«Я взял Берлин и освободил Европу» рассказы очевидцев. Артём Драбкин издал.

1011916937Один день , два дня, неделя, месяц, час. Кто из них знал когда ВСЁ ЭТО закончится? И для кого КАК? Ясно, что шло к концу. А вот кто доживёт?..

И что — втянуть голову в плечи? Кто и втянул. Но большинство…

«…экипаж Федорова тоже рванул в атаку, а вот пошли ли остальные танки, я не успел увидеть… В трехстах метрах мы нарвались на «старый» немецкий 75-мм «артштурм». Я интуитивно почувствовал опасность впереди справа и успел скомандовать: «Пушку вправо! По самоходке! Бронебойным! Огонь!» Еще заметил откат моей пушки, и тут страшный удар сокрушил мое лицо. Только подумал: неужели взорвался собственный снаряд. Могло ли мне тогда прийти в голову, что случилось невероятное и два танка выстрелили друг в друга одновременно. Моя кровь, пахнувшая водкой, заливала лицо. На снарядных «чемоданах» лежал окровавленный башнер. Лобовой стрелок застыл на своем сиденьи, вместо его головы я увидел кровавое месиво. И в это мгновение Захарья простонал: «Лейтенант, ноги оторвало…» Задняя створка люка была открыта. С огромным трудом откинул переднюю половину. И когда я уже почти протиснул Захарью из люка на башню, хлестнула очередь из автомата. Мой стреляющий упал в танк, а я на корму, на убитого десантника. Автоматы били метрах в сорока впереди танка. Не думая о боли, соскочил на землю и упал в окровавленный снег, рядом с трупами двух мотострелков и опрокинутым станковым пулеметом. Я пытался отползти, но руки не слушались меня. Из трех пулевых отверстий на правом рукаве гимнастерки и четырех – на левом сочилась кровь. Вокруг танка стали рваться мины. И тут я почувствовал удар по ногам и нестерпимую боль в правом колене. Ну, все, подумал, точно ноги оторвало. С трудом повернул голову и увидел, что ноги волочатся за мной. Не отсекло. Только перебило. Беспомощный и беззащитный, я лежал между трупами десантников у левой гусеницы танка. Из немецкой траншеи, в сорока метрах от меня, отчетливо доносилась немецкая речь… Я представил, что ожидает меня, когда я попаду в немецкие руки. Типичная внешность, на груди ордена и гвардейский значок, в кармане партбилет. Решил застрелиться. Надо было как-то повернуться набок, чтобы просунуть правую руку под живот и вытащить пистолет из расстегнутой кобуры… Потом окоченевшими от холода, одеревеневшими пальцами снять пистолет с предохранителя. Каждое движение отдавалось невыносимой болью в голове и лице, хрустом отломков костей в перебитых руках и ногах… И тут я вспомнил госпиталь. Постель. Подушка и простыни. Девять предыдущих суток я провел почти без сна. А в госпитале можно выспаться в постели… Потом я посчитал, что потерял сознание… Но ребята рассказали мне, что я даже подавал перебитой рукой команду танку Федорова, экипаж которого спас меня. Как я попал в санбат, помню смутно. А дальше начались госпитальные мытарства…»

Маленький фрагмент, мог бы процитировать и меньше, но рука не поднимается. Оторваться невозможно. Один из самых пронзительных сборников фронтовых рассказов из первых уст.

Читать всем.  253

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир

7 Комментариев Опубликовано "«Я взял Берлин и освободил Европу» рассказы очевидцев. Артём Драбкин издал."

  1. NAG:

    Леонид Вениаминович, это издание собрано из фрагментов ранее
    изданных книг А. Драбкина. Это только куски. Каждая книга по отдельности интереснее. Картинка полнее. Серия называется «Война и мы»

  2. Спасибо за информацию. Я в книжном магазине часто беру то, что вижу на полке, так и в этот раз. Тем не менее, книга хорошая.

  3. ГУНАР:

    На фронте не сойдешь с ума едва ли,
    Не научившись сразу забывать.

    Мы из подбитых танков выгребали
    Все, что в могилу можно закопать.
    Комбриг уперся подбородком в китель.
    Я прятал слезы. Хватит. Перестань.

    А вечером учил меня водитель,
    Как правильно танцуют падеспань.
    Лето 1944 г. Ион Деген

  4. августинович валерий:

    На мой взгляд, более полное собрание воспоминаний о войне содержится на сайте
    www. I remember

  5. Аслан:

    Обидно, что наряду с массой ПРАВДИВЫХ героических, трогательных, смешных,
    трагических и др. историй, в прессе(не у Драбкина. Надо отдать должное он, види
    мо, всё же грамотно фильтрует воспоминания и «воспоминания») нередко появля
    ются воспоминания уже внуков о своих дедах, которые(воспоминания) своим без
    грамотным враньём дискредитируют реальный героизм прошедших ад войны.
    Свежий пример. http://chert-poberi.ru/interestnoe/pochemu-dedu-ne-dali-zvezdu-geroya.html
    Сразу возникают «вопросы».
    1. На Балтике не было в это время немецких линкоров. И «Шарнхост», и «Глазенау»
    были в ремонте, после того как получили хороших «люлей» от англичан(достойные
    мореманы, надо сказать).
    2. Орден «Слава» был учреждён спустя год после «подвига».
    3. Мины на поверхности не плавали — это не г…. Они «качаются» на заданной глубине
    и на расстоянии 50-100м друг от друга(в зависимости от …)
    4.В штрафную РОТУ «герой» попасть не мог, т.к. он офицер. Только в штрафБАТ.
    Допускаю, что «сказочник» не знает разницы между штрафРОТОЙ и штрафБАТом,
    но в любом случае после отбытия наказания(не более 3х месяцев) звание ВОЗВРА
    ЩАЛОСЬ. Хоть мл. лейт-т, хоть полковник.
    5.»Ничего не расскаэал на следствии…»
    Ага, щас! Перед угрозой штрафбата(!) промолчать про ворюгу? Какое благородство!…
    Пусть дальше обирает блокадников и фронтовиков? :(
    Вот такие «братья гримм», а их я уже много читал, дискредитируют десятки, сотни
    тысяч действительных подвигов. И даже напрашивается подозрение, что у деда всё
    же что-то было не совсем так, а может и совсем не так. И кто врал? Изначально дед
    или внучёк намюнхаузил?
    К истории надо относиться трепетно и честно. Или совсем не трогать, т.к. любые художественные испражнения, типа солженицынского «опыта художественного ис
    следования» или «штрафбатосволочей, только гадят и автоматом вызывают недо
    верие к вопиющей ПРАВДЕ.

    • Herod:

      Аслан, Вы же совсем недавно написали: «Тщательней быть нужно, тщательней!». Названия немецких линкоров (они же и фамилии прусских генералов XIX века) «Шарнхорст» и «Гнейзенау» можно было написать без ошибок. По-моему, примерно так и появилась на памятнике Калашникову схема Шмайссера.

    • DrWatson:

      Прячьтесь, Аслан! Училка идёт)

Оставьте ваш комментарий