примите мой укор, что ТАКАЯ(!) передача не состоялась много раньше.
    Её содержание перекорёжило бы души многим солженидзям и МЕМОРЕАЛоидам.
    Спасибо Вам и низкий поклон Ю.Н.Ж. Долгих лет жизни ему!

    Гранин, действительно, хороший писатель, но не более. Не могу назвать его ХУДОЖ
    НИКОМ СЛОВА. Всего лишь хороший повествователь. И плодовитый.
    К сожалению, резво влился в ряды демократов, что не удивительно — порядочный че
    ловек не будет приукрашивать биографию, особенно «боевую» и присваивать кавалерство неполученных орденов.
    К тому же, человек, подписавший «Письмо 42х» — для меня синоним, мягко говоря, «редиски». Даже Астафьев отрёкся от подписи.
    Будучи при писательской власти приложил руку к посадке Бродского.
    А чего стОят его рассуждения о предпочтительности сдачи Ленинграда?
    В общем, кроме Шолохова, есть не один писатель лучше Гранина.

    • Сергей:

      Товарищи, первым после великого Шолохова я поставил бы только Паустовского.

    • Сергей, люди постарше помнят, что московская творческая интеллигенция (творяне) брюзжала в конце шестидесятых на своих кухоньках и переделкинских дачках — «надо же.. дали вонючему сталинисту нобелевку, наверняка шведов чем-то припугнули наши власти или подкупили, все же знают, что Паустовскому хотели дать, а не этому…»

    • Аслан, Юрий Николаевич бывал на моих эфирах и раньше, правда, на другой радиостанции. А души мемориалоидам и солженидзям ничем не перекорёжить, им плевать на любые аргументы и факты, они так запрограммированы.Это сектанты. А вот непредвзятый и любознательный слушатель — это наш. Всё для него.

Оставьте ваш комментарий