Верёвка и кольт фильм Робера Оссейна 1969

688262462c7a1ad7e265e0898196ad08

 

Время было такое: европейские парни романских кровей дружно навалились на североамериканский героический эпос недавнего завоевания белым человеком Дикого Запада, в небезуспешной попытке влить в старые, прохудившиеся во многих местах мехи эпического приключенческого кино Юной Америки, новое, молодое вино Старой Европы. Дескать, это у вас «смотрите, нога». А у нас — у кого надо нога!

Первым взял приз Серджо Леоне, ему удалось на фактически пустом месте вырастить какую-то новую эстетику, новый повествовательный ритм, запустивший вроде бы остановившееся сердце романтики Фронтира.

Хотя, если честно, жителям Старого Света фронтир был до лампочки, как сейчас бы сказали — «ни о чём». Им не до лампочки были страсти. Месть. Романтика романса! То есть, тьфу ты… кантри… Даже не кантри, а этакого посвистывания и брутального поухивания саундов Морриконе, словно сочинённых автором прямо в седле, в темпе вечной скачки по бескрайней прерии.

Главный покупатель, всё-же, наверняка, мечтался дерзким самозванцам-вестернмейкерам на месте описываемых событий, там, в Новом Свете. Потому как где деньги, если не в Новом Свете? Где сборы? Мне скажут — да там же, где эти «местные» — в Италии, где ж ещё-то? Кроме их родной слободки!

Кого интересовали в Америке все эти макаронники со своими шаржами на Наше Всё?

Вы ещё «Белых волков» гэдээровких туда запустите с гордым Соколом-Гойко Митичем с его сталинитовым «хао, я всё сказал» и толстяком Бешаном-Рольфом Хоппе с его зловещим «этот краснокожий мой»…

Вот бы смели кассы…

Но, шутки в сторону. Не берусь исследовать древние архивные данные шестидесятых и сопоставлять сборы, — кому нужны сегодня все эти истлевшие шмальдо, — скажу лишь одно только — порядочно наваяли романские парни: до сих пор на «спагетти-вестернах» с периодичностью метронома, периодически всласть прикармливается очередное поколение кинокритиков.

Другое дело — фильмы Леоне неизвестны лишь ленивому, а вот кто из просвещённой публики может сказать слово о волне «постспагетти» самого начала семидесятых и «спагетти» не леоновской, но «при»? Робер Оссейн снимал именно «при», в тех же, кажется, испанских иссушенных холмах и, не исключено, его герой топтал узким сапогом и ковырял шпорой с колёсиком ту же серую пыль, что и товарищ Клин Иствуд лет на пять ранее.

Говорят, сам мэтр, сам Леоне приехал к Оссейну на съёмки «Верёвки и кольта» и что-то там подправил гениальной рукой. Получилось занятно, местами даже занятнее, чем у самого… Порок осуждён, месть свершена, все убиты и мертвы как дронты, силентиум сковало уста, впрочем… они и до того были не шибко-то разговорчивы. Рекомендую любителям!

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

2 Комментариев Опубликовано "Верёвка и кольт фильм Робера Оссейна 1969"

  1. Варяжский Гость из Коннектикута:

    Для тех, кто не смотрел, но собирается — зацените музыку. Написал папа Оссейна, иранского происхождения, русский эмигрант (каково!). Ничуть не хужее, чем у синьёра Морриконе, я даже сперва было подумал — его и есть, ан нет! Нашенское, иранское!

  2. Luka:

    От фильма не в восторге, смотрел в два захода,засыпал. Сюжет заезжен до невозможности: плохие ковбойцы укокошили муженька, не по интересовавшийся комиссарским (вдовьим) телом. Вдовушка нанимает хорошего плохиша отомстить. Кибальчиш пьян, прокурен и ленив, но обладает выдающимися навыками стрельбы. Протагонист не впечатляет, т.к.»на лбу 10 классов написано», и прогуляны уроки физкультуры. Антагонисты,как всегда тупы. Хорошо, что всех укокошили- тоску навеяли.
    Паузы пародировали 10-минутное немое начало «Однажды на диком западе». Выглядело жалко.
    Из постмакаронных вестернов мне очень нравится » Красное солнце», где играют великолепные актёры, которые не пытаются изобразить глубину там где её нет. Очень бодро, боевито и с юмором.

Оставьте ваш комментарий